УПК РФ. Продление срока содержания под стражей

Порядок и сроки принесения ходатайства о продлении срока содержания под стражей обвиняемого

Ходатайство следователя либо дознавателя, поданные в суд соответственно с согласия руководителя следственного органа либо прокурора (ч. 3 ст. 109, ч. 3 ст. 108 УПК) — повод к началу производства о продлении срока содержания обвиняемого под стражей. Письменное согласие руководителя следственного органа либо прокурора района, а в необходимых случаях и вышестоящих руководителей следственных органов либо прокуроров строго обязательно.

В постановлении о возбуждении ходатайства излагаются мотивы и основания, в силу которых сохраняется необходимость дальнейшего содержания обвиняемого под стражей, а также указывается, по каким причинам невозможно ограничиться иной мерой пресечения (ч. 3 ст. 108 УПК).

При необходимости продления срока содержания под стражей следователь с согласия руководителя следственного органа, дознаватель с согласия прокурора возбуждают перед судом соответствующее ходатайство. В постановлении о возбуждении ходатайства излагаются мотивы и основания, в силу которых сохраняется необходимость в содержании обвиняемого под стражей и невозможность избрания в отношении него иной меры пресечения (ч. 3 ст. 108 УПК).

В постановлении о возбуждении ходатайства о продлении срока содержания обвиняемого под стражей должно быть четко указано, какой объем следственных действий следует провести по делу и сколько процессуального времени для этого потребуется.

Ходатайство о продлении срока содержания обвиняемого под стражей в силу абз. 1 ч. 8 ст. 109 УПК может быть рассмотрено как по месту проведения предварительного расследования, так и по месту содержания обвиняемого под стражей. Появление новеллы, допускающей рассмотрения ходатайства о продлении срока содержания обвиняемого под стражей по месту его содержания, по существу означает введение альтернативной подсудности судебно-контрольного производства по выбору органа, выступающего с таким ходатайством. Мотивы содержания обвиняемого под стражей не по месту проведения предварительного расследования могут быть разными и предметом судебного контроля при выполнении требований ст. 109 УПК РФ они не являются. Рассмотрение ходатайства о продлении срока содержания под стражей по месту нахождения обвинения не влечет каких-либо изъятий из общего правила.

По сложившейся традиции место проведения предварительного расследования предопределяет не только место рассмотрения ходатайства о заключении обвиняемого под стражу, но и место рассмотрения ходатайства о продлении срока содержания его под стражей.

Порядок подачи ходатайства о продлении срока содержания обвиняемого под стражей идентичен порядку подачи ходатайства о заключении под стражу (ч. 3 ст. 108 УПК). В соответствии с ч. 8 ст. 109 УПК ходатайство о продлении срока содержания обвиняемого под стражей должно быть представлено в суд не позднее чем за семь суток до его истечения. Срок содержания под стражей обвиняемого в период предварительного расследования исчисляется с момента фактического заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу и до направления прокурором уголовного дела в суд

  • (ч. 9 ст. 109 УПК). Согласно ч. 10 данной статьи в него засчитывается время:
    • 1) на которое лицо было задержано в качестве подозреваемого;
    • 2) домашнего ареста;
    • 3) принудительного нахождения в медицинском или психиатрическом стационаре по решению суда;
    • 4) в течение которого лицо содержалось под стражей на территории иностранного государства по запросу об оказании правовой помощи или о выдаче его Российской Федерации в соответствии со ст. 460 УПК;
    • 5) в течение которого обвиняемый был лишен свободы, в том числе незаконно (к ним могут относиться периоды содержания граждан в органах милиции без документального оформления, незаконного административного ареста).

    В случае повторного заключения под стражу подозреваемого или обвиняемого по тому же уголовному делу, а также по соединенному с ним или выделенному из него срок содержания под стражей исчисляется с учетом предыдущего периода нахождения подозреваемого (обвиняемого) под стражей (ч. 12 ст. 109 УПК).

    Уголовно-процессуальный закон предписывает органам предварительного расследования организовать ход следствия таким образом, чтобы материалы дела были предъявлены обвиняемому и его защитнику не позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей, установленного ч. 2 и 3 ст. 109 УПК, т.е. по истечение 11, 17 и 23 месяцев (здесь и далее, где речь идет о 23 месяцах, имеется в виду продление срока содержания под стражей в отношении лиц, доставленных из других государств в порядке экстрадиции) с момента заключения обвиняемого под стражу.

    Если обвиняемому и его защитнику для ознакомления с материалами уголовного дела 30 суток оказалось недостаточно, то следователь с согласия руководителя следственного органа по субъекту РФ (приравненного к нему руководителя иного следственного органа) не позднее, чем за семь суток до истечения соответственно 12-, 18- и 24-месячного сроков содержания обвиняемого под стражей вправе возбудить перед судами, перечисленными в ч. 3 ст. 31 УПК, ходатайство о продлении предельных сроков содержания обвиняемых под стражей. В законе прямо указано, что ходатайство в данном случае должно быть подано не позднее чем за семь суток до истечения предельного срока содержания под стражей (12, 18 и 24 месяца).

    Если по уголовному делу в качестве обвиняемых привлечено несколько человек, содержащихся под стражей, и хотя бы одному из них для ознакомления с материалами уголовного дела 30 суток оказалось недостаточно, то следователь вправе возбудить ходатайство о продлении срока содержания под стражей сверх предельного

    (т.е. свыше 12, 18 и 24 месяцев) также в отношении обвиняемых, уже ознакомившихся с материалами дела, если необходимость в заключении их под стражу не отпала.

    Данное правило следует применять и в случаях, когда обвиняемый, не успевший ознакомиться с материалами дела, содержался под стражей гораздо меньше времени, чем это предусмотрено ч. 2 и 3 ст. 109 УК (т.е. 12, 18 и 24 месяца).

    К лицам, предельные сроки содержания под стражей которых истекли, положения ч. 7 ст. 109 УПК применяются только при соблюдении следователем правила о предъявлении материалов дела для ознакомления за 30 суток до истечения предельного (12-, 18- и 24-месячного) срока. Несоблюдение срока, указанного в ч. 7 ст. 109 УПК, с неизбежностью влечет отказ в удовлетворении ходатайства о продлении срока содержания обвиняемого под стражей.

    Первый заместитель Генерального прокурора РФ — Председатель Следственного комитета при прокуратуре РФ (СКП РФ) от подчиненных ему руководителей следственных органов требует следующего (Приказ от 7 сентября 2007 г. № 5).

    • 1. Тщательно изучать материалы уголовного дела и проверять обоснованность ходатайств следователя перед судом об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога, а также о продлении срока содержания под стражей.
    • 2. Требовать от следователей составления мотивированных постановлений. Обращать особое внимание на тяжесть совершенных преступлений, личность, возраст, состояние здоровья, семейное положение и род занятий обвиняемого (подозреваемого) и другие обстоятельства. Учитывать, что перечень обстоятельств, предусмотренный ст. 108 УПК, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.
    • 3. Для выработки единой правовой позиции и реализации прокурором полномочий, предусмотренных п. 8 ч. 2 ст. 37 УПК, копии ходатайств следователей перед судом с необходимыми материалами направлять прокурору заблаговременно.
    • 4. Давать согласие на возбуждение перед судом ходатайства о продлении срока содержания под стражей свыше 6 месяцев только по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях и только при условии особой сложности уголовного дела.
    • 5. Для получения согласия Председателя СКП РФ на внесение ходатайства о продлении срока содержания под стражей свыше 12 месяцев готовить и не позднее чем за 30 суток до истечения годичного срока представлять в центральный аппарат СКП РФ соответствующие материалы с заключением об обоснованности и законности продления этого срока. Также не позднее чем за 30 суток представлять постановление для продления Председателем СКП РФ или его заместителем срока следствия свыше 12 месяцев. Иметь в виду, что срок содержания обвиняемого под стражей свыше 12 месяцев продлевается в исключительных случаях, поэтому вопросы о дальнейшем содержании его под стражей и продлении срока следствия предварительно рассматривать на коллегии СУ С К по субъекту РФ либо приравненного к нему специализированного, в том числе военного, следственного управления.
    • 6. При направлении Председателю С КП РФ представления о даче согласия на возбуждение соответствующего ходатайства в сопроводительных документах указывать, изучалось ли уголовное дело, выполнены ли следственные действия, для производства которых ранее испрашивалось продление процессуальных сроков. Если нет, то по какой причине и какие нарушения, недостатки в организации расследования выявлены, какие меры для их устранения приняты.

    При решении вопроса о продлении срока содержания обвиняемого под стражей наряду с положениями УПК РФ обязаны следует также руководствоваться указанием первого заместителя Генерального прокурора РФ — Председателя Следственного комитета при прокуратуре РФ «Об организации процессуального контроля при продлении сроков предварительного следствия и содержания обвиняемых под стражей» от 22 июля 2009 г. № 8/206.

    Указания, содержащиеся в данном документе, отличаются исключительной точностью и определенностью. В частности, внимание следователей и руководителей следственных органов обращается на то, что продление срока содержания обвиняемого под стражей, особенного на сроки свыше шести и 12 месяцев возможно только в случаях, прямо предусмотренных уголовно-процессуальным законом (п. 3) и, главное, при наличии доказательств, подтверждающих обоснованность избрания меры пресечения (п. 4).

    О серьезности подхода к анализируемой проблеме в Следственном комитете при прокуратуре РФ свидетельствуют следующие указания.

    • 1. Ходатайство следователя о продлении процессуальных сроков свыше 12 мес. рассматривается на коллегии следственного комитета субъекта Российской Федерации (приравненного к нему следственного управления) с предварительным изучением материалов уголовного дела (п. 10).
    • 2. Протокол заседания коллегии направляется одновременно с сопроводительным письмом (п. 10). В сопроводительном письме, в частности, следует сообщить:
      • • обсуждалась ли организация следствия по уголовному делу, имеются ли основания для продления процессуальных сроков.
      • • выполнены ли следственные действия, для проведения которых ранее уже испрашивалось продление сроков (п. 11).

      К постановлению приобщаются:

      • 1) справка о движении уголовного дела, в которой приводятся даты производства основных следственных действий, назначения и проведения экспертиз, ознакомления с материалами уголовного дела, его направления прокурору в суд, при возвращении на дополнительное расследование — даты поступления надзирающему прокурору, следователю, принятия дела к производству, движения дела в связи с обжалованием, сроки, установленные для обжалования решения о возвращении уголовного дела на дополнительное расследование;
      • 2) справка с изложением доказательств виновности обвиняемых, в отношении которых избрана мера пресечения в виде заключения под стражу п. 12).
      • 5. Процессуальные сроки в период предварительного следствия предписывается исчислять в соответствии со ст. 128 УПК РФ в месяцах и сутках, руководствуясь при этом правилами ч. 2 ст. 128 УПК РФ:
        • • срок, исчисляемый сутками, истекает в 24 часа последних суток;
        • • срок, исчисляемый месяцами, истекает в соответствующее число последнего месяца, а если этот месяц не имеет соответствующего числа, то срок оканчивается в последние сутки этого месяца (например, если лицо задержано 31 марта, то месячный срок его содержания под стражей истечет 30 апреля, если лицо задержано 31 января, то месячный срок истечет 28 (29) февраля). При последующем продлении срока содержания обвиняемого под стражей необходимо учитывать то число, которым началось его течение (п. 13).

        При продлении процессуальных сроков исчислять не только продолжительность, но и конкретные даты их истечения (например, до 12 месяцев, т.е. до 15 февраля 2009 г.). Не допускать случаев исчисления сроков в виде 30 суток, например, до 11 месяцев 30 суток (п. 14).

        При ошибочном исчислении срока содержания под стражей исходить из фактически истекших процессуальных сроков (п. 15).

        Срок содержания под стражей в период предварительного следствия в соответствии с ч. 9 ст. 109 УПК РФ исчислять с момента задержания подозреваемого либо заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу до направления прокурором уголовного дела в суд (п. 16).

        Срок содержания под стражей следует выравнивать по сроку предварительного следствия, который должен быть выбран до полного месяца (п. 16).

        Продление сроков содержания под стражей, т.е. свыше 6, 12 и 18 месяцев возможно только для ознакомления с материалами уголовного делав, осуществляемого в порядке ч. 7 ст. 109 УПК РФ, по ходатайству следователя, поддержанному руководителем следственного органа по субъекту Российской Федерации, при соблюдении условий, предусмотренных ч. 2, 3 и 5 ст. 109 УПК РФ (п. 17).

        • 6. Руководителям следственных органов обеспечить выполнение следователями требований Постановления Конституционного Суда РФ «По делу о конституционности ряда положений УПК РФ, регламентирующих порядок и сроки применения в качестве меры пресечения заключения под стражу на стадии уголовного судопроизводства, следующей за окончанием предварительного расследования и направлением уголовного дела в суд, в связи с жалобами ряда граждан» от 22 марта 2005 г. № 4-П. Согласно данному документу срок предварительного следствия и срок содержания обвиняемого под стражей при направлении уголовного дела прокурору для утверждения обвинительного заключения не должен быть менее 24 суток, а по делам областной (краевой, республиканской подсудности) — не менее 34 суток для последующего направления вышестоящему прокурору в порядке п. 3 ч. 1 ст. 221 УПК РФ (п. 18).
        • 7. В случае возвращения уголовного дела в порядке ст. 237 УПК РФ следователю, руководителю следственного органа в первую очередь следует выяснить срок содержания под стражей, установленный судом. При рассмотрении вопроса о дальнейшем продлении процессуальных сроков исчислять срок содержания обвиняемого под стражей с момента поступления уголовного дела прокурору, а следствия — с момента принятия дела к производству следователем. При этом следует учитывать, что не истекший срок, установленный судом при возвращении уголовного дела прокурору, распространяется и на последующие стадии уголовного судопроизводства, т.е. и на стадию предварительного расследования в форме дополнительного следствия (п. 19).

        При необходимости следователь возбуждает перед судом ходатайство о продлении срока содержания обвиняемого под стражей (п. 20).

        8. Согласно ч. 5 ст. 221 УПК РФ обжалование решения прокурора о возвращении уголовного дела для дополнительного расследования приостанавливает его исполнение. Поскольку такое обжалование не приостанавливает течение срока содержания обвиняемого под стражей, то он подлежит продлению на общих основаниях.

        Согласно указанию Первого заместителя Генерального прокурора — Председателя СКП РФ в случае обжалования решения прокурора о возвращении уголовного дела для дополнительного расследования, следователь, ходатайствующий перед судом о продлении срока содержания обвиняемого под стражей, уголовное дело к своему производству не принимает (п. 21.1).

        • 9. В случае отказа судом в принятии к рассмотрению ходатайства о продлении срока содержания обвиняемого под стражей в виду непринятия следователем дела к производству, действия суда подлежат обжалованию, как не соответствующие УПК РФ (п. 21.2).
        • 10. Если по утраченному уголовному делу истек предельный срок содержания обвиняемого под стражей, последний подлежит немедленному освобождению (п. 28).
        • 2 сентября 2009 г. руководителем Следственного управления по г. Москве издано указание «Об организации процессуального контроля при продлении сроков предварительного следствия и содержания обвиняемых под стражей» № 56/206. Автор данного Указания, в частности, обращает внимание подчиненных ему сотрудников следственного комитета на необходимость своевременного выявления причин затягивания сроков предварительного расследования (п. 2.2.) и устанавливает сроки, до истечения которых ходатайства и продлении процессуальных сроков должны поступать руководителям соответствующих следственных органов (п. 2.3).
        • 1. Ходатайства о продлении сроков содержания обвиняемого под стражей, составленные в соответствии с требованиями ст. 109 УПК РФ, следует представлять:
          • • за 10 суток до истечения срока содержания под стражей при его продлении от двух до шести месяцев руководителям следственных отделов;
          • • за 15 суток до истечения срока содержания под стражей при его продлении от шести до 12 месяцев, а также в случаях, предусмотренных ч. 7 ст. 109 УПК РФ в отделы процессуального контроля Следственного управления СКП РФ по г. Москве;
          • • за сорок суток до истечения срока содержания под стражей при продлении с согласия Председателя Следственного комитета при прокуратуре РФ в отделы процессуального контроля Следственного управления СКП РФ по г. Москве (п. 2.4).

          Вышеприведенное правило на практике соблюдается не всегда, порой суды продлевают срок содержания обвиняемых под стражей и в тех случаях, когда следователем был нарушен установленный анализируемой нормой 30-суточный срок. Авторы подобных судебных решений не рассматривают указанный в ч. 7 ст. 107 УПК срок как пресекательный, его пропуск следователем ими расценивается как малозначительная следственная ошибка.

          Данная позиция имеет под собой определенные основания.

          Во-первых, если дело действительно объемно, то изначально ясно, что 30 суток, отведенных на ознакомление с его материалами, недостаточно. Например, по некоторым делам о терроризме суды, выполняя требования ч. 7 ст. 109 УПК, сразу продлевают сроки содержания обвиняемых под стражей на шесть и более месяцев. Очевидно, что в этом случае пропуск следователем 30-суточного срока на несколько дней принципиального значения не имеет. Задача суда — правильно установить причину пропуска срока, последствия этого факта, не допустить волокиты, нарушения прав человека и гражданина.

          Во-вторых, уголовно-процессуальный закон не содержит запрета на проведение следственных действий по истечении соответственно 12-, 18- и 24-месячного сроков, главное, чтобы они укладывались в сроки, установленные для проведения предварительного следствия и дознания.

          Статья 109. Сроки содержания под стражей

          Федеральным законом от 5 июня 2007 г. N 87-ФЗ в статью 109 настоящего Кодекса внесены изменения, вступающие в силу по истечении 90 дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

          ГАРАНТ:

          О конституционно-правовом смысле положений статьи 109 настоящего Кодекса см. Постановление Конституционного Суда РФ от 22 марта 2005 г. N 4-П

          Статья 109. Сроки содержания под стражей

          ГАРАНТ:

          См. комментарии к статье 109 УПК РФ

          См. Обзор практики рассмотрения судами ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и о продлении срока содержания под стражей, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 18 января 2017 г.

          1. Содержание под стражей при расследовании преступлений не может превышать 2 месяца.

          Информация об изменениях:

          Федеральным законом от 3 декабря 2007 г. N 323-ФЗ в часть 2 статьи 109 настоящего Кодекса внесены изменения

          2. В случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до 2 месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения этот срок может быть продлен судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня в порядке, установленном частью третьей статьи 108 настоящего Кодекса, на срок до 6 месяцев. Дальнейшее продление срока может быть осуществлено в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, только в случаях особой сложности уголовного дела и при наличии оснований для избрания этой меры пресечения судьей того же суда по ходатайству следователя, внесенному с согласия руководителя соответствующего следственного органа по субъекту Российской Федерации, иного приравненного к нему руководителя следственного органа либо по ходатайству дознавателя в случаях, предусмотренных частью пятой статьи 223 настоящего Кодекса, с согласия прокурора субъекта Российской Федерации или приравненного к нему военного прокурора, до 12 месяцев.

          Информация об изменениях:

          Федеральным законом от 28 декабря 2010 г. N 404-ФЗ в часть 3 статьи 109 настоящего Кодекса внесены изменения, вступающие в силу с 15 января 2011 г.

          ГАРАНТ:

          О конституционно-правовом смысле положений частей третьей – седьмой статьи 109 настоящего Кодекса в их взаимосвязи с частью третьей статьи 237 настоящего Кодекса см. постановление Конституционного Суда РФ от 16 июля 2015 г. N 23-П

          3. Срок содержания под стражей свыше 12 месяцев может быть продлен лишь в исключительных случаях в отношении лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений, судьей суда, указанного в части третьей статьи 31 настоящего Кодекса, или военного суда соответствующего уровня по ходатайству следователя, внесенному с согласия в соответствии с подследственностью Председателя Следственного комитета Российской Федерации либо руководителя следственного органа соответствующего федерального органа исполнительной власти (при соответствующем федеральном органе исполнительной власти), до 18 месяцев.

          Информация об изменениях:

          Часть 4 изменена с 2 марта 2018 г. – Федеральный закон от 19 февраля 2018 г. N 27-ФЗ

          ГАРАНТ:

          О конституционно-правовом смысле положений частей третьей – седьмой статьи 109 настоящего Кодекса в их взаимосвязи с частью третьей статьи 237 настоящего Кодекса см. постановление Конституционного Суда РФ от 16 июля 2015 г. N 23-П

          4. Дальнейшее продление срока не допускается. Обвиняемый, содержащийся под стражей, подлежит немедленному освобождению, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 1 части восьмой и частями восьмой.1 – восьмой.3 настоящей статьи.

          ГАРАНТ:

          О конституционно-правовом смысле положений части пятой статьи 109 настоящего Кодекса см. определение Конституционного Суда РФ от 6 июня 2016 г. N 1436-О

          О конституционно-правовом смысле положений частей третьей – седьмой статьи 109 настоящего Кодекса в их взаимосвязи с частью третьей статьи 237 настоящего Кодекса см. постановление Конституционного Суда РФ от 16 июля 2015 г. N 23-П

          5. Материалы оконченного расследованием уголовного дела должны быть предъявлены обвиняемому, содержащемуся под стражей, и его защитнику не позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей, установленного частями второй и третьей настоящей статьи.

          ГАРАНТ:

          О конституционно-правовом смысле положений части шестой статьи 109 настоящего Кодекса см. определение Конституционного Суда РФ от 6 июня 2016 г. N 1436-О

          О конституционно-правовом смысле положений частей третьей – седьмой статьи 109 настоящего Кодекса в их взаимосвязи с частью третьей статьи 237 настоящего Кодекса см. постановление Конституционного Суда РФ от 16 июля 2015 г. N 23-П

          6. Если после окончания предварительного следствия материалы уголовного дела были предъявлены обвиняемому и его защитнику позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей, то по его истечении обвиняемый подлежит немедленному освобождению. При этом за обвиняемым и его защитником сохраняется право на ознакомление с материалами уголовного дела.

          ГАРАНТ:

          О конституционно-правовом смысле положений части седьмой статьи 109 настоящего Кодекса см. определение Конституционного Суда РФ от 6 июня 2016 г. N 1436-О

          О конституционно-правовом смысле положений частей третьей – седьмой статьи 109 настоящего Кодекса в их взаимосвязи с частью третьей статьи 237 настоящего Кодекса см. постановление Конституционного Суда РФ от 16 июля 2015 г. N 23-П

          7. В случае, если после окончания предварительного следствия сроки для предъявления материалов данного уголовного дела обвиняемому и его защитнику, предусмотренные частью пятой настоящей статьи, были соблюдены, однако 30 суток для ознакомления с материалами уголовного дела им оказалось недостаточно, следователь с согласия руководителя следственного органа по субъекту Российской Федерации или приравненного к нему руководителя иного следственного органа вправе не позднее чем за 7 суток до истечения предельного срока содержания под стражей возбудить ходатайство о продлении этого срока перед судом, указанным в части третьей статьи 31 настоящего Кодекса, или военным судом соответствующего уровня. Если в производстве по уголовному делу участвует несколько обвиняемых, содержащихся под стражей, и хотя бы одному из них 30 суток оказалось недостаточно для ознакомления с материалами уголовного дела, то следователь вправе возбудить указанное ходатайство в отношении того обвиняемого или тех обвиняемых, которые ознакомились с материалами уголовного дела, если не отпала необходимость в применении к нему или к ним заключения под стражу и отсутствуют основания для избрания иной меры пресечения.

          Информация об изменениях:

          Часть 8 изменена с 13 августа 2019 г. – Федеральный закон от 2 августа 2019 г. N 315-ФЗ

          8. Ходатайство о продлении срока содержания под стражей должно быть представлено в суд по месту производства предварительного расследования либо месту содержания обвиняемого под стражей не позднее чем за 7 суток до его истечения. В постановлении о возбуждении ходатайства излагаются сведения о следственных и иных процессуальных действиях, произведенных в период после избрания меры пресечения или последнего продления срока содержания обвиняемого под стражей, а также основания и мотивы дальнейшего продления срока содержания обвиняемого под стражей. Указанный в постановлении о возбуждении ходатайства срок, на который продлевается содержание обвиняемого под стражей, должен определяться исходя из объема следственных и иных процессуальных действий, приведенных в этом постановлении. Если одним из мотивов продления срока содержания обвиняемого под стражей является необходимость производства следственных и иных процессуальных действий, приведенных в предыдущих ходатайствах, то в постановлении о возбуждении ходатайства указываются причины, по которым эти действия не были произведены в установленные ранее сроки содержания обвиняемого под стражей. К указанному постановлению прилагается копия постановления о продлении по уголовному делу срока предварительного следствия или дознания. Судья не позднее чем через 5 суток со дня получения ходатайства на основании оценки приведенных в нем мотивов, а также с учетом правовой и фактической сложности материалов уголовного дела, общей продолжительности досудебного производства по уголовному делу, эффективности действий должностных лиц органов предварительного расследования и своевременности производства следственных и иных процессуальных действий принимает в порядке, предусмотренном частями четвертой, шестой, восьмой и одиннадцатой статьи 108 настоящего Кодекса, одно из следующих решений:

          1) о продлении срока содержания под стражей на срок, необходимый для окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела, направления уголовного дела прокурору с обвинительным заключением, обвинительным актом, обвинительным постановлением или постановлением о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера, а также для принятия прокурором и судом решений по поступившему уголовному делу, за исключением случая, предусмотренного частью шестой настоящей статьи. В постановлении о продлении срока содержания под стражей указывается дата, до которой продлевается срок содержания под стражей. Суд вправе продлить содержание под стражей на меньший срок, чем указано в постановлении о возбуждении ходатайства, если посчитает его достаточным для выполнения объема следственных и иных процессуальных действий, приведенных в этом постановлении. Продление срока содержания под стражей в случае, предусмотренном частью седьмой настоящей статьи, допускается каждый раз не более чем на 3 месяца;

          2) об отказе в удовлетворении ходатайства следователя и освобождении обвиняемого из-под стражи. При отказе в удовлетворении ходатайства о продлении срока содержания под стражей в отношении обвиняемого судья по собственной инициативе вправе при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 настоящего Кодекса, и с учетом обстоятельств, указанных в статье 99 настоящего Кодекса, избрать в отношении обвиняемого меру пресечения в виде запрета определенных действий, залога или домашнего ареста.

          Информация об изменениях:

          Часть 8.1 изменена с 29 апреля 2018 г. – Федеральный закон от 18 апреля 2018 г. N 72-ФЗ

          8.1. По уголовному делу, направляемому прокурору с обвинительным заключением, обвинительным актом, обвинительным постановлением или постановлением о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера, по ходатайству следователя или дознавателя, возбужденному в порядке, установленном частью третьей статьи 108 настоящего Кодекса и частью восьмой настоящей статьи, срок запрета определенных действий, срок домашнего ареста или срок содержания под стражей может быть продлен для обеспечения принятия прокурором, а также судом решений по поступившему уголовному делу на срок, продолжительность которого определяется с учетом сроков, предусмотренных частью первой статьи 221, либо частью первой статьи 226, либо частью первой статьи 226.8, а также частью третьей статьи 227 настоящего Кодекса.

          Информация об изменениях:

          Часть 8.2 изменена с 29 апреля 2018 г. – Федеральный закон от 18 апреля 2018 г. N 72-ФЗ

          8.2. В случае возвращения прокурором уголовного дела следователю в соответствии с пунктом 2 части первой статьи 221 или пунктом 2 части пятой статьи 439 настоящего Кодекса и обжалования данного решения следователем в соответствии с частью четвертой статьи 221 настоящего Кодекса, а также возвращения уголовного дела дознавателю в соответствии с пунктом 2 части первой статьи 226, пунктом 2 или 3 части первой статьи 226.8 настоящего Кодекса и обжалования данного решения дознавателем в соответствии с частью четвертой статьи 226 или частью четвертой статьи 226.8 настоящего Кодекса по ходатайству следователя или дознавателя, возбужденному в порядке, установленном частью третьей статьи 108 настоящего Кодекса и частью восьмой настоящей статьи, срок запрета определенных действий, срок домашнего ареста или срок содержания под стражей может быть продлен для обеспечения принятия вышестоящим прокурором, а также судом решений по поступившему уголовному делу на срок, продолжительность которого определяется с учетом сроков, предусмотренных частью четвертой статьи 221, либо частью четвертой статьи 226, либо частью четвертой статьи 226.8, а также частью третьей статьи 227 настоящего Кодекса.

          Информация об изменениях:

          Часть 8.3 изменена с 29 апреля 2018 г. – Федеральный закон от 18 апреля 2018 г. N 72-ФЗ

          8.3. В случае, предусмотренном частью второй.1 статьи 221 настоящего Кодекса, по ходатайству прокурора, возбужденному перед судом в период досудебного производства не позднее чем за 7 суток до истечения срока запрета определенных действий, срока домашнего ареста или срока содержания под стражей, срок указанных мер пресечения может быть продлен до 30 суток.

          Информация об изменениях:

          Часть 9 изменена с 2 марта 2018 г. – Федеральный закон от 19 февраля 2018 г. N 27-ФЗ

          9. В срок содержания под стражей в период досудебного производства включаются срок содержания под стражей в период предварительного расследования и срок содержания под стражей в период рассмотрения уголовного дела прокурором до принятия им одного из решений, предусмотренных частью первой статьи 221, частью первой статьи 226, частью первой статьи 226.8 и частью пятой статьи 439 настоящего Кодекса. Срок содержания под стражей в период предварительного расследования исчисляется с момента заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу до направления уголовного дела прокурору с обвинительным заключением, обвинительным актом, обвинительным постановлением или постановлением о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера.

          10. В срок содержания под стражей также засчитывается время:

          1) на которое лицо было задержано в качестве подозреваемого;

          Информация об изменениях:

          Часть 10 дополнена пунктом 1.1 с 29 апреля 2018 г. – Федеральный закон от 18 апреля 2018 г. N 72-ФЗ

          1.1) запрета, предусмотренного пунктом 1 части шестой статьи 105.1 настоящего Кодекса, из расчета два дня его применения за один день содержания под стражей;

          2) домашнего ареста;

          Информация об изменениях:

          Федеральным законом от 25 ноября 2013 г. N 317-ФЗ в пункт 3 части 10 статьи 109 настоящего Кодекса внесены изменения

          3) принудительного нахождения в медицинской организации, оказывающей медицинскую помощь в стационарных условиях, или в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, по решению суда;

          4) в течение которого лицо содержалось под стражей на территории иностранного государства по запросу об оказании правовой помощи или о выдаче его Российской Федерации в соответствии со статьей 460 настоящего Кодекса.

          Информация об изменениях:

          Часть 11 изменена с 10 января 2022 г. – Федеральный закон от 30 декабря 2021 г. N 500-ФЗ

          11. По истечении предельного срока содержания под стражей в случаях, предусмотренных пунктами 3 и 4 части десятой настоящей статьи, и при необходимости производства предварительного расследования либо в случае продолжения судебного разбирательства суд вправе продлить срок содержания лица под стражей в порядке, установленном настоящей статьей, но не более чем на 6 месяцев.

          12. В случае повторного заключения под стражу подозреваемого или обвиняемого по тому же уголовному делу, а также по соединенному с ним или выделенному из него уголовному делу срок содержания под стражей исчисляется с учетом времени, проведенного подозреваемым, обвиняемым под стражей ранее.

          13. Рассмотрение судом ходатайства о продлении срока содержания обвиняемого под стражей в его отсутствие не допускается, за исключением случаев нахождения обвиняемого на стационарной судебно-психиатрической экспертизе и иных обстоятельств, исключающих возможность его доставления в суд, что должно быть подтверждено соответствующими документами. При этом участие защитника обвиняемого в судебном заседании является обязательным.

          14. В случае, предусмотренном частью тринадцатой настоящей статьи, судья выносит постановление о рассмотрении вопроса о продлении срока содержания под стражей в отсутствие обвиняемого с указанием причин, по которым присутствие обвиняемого невозможно.

          УПК РФ. Продление срока содержания под стражей

          УПК РФ Статья 109. Сроки содержания под стражей

          1. Содержание под стражей при расследовании преступлений не может превышать 2 месяца.

          2. В случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до 2 месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения этот срок может быть продлен судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня в порядке, установленном частью третьей статьи 108 настоящего Кодекса, на срок до 6 месяцев. Дальнейшее продление срока может быть осуществлено в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, только в случаях особой сложности уголовного дела и при наличии оснований для избрания этой меры пресечения судьей того же суда по ходатайству следователя, внесенному с согласия руководителя соответствующего следственного органа по субъекту Российской Федерации, иного приравненного к нему руководителя следственного органа либо по ходатайству дознавателя в случаях, предусмотренных частью пятой статьи 223 настоящего Кодекса, с согласия прокурора субъекта Российской Федерации или приравненного к нему военного прокурора, до 12 месяцев.

          (в ред. Федеральных законов от 05.06.2007 N 87-ФЗ, от 03.12.2007 N 323-ФЗ)

          (см. текст в предыдущей редакции)

          О выявлении конституционно-правового смысла ч. 3 – 7 ст. 109 данного документа см. Постановление КС РФ от 16.07.2015 N 23-П.

          3. Срок содержания под стражей свыше 12 месяцев может быть продлен лишь в исключительных случаях в отношении лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений, судьей суда, указанного в части третьей статьи 31 настоящего Кодекса, или военного суда соответствующего уровня по ходатайству следователя, внесенному с согласия в соответствии с подследственностью Председателя Следственного комитета Российской Федерации либо руководителя следственного органа соответствующего федерального органа исполнительной власти (при соответствующем федеральном органе исполнительной власти), до 18 месяцев.

          (в ред. Федеральных законов от 29.05.2002 N 58-ФЗ, от 05.06.2007 N 87-ФЗ, от 28.12.2010 N 404-ФЗ)

          (см. текст в предыдущей редакции)

          4. Дальнейшее продление срока не допускается. Обвиняемый, содержащийся под стражей, подлежит немедленному освобождению, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 1 части восьмой и частями восьмой.1 – восьмой.3 настоящей статьи.

          (в ред. Федеральных законов от 05.06.2012 N 53-ФЗ, от 19.02.2018 N 27-ФЗ)

          (см. текст в предыдущей редакции)

          5. Материалы оконченного расследованием уголовного дела должны быть предъявлены обвиняемому, содержащемуся под стражей, и его защитнику не позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей, установленного частями второй и третьей настоящей статьи.

          6. Если после окончания предварительного следствия материалы уголовного дела были предъявлены обвиняемому и его защитнику позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей, то по его истечении обвиняемый подлежит немедленному освобождению. При этом за обвиняемым и его защитником сохраняется право на ознакомление с материалами уголовного дела.

          7. В случае, если после окончания предварительного следствия сроки для предъявления материалов данного уголовного дела обвиняемому и его защитнику, предусмотренные частью пятой настоящей статьи, были соблюдены, однако 30 суток для ознакомления с материалами уголовного дела им оказалось недостаточно, следователь с согласия руководителя следственного органа по субъекту Российской Федерации или приравненного к нему руководителя иного следственного органа вправе не позднее чем за 7 суток до истечения предельного срока содержания под стражей возбудить ходатайство о продлении этого срока перед судом, указанным в части третьей статьи 31 настоящего Кодекса, или военным судом соответствующего уровня. Если в производстве по уголовному делу участвует несколько обвиняемых, содержащихся под стражей, и хотя бы одному из них 30 суток оказалось недостаточно для ознакомления с материалами уголовного дела, то следователь вправе возбудить указанное ходатайство в отношении того обвиняемого или тех обвиняемых, которые ознакомились с материалами уголовного дела, если не отпала необходимость в применении к нему или к ним заключения под стражу и отсутствуют основания для избрания иной меры пресечения.

          (в ред. Федеральных законов от 24.07.2002 N 98-ФЗ, от 04.07.2003 N 92-ФЗ, от 05.06.2007 N 87-ФЗ)

          (см. текст в предыдущей редакции)

          8. Ходатайство о продлении срока содержания под стражей должно быть представлено в суд по месту производства предварительного расследования либо месту содержания обвиняемого под стражей не позднее чем за 7 суток до его истечения. В постановлении о возбуждении ходатайства излагаются сведения о следственных и иных процессуальных действиях, произведенных в период после избрания меры пресечения или последнего продления срока содержания обвиняемого под стражей, а также основания и мотивы дальнейшего продления срока содержания обвиняемого под стражей. Указанный в постановлении о возбуждении ходатайства срок, на который продлевается содержание обвиняемого под стражей, должен определяться исходя из объема следственных и иных процессуальных действий, приведенных в этом постановлении. Если одним из мотивов продления срока содержания обвиняемого под стражей является необходимость производства следственных и иных процессуальных действий, приведенных в предыдущих ходатайствах, то в постановлении о возбуждении ходатайства указываются причины, по которым эти действия не были произведены в установленные ранее сроки содержания обвиняемого под стражей. К указанному постановлению прилагается копия постановления о продлении по уголовному делу срока предварительного следствия или дознания. Судья не позднее чем через 5 суток со дня получения ходатайства на основании оценки приведенных в нем мотивов, а также с учетом правовой и фактической сложности материалов уголовного дела, общей продолжительности досудебного производства по уголовному делу, эффективности действий должностных лиц органов предварительного расследования и своевременности производства следственных и иных процессуальных действий принимает в порядке, предусмотренном частями четвертой, шестой, восьмой и одиннадцатой статьи 108 настоящего Кодекса, одно из следующих решений:

          1) о продлении срока содержания под стражей на срок, необходимый для окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела, направления уголовного дела прокурору с обвинительным заключением, обвинительным актом, обвинительным постановлением или постановлением о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера, а также для принятия прокурором и судом решений по поступившему уголовному делу, за исключением случая, предусмотренного частью шестой настоящей статьи. В постановлении о продлении срока содержания под стражей указывается дата, до которой продлевается срок содержания под стражей. Суд вправе продлить содержание под стражей на меньший срок, чем указано в постановлении о возбуждении ходатайства, если посчитает его достаточным для выполнения объема следственных и иных процессуальных действий, приведенных в этом постановлении. Продление срока содержания под стражей в случае, предусмотренном частью седьмой настоящей статьи, допускается каждый раз не более чем на 3 месяца;

          2) об отказе в удовлетворении ходатайства следователя и освобождении обвиняемого из-под стражи. При отказе в удовлетворении ходатайства о продлении срока содержания под стражей в отношении обвиняемого судья по собственной инициативе вправе при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 настоящего Кодекса, и с учетом обстоятельств, указанных в статье 99 настоящего Кодекса, избрать в отношении обвиняемого меру пресечения в виде запрета определенных действий, залога или домашнего ареста.

          (часть 8 в ред. Федерального закона от 02.08.2019 N 315-ФЗ)

          (см. текст в предыдущей редакции)

          8.1. По уголовному делу, направляемому прокурору с обвинительным заключением, обвинительным актом, обвинительным постановлением или постановлением о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера, по ходатайству следователя или дознавателя, возбужденному в порядке, установленном частью третьей статьи 108 настоящего Кодекса и частью восьмой настоящей статьи, срок запрета определенных действий, срок домашнего ареста или срок содержания под стражей может быть продлен для обеспечения принятия прокурором, а также судом решений по поступившему уголовному делу на срок, продолжительность которого определяется с учетом сроков, предусмотренных частью первой статьи 221, либо частью первой статьи 226, либо частью первой статьи 226.8, а также частью третьей статьи 227 настоящего Кодекса.

          (в ред. Федеральных законов от 19.02.2018 N 27-ФЗ, от 18.04.2018 N 72-ФЗ)

          (см. текст в предыдущей редакции)

          8.2. В случае возвращения прокурором уголовного дела следователю в соответствии с пунктом 2 части первой статьи 221 или пунктом 2 части пятой статьи 439 настоящего Кодекса и обжалования данного решения следователем в соответствии с частью четвертой статьи 221 настоящего Кодекса, а также возвращения уголовного дела дознавателю в соответствии с пунктом 2 части первой статьи 226, пунктом 2 или 3 части первой статьи 226.8 настоящего Кодекса и обжалования данного решения дознавателем в соответствии с частью четвертой статьи 226 или частью четвертой статьи 226.8 настоящего Кодекса по ходатайству следователя или дознавателя, возбужденному в порядке, установленном частью третьей статьи 108 настоящего Кодекса и частью восьмой настоящей статьи, срок запрета определенных действий, срок домашнего ареста или срок содержания под стражей может быть продлен для обеспечения принятия вышестоящим прокурором, а также судом решений по поступившему уголовному делу на срок, продолжительность которого определяется с учетом сроков, предусмотренных частью четвертой статьи 221, либо частью четвертой статьи 226, либо частью четвертой статьи 226.8, а также частью третьей статьи 227 настоящего Кодекса.

          (часть 8.2 введена Федеральным законом от 19.02.2018 N 27-ФЗ; в ред. Федерального закона от 18.04.2018 N 72-ФЗ)

          (см. текст в предыдущей редакции)

          8.3. В случае, предусмотренном частью второй.1 статьи 221 настоящего Кодекса, по ходатайству прокурора, возбужденному перед судом в период досудебного производства не позднее чем за 7 суток до истечения срока запрета определенных действий, срока домашнего ареста или срока содержания под стражей, срок указанных мер пресечения может быть продлен до 30 суток.

          (часть 8.3 введена Федеральным законом от 19.02.2018 N 27-ФЗ; в ред. Федерального закона от 18.04.2018 N 72-ФЗ)

          (см. текст в предыдущей редакции)

          9. В срок содержания под стражей в период досудебного производства включаются срок содержания под стражей в период предварительного расследования и срок содержания под стражей в период рассмотрения уголовного дела прокурором до принятия им одного из решений, предусмотренных частью первой статьи 221, частью первой статьи 226, частью первой статьи 226.8 и частью пятой статьи 439 настоящего Кодекса. Срок содержания под стражей в период предварительного расследования исчисляется с момента заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу до направления уголовного дела прокурору с обвинительным заключением, обвинительным актом, обвинительным постановлением или постановлением о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера.

          (часть 9 в ред. Федерального закона от 19.02.2018 N 27-ФЗ)

          (см. текст в предыдущей редакции)

          О выявлении конституционно-правового смысла ч. 10 ст. 109 см. Постановление КС РФ от 22.03.2005 N 4-П.

          10. В срок содержания под стражей также засчитывается время:

          1) на которое лицо было задержано в качестве подозреваемого;

          1.1) запрета, предусмотренного пунктом 1 части шестой статьи 105.1 настоящего Кодекса, из расчета два дня его применения за один день содержания под стражей;

          (п. 1.1 введен Федеральным законом от 18.04.2018 N 72-ФЗ)

          2) домашнего ареста;

          3) принудительного нахождения в медицинской организации, оказывающей медицинскую помощь в стационарных условиях, или в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, по решению суда;

          (в ред. Федерального закона от 25.11.2013 N 317-ФЗ)

          (см. текст в предыдущей редакции)

          4) в течение которого лицо содержалось под стражей на территории иностранного государства по запросу об оказании правовой помощи или о выдаче его Российской Федерации в соответствии со статьей 460 настоящего Кодекса.

          О выявлении конституционно-правового смысла ч. 11 ст. 109 см. Постановление КС РФ от 22.03.2005 N 4-П.

          11. По истечении предельного срока содержания под стражей в случаях, предусмотренных пунктами 3 и 4 части десятой настоящей статьи, и при необходимости производства предварительного расследования либо в случае продолжения судебного разбирательства суд вправе продлить срок содержания лица под стражей в порядке, установленном настоящей статьей, но не более чем на 6 месяцев.

          (часть одиннадцатая введена Федеральным законом от 04.07.2003 N 92-ФЗ; в ред. Федерального закона от 30.12.2021 N 500-ФЗ)

          (см. текст в предыдущей редакции)

          12. В случае повторного заключения под стражу подозреваемого или обвиняемого по тому же уголовному делу, а также по соединенному с ним или выделенному из него уголовному делу срок содержания под стражей исчисляется с учетом времени, проведенного подозреваемым, обвиняемым под стражей ранее.

          13. Рассмотрение судом ходатайства о продлении срока содержания обвиняемого под стражей в его отсутствие не допускается, за исключением случаев нахождения обвиняемого на стационарной судебно-психиатрической экспертизе и иных обстоятельств, исключающих возможность его доставления в суд, что должно быть подтверждено соответствующими документами. При этом участие защитника обвиняемого в судебном заседании является обязательным.

          (часть тринадцатая введена Федеральным законом от 04.07.2003 N 92-ФЗ)

          14. В случае, предусмотренном частью тринадцатой настоящей статьи, судья выносит постановление о рассмотрении вопроса о продлении срока содержания под стражей в отсутствие обвиняемого с указанием причин, по которым присутствие обвиняемого невозможно.

          УПК РФ. Продление срока содержания под стражей

          Company

          Основания и порядок продления стражи. Статистика Судебного департамента. Обжалование постановления о продлении срока содержания под стражей.

          В этой статье продолжаем разбирать самую суровую меру пресечения — заключение под стражу. Ранее мы уже писали об основаниях и порядке заключения под стражу, про особенности ареста несовершеннолетних и предпринимателей. Если Вы еще не читали данную статью, то можете
          прочитать ее здесь.

          Напомним, что срок содержание в СИЗО (по общему правилу) составляет два месяца. При этом указанный срок может быть продлен судом до 6 месяцев, по тяжким преступлениям до 12 месяцев, а по особо тяжким и до 18 месяцев.

          Разберемся конкретнее, как именно действует механизм продления срока содержания под стражей.

          Для начала надо сказать, что продление стражи возможно на стадии предварительного расследования, при поступлении уголовного дела прокурору и при рассмотрении уголовного дела в суде по существу.

          В данной статье мы остановимся на продлении срока содержания под стражей во время следствия, так как адвокаты часто сталкиваются с проблемой длительного содержания своих подзащитных под стражей именно в ходе следствия. На практике не всегда реализуется право подзащитного на уголовное судопроизводство в разумный срок. Для многих обвиняемых СИЗО становится «временным местом жительства», поскольку они находятся там месяцами.

          Нужно отметить, что продление срока содержания под стражей относится к исключительной компетенции суда. Следователь или прокурор могут инициировать вопрос о необходимости продления стражи, но решение всегда принимает суд.

          Основания продления срока содержания под стражей устанавливаются статьей 109 Уголовно-процессуального кодекса РФ. Разъяснения о практике применения данной нормы права даются в п. 21 Постановления Пленума Верховного суда РФ “О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога”.

          Из содержания вышеуказанной нормы права и разъяснений следует, что для продления срока содержания под стражей необходимо два условия:

          ● невозможность завершить расследование уголовного дела за 2 месяца
          ● отсутствие оснований для изменения или отмены данной меры пресечения

          Что все это значит на практике? Давайте разбираться.

          Начнем со сроков предварительного расследования. Стандартный срок – 2 месяца, но при необходимости он может неоднократно продлеваться (статья 162 Уголовно-процессуального кодекса РФ).

          Следствию не всегда удается завершить расследование уголовного дела в двухмесячный срок. На это могут быть объективные причины: большое количество эпизодов преступлений, фигурантов уголовного дела, назначение и проведение ряда сложных экспертиз, допрос множества свидетелей, проведение иных следственных действий. В некоторых случаях предварительное расследование не удается закончить в срок по причине допущенной следователем волокиты (несвоевременное назначение экспертиз и направление запросов, откладывание проведения следственных действий и т.д.). Из вышеизложенного можно сделать вывод, что продление срока стражи считается очень частым явлением.

          Чтобы продлить срок стражи по причине невозможности завершения расследования следователь в своем ходатайстве перед судом должен перечислить конкретные следственные и процессуальные действия, которые ему необходимо выполнить для окончания расследования.

          Например, следователь может сослаться на необходимость получения заключения эксперта, проведения ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела и т.д.

          Если по мнению суда причиной продления стражи является допущенная следствием волокита, то суд вправе отказать в удовлетворения ходатайства о продлении стражи и освободить человека из СИЗО.

          Кроме того, невозможность завершения расследования в срок не является единственным и достаточным основанием для продления стражи.

          При решении вопроса о продлении срока стражи суд должен проверить наличие и актуальность в настоящее время тех оснований, которые послужили причиной ареста обвиняемого (основания перечислены в ст.97 УПК РФ – возможность обвиняемого скрыться от следствия и суда, возможность продолжения преступной деятельности, оказания давления на свидетелей и потерпевших и т.д.).

          Остановимся на вопросе актуальности тех обстоятельств, которые ранее послужили основаниям для ареста обвиняемого. Рассмотрим на конкретном примере.

          На момент ареста следствие опасалось, что обвиняемый будет оказывать давление на потерпевшего, который в последующем может отказаться от дачи показаний либо будет сообщать недостоверные сведения. Обвиняемый был арестован, а в ходе следствия был проведен ряд следственных действий с участием потерпевшего – допросы, очные ставки, проверка показаний на месте и т.д. Таким образом, показания потерпевшего были неоднократно процессуально закреплены . В такой ситуации является необоснованным довод следствия о том, что обвиняемый может оказать давление на потерпевшего и тем самым воспрепятствовать расследованию уголовного дела.

          При решении вопроса о продлении стражи суд должен учесть и иные важные обстоятельства – личность обвиняемого, его поведение до и после задержания, его возможность воспрепятствовать предварительному расследованию или рассмотрению дела по существу.

          Соблюдение положений ст. 109 УПК РФ при рассмотрении ходатайств о продлении срока содержания под стражей

          Пеньковский Адриан Михайлович 21 Июля 2015

          Здравствуйте, уважаемые коллеги.

          За свою непродолжительную адвокатскую практику столкнулся со следующей проблемой.

          Городские / районные суды, рассматривая ходатайства следователей о продлении сроков содержания под стражей обвиняемых, зачастую игнорируют УПК РФ. Причём это настолько очевидно и, мягко говоря, несправедливо, что понимаешь одно – нужно что-то предпринимать.

          В соответствии с положениями ст. 109 УПК РФ, регламентирующей порядок и основания продления срока содержания обвиняемых под стражей, этот срок может быть продлен судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня в порядке, установленном частью третьей статьи 108 настоящего Кодекса, на срок до 6 месяцев:

          «…в случае невозможности закончить предварительное следствие в срок … и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения. Дальнейшее продление срока может быть осуществлено в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, только в случаях особой сложности уголовного дела .»

          Таким образом, основным условием продления срока содержания под стражей обвиняемого свыше определённого срока является невозможность завершения предварительного следствия. Причём, даже в случае обоснованной невозможности завершения предварительного расследования в установленный срок, продление срока содержания обвиняемого под стражей свыше 6-ти месяцев допускается лишь в случаях особой сложности уголовного дела.

          Каких-либо иных оснований для продления срока содержания под стражей обвиняемого, кроме вышеуказанных, законом не предусмотрено.

          В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 N 41 “О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога” (далее – Постановление Пленума, ППВС РФ № 41) судам даны разъяснения, подтверждающие положения Конституции Российской Федерации, общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации, в соответствии с которыми право на свободу, являющимся основополагающим правом человека, может быть ограничено лишь в той мере, в какой оно необходимо в определенных законом целях и в установленном законом порядке.

          Таким образом, Конституция Российской Федерации, а также упомянутое Постановление Пленума однозначно ориентируют органы государственной власти на приоритет прав и свобод человека и гражданина над иными государственными и общественными интересами, и на необходимость неукоснительного соблюдения законов, в случаях их ограничения.

          В качестве примера приведу следующий случай.

          10.07.2015г. Мытищинским городским судом Московской области, рассмотревшим соответствующее ходатайство следователя СУ МУ МВД России «Мытищинское», было вынесено постановление о продлении срока содержания под стражей обвиняемого К. на 02 месяца 00 суток, а всего – до 11-ти месяцев 00 суток, т.е. до 11 сентября 2015г. включительно.

          Стороной защиты было заявлено суду, что ходатайство следователя о продлении срока содержания обвиняемого К. под стражей не соответствует требованиям уголовно-процессуального законодательства, в связи с чем не может быть в принципе удовлетворено на законных основаниях.

          Суду было указано на то, что ни в постановлении следователя, ни в приложенных к нему материалах не указаны обстоятельства, в силу которых завершить расследование в установленный срок не представилось возможным; не приведены какие-либо аргументы, свидетельствующие об особой сложности уголовного дела.

          Игнорируя упомянутые положения ст. 109 УПК РФ, обосновывая обжалуемое решение, суд сослался на следующие обстоятельства:

          а) К. задержан и содержится под стражей на законных основаниях,

          б) органами предварительного следствия соблюдён порядок предъявления ему обвинения,

          в) представленные материалы указывают на наличие оснований у органов предварительного следствия для его уголовного преследования в объёме предъявленного ему обвинения,

          г) основания, в связи с которыми К. была избрана исключительная мера процессуального принуждения не изменились,

          д) органам предварительного следствия необходимо дополнительное время для устранения отмеченных прокурором нарушений, выполнения дополнительных следственных действий, что объективно усматривается из обстоятельств дела.

          Подытоживая свои доводы, суд указал, что не усматривает оснований для изменения К. меры пресечения, поскольку приходит к убеждению, что «…содержание обвиняемого под стражей соответствует интересам общества и Российского государства».

          Прошу заметить – ни слова о том, что следствие не удалось завершить к установленному сроку по уважительным причинам, ни слова об особой сложности дела.

          Судом не была дана оценка тому обстоятельству (на это было обращено внимание суда защитником), что постановление о возвращении уголовного дела для производства дополнительного расследования вынесено прокурором 08.06.2015г. (!), и только спустя один месяц и один день – 09.07.2015г., следователь принял дело к своему производству и возобновил предварительное следствие по нему. Таким образом, на протяжении указанного времени по делу никакая работа вообще не проводилась, что однозначно свидетельствует о халатности соответствующих должностных лиц, допустивших волокиту.

          К. обвиняется в совершении одного эпизода преступной деятельности, был задержан на месте совершения преступления 07.10.2014г., и с указанного времени никакого противодействия в установлении фактических обстоятельств дела не предпринимал.

          Пунктом 22 ППВС РФ от 19.12.2013 N 41 установлено, что при рассмотрении ходатайств о продлении срока содержания обвиняемых под стражей суду следует проверять обоснованность доводов органов предварительного расследования о невозможности своевременного окончания расследования.

          Сама по себе необходимость дальнейшего производства следственных действий не может выступать в качестве единственного и достаточного основания для продления срока содержания обвиняемого под стражей. Решение суда о продлении срока содержания под стражей должно основываться на фактических данных, подтверждающих необходимость сохранения этой меры пресечения.

          Как видим, и Конституция РФ, и УПК РФ, и ППВС РФ – единогласно «за нас». Однако суды с завидным упрямством игнорируют все вышеперечисленные нормы, аргументируя своё решение чем угодно, вплоть до «интересов общества и государства Российского», лишь бы не выполнить простые и не двусмысленные требования Закона, в соответствии с которыми человека из-под стражи надо освободить.

          Возникает закономерный вопрос – что же делать в подобной ситуации. Обжалование подобных незаконных решений в суд апелляционной инстанции положительных результатов не даёт. Судами производится банальная подмена понятий: вместо приведения объективных доказательств невозможности завершения следствия в установленный срок – ссылаются на то, что закончить следствие без проведения ряда процессуальных действий – невозможно.

          То, что закончить предварительное расследование без выполнения предусмотренных законом требований (о предъявлении обвинения «в окончательной редакции», о предъявлении материалов дела для ознакомления обвиняемым, т.д. и т.п.) невозможно – очевидно. Это прямо следует из сути уголовного процесса. Но в ст. 109 УПК РФ речь идёт о другом – о необходимости обоснования того, по каким объективным причинам следователь не завершил расследование в установленный срок.

          Поскольку принятие судами подобных заведомо незаконных решений о продлении срока содержания под стражей обвиняемого нарушает их права, гарантированные ст. 22 Конституции РФ, полагаю возможным и целесообразным обращение с соответствующими заявлениями в Следственный комитет РФ для проведении проверки в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ, поскольку в действиях судьи содержатся признаки состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 305 УК РФ. В вышеописанной ситуации, приведённой в качестве примера, мы так и поступили, ожидаем результата.

          На что обращать внимание сторонам и суду при продлении срока содержания под стражей

          Проблема разумных сроков содержания под стражей в качестве меры пресечения вот уже более 17 лет не теряет своей актуальности. Несмотря на усилия законодателя и правоприменителей, решить ее в полной мере пока не удается. Так, с 2019 года ч. 8 ст. 109 УПК дополнена нормой о том, что в ходатайстве следователя (дознавателя) о продлении меры пресечения в виде заключения под стражу должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, подтверждающие необходимость дальнейшего применения меры пресечения.

          Исходя из характера жалоб, поступающих в ЕСПЧ, уже перестала быть системной проблема чрезмерной длительности содержания под стражей. Однако целый ряд других вопросов в данной сфере остался не решен. На наличие проблемы обоснованности продления сроков предварительного заключения указал 20.02.2019 в своем ежегодном послании Федеральному собранию Президент РФ. По данным проведенного в 2017 году Советом Европы мониторинга, Россия занимает 31-е место в Европе по количеству досудебных заключенных среди общей численности заключенных (18,2%) и 2-е место по количеству предварительно заключенных на 100 тыс. населения (из 100 тыс. населения 81 человек находится в предварительном заключении).

          ОСНОВНЫЕ НАРУШЕНИЯ ПРИ ПРОДЛЕНИИ МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ

          К основным проблемам и нарушениям в практике продления меры пресечения в виде заключения под стражу на сегодня можно отнести несколько.

          1. В своих решениях суды зачастую не приводят анализ конкретных фактов и материалов, которые свидетельствуют о том, что обвиняемый может скрыться, препятствовать правосудию либо продолжить преступную деятельность.

          2. Суды используют тяжесть совершенного преступления как единственное основание для заключения под сражу.

          3. Суды формально подходят к решению и не анализируют индивидуальную ситуацию обвиняемого.

          4. Суды не проявляют должной реакции на отсутствие усилий сотрудников правоохранительных органов по расследованию дел.

          5. Суды формально подходят к рассмотрению альтернативных мер пресечения и к оценке оснований для продления заключения под стражу. Нередко они руководствуются не презумпцией освобождения обвиняемого, а констатируют тот факт, что основания для заключения под стражу не изменились.

          ОБЩИЕ ТРЕБОВАНИЯ К РЕШЕНИЮ О ПРОДЛЕНИИ МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ

          При разрешении вопроса о продлении срока предварительного заключения суд должен убедиться, что основания и условия для содержания обвиняемого под стражей остаются уместными и достаточными на протяжении всего периода применения данной меры пресечения. Каждый раз при продлении меры пресечения суд обязан удостовериться, что основания для содержания обвиняемого под стражей сохранились с учетом новых обстоятельств. В частности, с учетом времени, уже проведенного обвиняемым в предварительном заключении.

          Какими бы вескими и убедительными ни были основания для первоначального заключения под стражу, со временем они теряют свою значимость и даже вовсе могут отпасть. Поэтому суду необходимо оценить обоснованность продолжающегося лишения свободы в динамике, то есть с учетом новых обстоятельств (хода расследования либо судебного разбирательства, срока содержания обвиняемого под стражей, ухудшения состояния его здоровья и т. д.). Именно поэтому и национальный законодатель, и Конвенция о правах человека и основных свободах (делее — Конвенция) (п. 1, 4 ст. 5) требуют регулярно пересматривать решения о мере пресечения и установленный в них срок ее действия. Но такой пересмотр не должен быть формальным.

          Можно выделить несколько правил, которыми следует руководствоваться суду при продлении срока содержания под стражей.

          Во-первых, недопустимо автоматическое продление срока содержания под стражей без новой оценки имеющихся рисков. При продлении срока заключения суду надо каждый раз оценивать, есть ли основания, оправдывающие продолжающееся лишение свободы.

          Во-вторых, суд не может постоянно использовать стандартную формулировку обоснования своих решений. Мотивировка должна отражать развитие ситуации с течением времени и содержать оценку того, насколько правомерно содержание под стражей на последних этапах судопроизводства, является ли данный срок нахождения под стражей разумным.

          В-третьих, суд не вправе продлить срок содержания под стражей обвиняемого, если у него выявлено препятствующее содержанию под стражей заболевание.

          В-четвертых, наличие оснований для заключения лица под стражу не всегда свидетельствует о необходимости продления срока содержания его под стражей. Согласно п. 3 ст. 5 Конвенции, освобождение из-под стражи может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд.

          ОЦЕНКА ОБОСНОВАННОСТИ ПОДОЗРЕНИЯ В ДИНАМИКЕ

          Обоснованное подозрение должно иметь место в течение всего периода предварительного заключения обвиняемого. Очевидно, что в ходе расследования могут быть установлены обстоятельства как усиливающие обоснованность подозрения, так и делающие его менее обоснованным. Поэтому данный вопрос подлежит исследованию при каждом продлении меры пресечения в отношении обвиняемого, а также при рассмотрении его ходатайств об изменении меры пресечения на не связанную с лишением свободы. Общий принцип состоит в том, что чем дольше человек содержится под стражей, тем сильнее должно быть «обоснованное подозрение». В ходе расследования должны появляться новые доказательства, чтобы «обоснованное подозрение» сохранилось. Если этого не происходит, то возникает основание для отмены или как минимум изменения меры пресечения на не связанную с лишением свободы.

          РИСК ПОБЕГА

          В своих решениях ЕСПЧ подчеркивает, что риск побега обвиняемого неизбежно снижается с течением времени, проведенного в предварительном заключении. ЕСПЧ считает, что поскольку срок потенциального наказания в виде лишения свободы сокращается соразмерно времени, проведенному в заключении, то, соответственно, данное наказание представляется менее пугающим для обвиняемого. Со временем обстоятельства, послужившие основанием для помещения под стражу, теряют свою актуальность. Например, даже если изначально содержание обвиняемого под стражей было оправдано риском побега, поскольку он не сообщил свой адрес и не предъявил медицинскую справку, подтверждающую уважительность его неявки в суд (впоследствии такая справка была им представлена), через два года и четыре месяца эти основания перестали быть актуальными.

          На начальном этапе расследования риск побега может оправдывать содержание под стражей, особенно в сложных делах, требующих проведения многочисленных следственных действий. Однако со временем он уменьшается, по мере того как следственные действия проведены, свидетельские показания зафиксированы и доказательства собраны.

          ИЗ ПРАКТИКИ. Тетюшский районный суд Республики Татарстан отказал в удовлетворении ходатайства о продлении срока содержания под стражей Б., обвиняемой в убийстве (ч. 1 ст. 105 УК), и освободил ее из-под стражи. По мнению суда, следователь не представил каких-либо конкретных доказательств, свидетельствующих о том, что обвиняемая может скрыться, продолжить заниматься преступной деятельностью, оказать давление на свидетелей, уничтожить доказательства по делу или иным образом воспрепятствовать его производству.

          РИСК ВОСПРЕПЯТСТВОВАНИЮ РАССЛЕДОВАНИЮ

          Чем дольше содержание человека под стражей и чем дальше продвигается расследование, тем меньше вероятность, что ссылка на воспрепятствование правосудию будет оправдывать содержание под стражей. Необходимо уделять внимание моменту перехода процесса из одной стадии в другую.

          Окончание предварительного следствия и, соответственно, сбора доказательств значительно снижает риск вмешательства обвиняемого в нормальный ход правосудия. Вместе с тем определенный риск воздействия на свидетелей может существовать и в течение некоторого времени после начала процесса, когда суд еще не допросил свидетелей. Однако он практически исчезает после окончания первого витка судебного процесса.

          ИЗ ПРАКТИКИ. Нижнеилимский районный суд Иркутской области отказал в удовлетворении ходатайства следователя о продлении до четырех месяцев срока содержания под стражей в отношении М., обвиняемого в совершении кражи (п. «в» ч. 2 ст. 158 УК). Суд учел, что все запланированные по делу мероприятия, направленные на изобличение М., выполнены, по делу необходимо предъявить обвинение в полном объеме, соблюсти требования ст. 215–217 УПК, составить обвинительное заключение и направить дело прокурору. Однако, принимая во внимание, что М. обвиняется в совершении преступления средней тяжести, против собственности, имеет постоянное место жительства, сотрудничает с органами расследования, суд пришел к выводу, что интересы следствия могут быть обеспечены посредством применения более мягкой меры пресечения.

          Обвиняемый не обязан сотрудничать с властями при производстве по делу. Поэтому, например, ссылка на его отказ от дачи показаний или на отказ от признания вины в качестве основания для содержания под стражей абсолютно неприемлема. При этом необходимо показать наличие оснований в отношении любого периода содержания под стражей, вне зависимости от его длительности. Одновременно надо учесть, что лицо, содержащееся под стражей, не должно доказывать наличие оснований для своего освобождения.

          Тест для решения о продлении срока содержания под стражей

          Для разрешения вопроса о возможности продления предварительного заключения судам можно рекомендовать ориентироваться на 12 вопросов-критериев.

          1. Изменились ли личностные характеристики обвиняемого за время нахождения его под стражей?

          2. Изменилось ли состояние здоровья обвиняемого, нет ли заболевания, препятствующего заключению под стражу, нуждается ли он в постоянном уходе и т. д.?

          3. Является ли подозрение обоснованным на протяжении всего производства по делу?

          4. Изменилась ли квалификация преступления и не относится ли оно в случае изменения категории к составу преступления, по которому исключается возможность применения заключения под стражу в качестве меры пресечения?

          5. Изменилась ли тяжесть обвинения с учетом того, что сама по себе, без оценки иных факторов, тяжесть не может являться основанием для продления срока содержания под стражей?

          6. Сохраняется ли риск того, что лицо скроется от следствия и суда?

          7. Изменились ли факторы, которые увеличивают либо снижают вероятность побега?

          8. Сохраняется ли риск продолжения преступной деятельности?

          9. Сохраняется ли риск воспрепятствования расследованию и угрозы свидетелям?

          10. Есть ли необходимость закончить расследование, осуществить ознакомление с материалами уголовного дела?

          11. Допущены ли в ходе расследования существенные проволочки, проведены ли в течение предыдущего периода нахождения лица под стражей необходимые следственные и процессуальные действия?

          12. Могут ли альтернативные меры пресечения в отношении лица привести к желаемым результатам?

          ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ УСЛОВИЯ, ВЛИЯЮЩИЕ НА ВОЗМОЖНОСТЬ ПРОДЛЕНИЯ СРОКА СОДЕРЖАНИЯ ПОД СТРАЖЕЙ

          Из дополнительных условий, которые влияют на решение о продлении срока содержания под стражей и которыми часто обосновывают свои ходатайства органы расследования, наиболее важными являются:

          — необходимость закончить расследование, провести дополнительные следственные действия;

          — необходимость завершить ознакомление с материалами уголовного дела.

          Очевидно, что, оценивая эти основания, суд не должен ссылаться на нужды органов расследования без обоснования связи между невозможностью проведения указанных действий и освобождением человека. Необходимость осуществления дальнейших следственных действий и тот факт, что расследование не завершено, не относятся к числу приемлемых причин для нахождения лица под стражей до суда в соответствии с п. 3 ст. 5 Конвенции. Проведение процессуальных и следственных действий — обязанность органов расследования, и они не могут выполнять свои обязанности за счет свободы обвиняемого.

          При продлении меры пресечения необходимо удостовериться, что при производстве по делу обвиняемого, содержащегося под стражей, со стороны соответствующих органов не было допущено периодов бездействия (волокиты). Если суд придет к выводу, что по делу имеет место волокита, он должен изменить меру пресечения на не связанную с лишением свободы 19 . Чтобы выявить факты бездействия и волокиты со стороны следствия, суд должен выяснить, какие конкретно следственные и процессуальные действия запланированы и почему их нельзя было провести раньше.

          ИЗ ПРАКТИКИ. Борский городской суд Нижегородской области отказал в удовлетворении ходатайства следователя о продлении на месяц, а всего до 5 месяцев 24 суток, срока содержания под стражей К., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 226 УК. Суд изменил меру пресечения на домашний арест, сославшись на неэффективную организацию расследования уголовного дела. Суд установил, что за месяц (с 16.06.2015 по 16.07.2015) ни одно из следственных действий, для которых ранее продлевался срок содержания под стражей К., орган расследования не провел 20 .

          ОСОБЕННОСТИ МОТИВИРОВКИ РЕШЕНИЯ О ПРОДЛЕНИИ СРОКА СОДЕРЖАНИЯ ПОД СТРАЖЕЙ

          По смыслу ч. 1 ст. 110 УПК мера пресечения отменяется либо изменяется, когда в ней отпадает необходимость либо изменяются основания для ее избрания. Как уже было сказано, с ходом процесса риски, оправдывающие содержание обвиняемого под стражей, снижаются. Чем больший срок обвиняемый проводит в предварительном заключении, тем более веские основания должен иметь суд, чтобы продлить такую меру пресечения. В силу этого формулировку «обстоятельства, послужившие основанием для избрания меры пресечения, не изменились», которая встречается в постановлениях о продлении содержания под стражей, можно рассматривать как нарушение УПК. Повторяющиеся, стандартные формулировки чаще всего свидетельствуют о том, что суд реально не исследовал обстоятельства конкретного дела.

          Наконец, аналогичные и повторяющиеся в судебном решении выводы говорят о том, что суд исходит из презумпции нахождения под стражей обвиняемого и не находит причин изменить меру пресечения. Это принципиально неверный подход. Чем больший срок обвиняемый проводит в предварительном заключении, тем более веские основания обязаны приводить суды в пользу продления данной меры пресечения. Согласно позиции ЕСПЧ, лицо, обвиняемое в совершении преступления, должно быть освобождено до суда, за исключением случаев, когда установлены «существенные и достаточные» причины для обоснования непрерывного содержания под стражей.

          Важный инструмент следователя: почему не пустеют СИЗО

          Важный инструмент следователя: почему не пустеют СИЗО

          Изоляторы в стране переполнены, а под домашний арест следователи отправляют обвиняемых неохотно. Пока не слишком эффективно работает и новая мера пресечения – запрет определённых действий. Сами СИЗО, если и улучшаются, то не слишком быстро. Например, в московских изоляторах не везде работает электронная очередь для адвокатов, поэтому те по старинке выстраиваются в «живую», чтобы попасть к своим доверителям. Эксперты рассказали, как уже сейчас суды могут решить часть из этих проблем.

          В России существует восемь видов мер пресечения: от подписки о невыезде до заключения под стражу. Чем менее тяжкое преступление инкриминируется обвиняемому, тем больше у него шансов получить меру, которая не будет связана с лишением свободы, говорит Дмитрий Солдаткин, управляющий партнёр МКА «Солдаткин, Зеленая и Партнёры» (SZP Law) МКА «Солдаткин, Зеленая и Партнёры» (SZP Law) Федеральный рейтинг. группа Семейное и наследственное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Уголовное право × . Закон предусматривает, что если наказание по вменяемому составу не превышает трёх лет лишения свободы, то под стражу фигуранта такого дела стоит отправлять только в исключительных случаях. Тем не менее следователи стараются заключить обвиняемых именно в СИЗО. На начало текущего года там находилось 99 722 человека. Из них 9625 – в столичных изоляторах. Это почти на 11% выше установленной нормы. Лимит численности заключённых, которые находятся в московских СИЗО, превышен седьмой год подряд.

          Сколько можно держать под стражей

          Действующим законодательством предусмотрено, что держать обвиняемого под стражей при расследовании преступления можно не дольше двух месяцев по общему правилу. Но этот срок УПК позволяет продлевать.

          2 месяца под стражей. Чтобы продлить этот срок, следователь сообщает суду, что не успел завершить предварительное расследование.

          6 месяцев под стражей. Чтобы продлить этот срок, необходимо наличие сразу двух условий. Во-первых, обвиняемому инкриминируют совершение тяжкого или особо тяжкого преступления. Во-вторых, следователь должен указать конкретные обстоятельства, свидетельствующие об особой сложности уголовного дела.

          12 месяцев под стражей. Чтобы продлить этот срок, обвиняемый должен проходить по категории особо тяжких преступлений (убийство, получение взятки в крупном и особо крупном размере, вымогательство, совершённое в особо крупном размере или совершённое организованной группой).

          18 месяцев под стражей – максимальный срок под стражей на стадии предварительного расследования.

          Не позже чем за месяц до того, как истекают предельные полтора года в изоляторе, следователь обязан предоставить обвиняемому и его защите материалы дела для ознакомления. Если сотрудники правоохранительных органов не успеют это сделать, то арестанта должны немедленно освободить. Но на этом этапе начинаются новые хитрости силовиков. Во-первых, следствие может возобновить предварительное расследование по надуманным или заранее подготовленным основаниям, говорит бывший следователь СКР по особо важным делам, а теперь партнёр Адвокатское бюро ZKS Адвокатское бюро ZKS Федеральный рейтинг. группа Уголовное право 16 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 41 место По выручке Профайл компании × Алексей Новиков. Таким образом, как минимум ещё три месяца пребывания обвиняемого в СИЗО фактически гарантировано.

          Ещё один вариант – затянуть саму процедуру ознакомления с делом. В законе нигде не указано, что следователь на этом этапе обязан предоставить все материалы дела сразу. Иногда это невозможно из-за технических причин, замечает адвокат Князев и партнеры Князев и партнеры Федеральный рейтинг. группа Уголовное право Профайл компании × Артем Чекотков: «И уложившись один раз в установленный законом срок, следователь в дальнейшем может предъявлять обвиняемому тома дела порционно, по одному-два в неделю».

          Экс-следователь МВД, адвокат Адвокатское бюро «Торн» Адвокатское бюро «Торн» Региональный рейтинг. × Фархад Тимошин подтверждает такой подход и объясняет его ещё и тем, что к началу ознакомления дело обычно не сшито и не пронумеровано: «Есть пару томов, которые дают читать по 50–100 страниц в день. А за это время доделывается и дошивается всё остальное задними числами». Процесс затягивается, и следователь просит суд оставить обвиняемого под стражей, чтобы «завершить ознакомление обвиняемых и их защитников в связи со значительным объёмом материалов уголовного дела». В таких случаях суд обязан выяснить, из-за чего случилась подобная задержка и не произошла ли она из-за неэффективной работы следователя (Постановление Пленума Верховного суда № 41 от 19 декабря 2013 года «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога»). Но на практике суды фактически не проверяют обоснованность доводов силовиков, констатирует Людмила Щедрова из Феоктистов и партнеры Феоктистов и партнеры Федеральный рейтинг. группа Уголовное право × .

          Другая хитрость – вменить арестованному ещё один состав, но более тяжкий. Тех, кто проходит по мошенническим статьям, следователи обвиняют в создании преступной группы (ст. 210 УК), приводит пример юрист. Благодаря такой «искусственной квалификации» срок содержания под стражей получается продлить с одного года до полутора лет.

          Обсуждаемые сроки относятся только к стадии предварительного расследования. Когда дело передали в суд или вернули прокурору для допследствия, срок содержания под стражей начинает исчисляться заново. Таким образом, суд может продлить арест обвиняемому при возвращении дела в надзорный орган, даже если тот просидел в изоляторе уже гораздо дольше 18 месяцев. Из-за подобного регулирования житель Московской области Сергей Махин провёл под арестом более пяти лет: его дело суд дважды возвращал в прокуратуру. Обвиняемый обжаловал в Конституционном суде нормы УПК, которые позволяют держать арестанта в СИЗО неограниченное количество времени. Но КС признал подобное регулирование правомерным, указав лишь на необходимость исправлять все ошибки следствия в разумные сроки.

          На практике следователь часто пытается поместить обвиняемого под стражу, чтобы оказать на него давление, если тот сам не признаёт свою вину, объясняет адвокат Забейда и партнеры Забейда и партнеры Федеральный рейтинг. группа Уголовное право × Николай Яшин. Следователь в этом случае приводит формальные доводы, говорит эксперт: «Например, что лицо не обременено семьёй или официально не трудоустроено, обвиняется в совершении тяжкого / особо тяжкого преступления, а потому может скрыться». Но подобный подход выглядит устаревшим в век современных технологий, говорит Вячеслав Яблоков, управляющий партнёр Яблоков и партнеры Яблоков и партнеры Региональный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры группа Уголовное право группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции × : «Когда есть браслеты слежения, а сигнализация срабатывает моментально – стоит только обвиняемому отдалиться на 30–50 метров от того места, куда его поместили под домашний арест». Юрист соглашается с коллегой и тоже утверждает, что отправка в изолятор – это способ сделать человека сговорчивее и побудить его признать вину, этот способ облегчает работу правоохранителям.

          Я не знаю ни одного случая, когда помещённый под домашний арест человек скрылся. Бывают редкие случаи, когда опоздал с прогулки на несколько минут, нарушил периметр прогулки (ушёл дальше установленных 2 км) или домой приехал кто-то из лиц, проходящих по делу. Но чтобы кто-то сбежал или угрожал свидетелям, находясь под домашним арестом, я таких случаев не знаю.

          Вячеслав Яблоков, управляющий партнёр «Яблоков и партнеры»

          Состояние изоляторов

          Главным испытанием за решёткой становятся неудовлетворительные условия в российских изоляторах. Жалобы на это ежегодно доходят до ЕСПЧ. В 2012 году Страсбургский суд по делу «Ананьев и другие против России» обязал Россию срочно принять меры для устранения пыточных условий содержания в СИЗО. Суд указал, что переполненность изоляторов связана со злоупотреблением арестами как мерой пресечения, а у заключённых россиян отсутствуют эффективные средства правовой защиты. При этом на подобные нарушения жалуются арестанты и из столичных изоляторов. Так, Сергей Караченцев из Петербурга отсудил в ЕСПЧ компенсацию за то, что почти год содержался в переполненной камере размером 18 кв. м, где на восьми спальных местах разместили 10 заключённых, хотя норма площади для одного заключённого СИЗО – не менее 4 кв. м.

          По словам Яшина, доводы жалоб в ЕСПЧ на условия содержания в изоляторах обычны сводятся к нескольким моментам:

          • перенаселённость камер, из-за чего приходится спать по очереди;
          • наличие паразитов (клопов, вшей, тараканов);
          • необходимость справлять нужду в камере на виду у всех сокамерников;
          • нахождение курящих и некурящих в одной камере при отсутствии вентиляции;
          • металлические жалюзи на окнах, которые мешают пропускать солнечный свет в камеру.

          Эксперт утверждает, что постепенно условия в столичных и подмосковных изоляторах меняются в лучшую сторону: «У одного из доверителей в камере был огороженный туалет, а если и было перенаселение, то временное и на пару человек». Тем не менее всё может зависеть от конкретной камеры, подчёркивает Яшин: «Даже в рамках одного СИЗО условия содержания могут отличаться».

          Все зависит от региона, руководства учреждения, наполненности изоляторов и многих других факторов. Где-то введена и успешно функционирует электронная очередь, где-то сделан ремонт или вовсе открыто новое СИЗО, а есть и такие, где не требуют разрешения должностного лица на посещения подзащитного. Но переполненность СИЗО, отсутствие полного штата сотрудников, недостаточное количество следственных кабинетов сводят на нет все улучшения. При переполненном СИЗО возможность записаться в электронную очередь возникает порой раз в неделю. Отсутствие полного штата сотрудников и нежелание таковых работать приводят к тому, что вывод подзащитного в следственный кабинет приходится ждать часами. Только комплексный подход в каждом таком учреждении может изменить сложившуюся плачевную ситуацию.

          Постепенно пытаются решить проблему и с допуском адвокатов к подзащитным. Для этого в СИЗО вводят электронную очередь. Но пока такая система работает лишь в 60 изоляторах, треть из которых находится в столичных регионах: Москве, Петербурге, Подмосковье и Ленобласти. Но в большинстве субъектов РФ ситуация с проходом к доверителям остаётся на затруднительном уровне, констатирует Щедрова. Даже в столице до сих пор действует неписаное правило, что адвоката не пропустят к подзащитному в СИЗО без разрешения от следователя, рассказывает партнёр Коблев и партнеры Коблев и партнеры Федеральный рейтинг. группа Уголовное право Профайл компании × Тимур Хутов: «Да, это незаконно, да, можно обжаловать, но на обжалование уйдет два-три месяца, в течение которых человек будет находиться без поддержки».

          Изменение меры, новая норма

          Если изначально ареста не удалось избежать, то стоит попробовать смягчить меру пресечения в дальнейшем. Во-первых, это можно сделать по формальным основаниям – когда меняется стадия уголовного судопроизводства. Если все следственные действия прошли, доказательства собрали, то суд вправе прийти к выводу, что излишне дальше держать человека под стражей, объясняет Щедрова. Не лишним будет привлечь аппараты омбудсменов, СМИ и общественность, рекомендует Новиков. Но, по его словам, намного эффективнее предупредить арест, нежели потом «поворачивать государственную машину вспять». Второй вариант – изменить меру пресечения по «субъективным» основаниям. Такое возможно, когда арестант признаёт вину, активно сотрудничает со следствием и изобличает других соучастников.

          Наконец, самый удачный расклад событий – арест отменяют, так как нет доказательств, что обвиняемый будет мешать расследованию, может скрыться или продолжит заниматься преступной деятельностью, говорит юрист. Тогда обвиняемого могут отправить под домашний арест, выпустить под залог, личное поручительство или подписку о не выезде либо применить в отношении него новую меру – запрет определённых действий (ст. 105.1 УПК). Её ввели у нас весной прошлого года. В зависимости от тяжести преступления сроки такой меры составляют 1–3 года.

          Чтобы запретить какие-то действия, судье необходимо как можно детальнее погрузиться в обстоятельства конкретного дела. И в этом случае не получится ограничиться общими фразами и ссылками на то, что обвиняемый может угрожать неопределённым абстрактным лицам, отмечает Чекотков. Зато такая мера будет способствовать эффективному расследованию, уверен эксперт. По данным Caselook, её применяют в основном к фигурантам дел о краже или мошенничестве.

          Вместе с тем введение новой меры пресечения ухудшило положение тех, кому выбирают домашний арест. По старым правилам таким арестантам в определённых случаях разрешались прогулки, но сейчас суды исходят из того, что запрет покидать жилое помещение является абсолютным, замечает Солдаткин. Так как домашний арест применяется чаще, чем запрет определённых действий, то введение ст. 105.1 УПК ухудшило положение арестантов, констатирует юрист. Недоработкой законодателя является и тот факт, что пока время, на которое запретили те или иные действия, никак не засчитывается в окончательный срок наказания, подчёркивает эксперт.

          Роль суда и законодателя

          Опрошенные эксперты сходятся в том, что нужно сделать более активной роль суда, когда речь идёт об определении меры пресечения и её продлении. Именно суд должен пресекать ситуации, когда следователь обосновывает невозможность завершить расследование исключительно голословными, а иногда и ложными фактами, обращает внимание Щедрова. По её словам, в ходатайстве следователя о продлении срока содержания под стражей порой можно встретить заверения в том, что продление срока требуется для осмотра фонограмм или видеозаписей, а это требует большого количества времени. Но затем, уже в стадии ознакомления с материалами дела, выясняется, что эти действия либо вообще никогда следователем не проводились, либо проводились в другой период времени, рассказывает юрист.

          Ещё одна порочная практика, от которой стоит избавиться, – попытки следователей «обойти» законодательный запрет, по которому нельзя отправлять в СИЗО предпринимателей. По словам Щедровой, суды в таких случаях отправляют бизнесменов в СИЗО, пользуясь абстрактной формулировкой, что «деяния, инкриминируемые обвиняемым, не могут быть расценены как непосредственно связанные с законной предпринимательской деятельностью». Хотя с точки зрения ГК эти действия отвечают всем признакам предпринимательской деятельности, отмечает эксперт.

          Для начала необходимо добиться соблюдения уже действующего закона. Что-то изменять и вводить всё новые и новые нормы нет никакого смысла, если они всё равно не будут исполняться. Нужно приложить максимум усилий, чтобы исключить формальный подход к исполнению своих обязанностей должностными лицами.

          Алексей Новиков, партнёр АБ «ЗКС»

          Хутов объясняет подобную жёсткость судов по обсуждаемому вопросу тем, что судьи боятся принимать мягкие решения, чтобы их не заподозрили во взятках. Ещё одна причина – судьи не всегда знают реальные условия в российских изоляторах, полагает Яблоков. Чтобы исключить такой фактор, он предлагает ввести обязательное посещение СИЗО хотя бы раз в три года для тех судей, которые дежурят по арестным материалам: «И не просто по двору походить, а побывать в камере, увидеть жизнь и быт человека, посмотреть на условия, в которые своими решениями человека отправляют». Юрист уверен, что такое нововведение будет эффективнее любых разъяснений высшего судебного органа страны.

          Законы у нас великолепные, а при их соблюдении СИЗО можно разгрузить, но вот правоприменение хромает. Все кивают друг на друга.

          Фархад Тимошин, адвокат АБ «Торн»

          Ещё одной концептуальной новеллой может стать введение системы обязательных критериев, по которым будут оценивать общественную опасность лица и вменяемого ему преступления. Такой вариант предлагает адвокат, партнёр Romanov & Partners Law Firm Romanov & Partners Law Firm Федеральный рейтинг. группа Уголовное право Профайл компании × Матвей Протасов, который считает подобные критерии более объективными, чем просто тяжесть преступления.

          1) По объективной стороне деяния: обвиняемый совершил насильственное или ненасильственное преступление.

          2) По мотиву и цели: корыстный, хулиганский или с целью обороны.

          3) По свойствам самого субъекта: впервые совершил или нет, имеет ли склонность к насилию, какие у него характеристики.

          Запрет на заключение под стражу по «предпринимательским» преступлениям – частный случай применения такой концепции.

          Другая проблема, что действующий закон не предусматривает возможности комбинировать ограничения для обвиняемого. Это приводит к тому, что следователь избирает самый благоприятный для себя вариант – заключение под стражу, констатирует Чекотков. А в идеале, по его словам, нужно из массы разных запретов конструировать оптимальный вариант обеспечительного механизма, который подойдёт к конкретной ситуации. Он приводит в пример Францию, где альтернативой заключению под стражу является так называемый институт судебного контроля, который включает в себя 16 вариантов ограничений. И следственный судья может их комбинировать, изменять или отменять по собственному усмотрению.

          Читайте также:
          Льготы ветеранам боевых действий по транспортному налогу
Ссылка на основную публикацию