Один и тот же прокурор на обоих заседаниях

Безграмотность и интриги, коррупция и кумовство: тяжелое наследие Чайки — взгляд изнутри

Откровения сотрудника Генпрокуратуры о реальной ситуации в ведомстве

Совет Федерации утвердил выходца из СКР Игоря Краснова на посту генпрокурора РФ. Юрий Чайка, занимавший эту должность почти 14 лет, ушел в отставку. Кто поддерживал Чайку все эти годы, что стало причиной его увольнения, в каком состоянии он оставил ведомство преемнику, с какими главными проблемами предстоит столкнуться новому генпрокурору, каких подводных камней опасаться, рассказал в интервью ПАСМИ действующий сотрудник Генпрокуратуры.

Прокуроры-заочники и невеселых смех следователей

«Юридическая грамотность прокурорских работников, в том числе в Генпрокуратуре, сейчас ниже плинтуса. Многие получали платное юридическое образование, нередко заочное, учились в непрофильных вузах — технических, сельскохозяйственных, в которые был всунут юрфак. Толковать законы и правильно их применять не умеют.

В надзоре за следствием после разделения прокуратуры и СК катастрофа в том, что возросло количество прокурорских работников, которые никогда не работали следователями и не провели ни одного следственного действия. Они не представляют, как проводятся допросы, обыски, выемки, не знают вообще, как расследуются уголовные дела, но надзирают за законностью их расследования.

В итоге в требованиях об устранении нарушений закона, в постановлениях об отмене постановлений о возбуждении уголовных дел они пишут всякий бред. Следователи (из числа грамотных разумеется, там тоже безграмотных хватает) сначала над этим хохочут и по WhatsApp друг другу пересылают, а потом голову ломают над тем, как это, дабы не ссориться с прокуратурой, исполнять, чтобы самим не стать посмешищем перед адвокатами, обвиняемыми и потерпевшими.

В целом, в документах по результатам прокурорского надзора, в ответах на жалобы в порядке вещей откровенное вранье или ахинея.

Безнаказанность блатных и уголовные карусели

В отличие от полиции, ФСБ и СК, где своих еще более или менее регулярно отдают для привлечения и привлекают к уголовной ответственности за преступления, в прокуратуре образовалось тотальное укрывательство. Установка на показуху, что прокуратура чище и лучше полиции, ФСБ и СК, хотя на самом деле это не так.

Реализацию оперативной информации, оперативную разработку прокурора в Генпрокуратуре надо согласовать с генпрокурором. Если он согласия не дал, а в подавляющем большинстве случаев Юрий Чайка его не давал, то реализация и разработка не следовала, даже если на видео и аудио было зафиксировано, как человек брал взятку, и была еще куча доказательств. Блатной оставался на своем месте, не сильно блатной в худшем случае быстро увольнялся по собственному желанию, а потом его пристраивали на госслужбу в другую контору, где он продолжал взятки брать.

Время от времени и в Генпрокуратуре, и в нижестоящих конторах сотрудники наблюдали, как тот или иной прокурор, не собиравшийся увольняться, исчезал со службы, и это руководством никак не комментировалось. Поэтому прокуроров пока привлекают к уголовной ответственности в единичных случаях. Когда они совсем уже обнаглели в своей преступной деятельности, когда они кому-то более влиятельному дорогу перешли, когда их на месте преступления взяли с поличным и оперслужбы сразу опубликовали видеозаписи.

В последнем случае часто считается, что оперслужбы пошли на конфронтацию с прокуратурой, и прокуратура еще подумает, не защитить ли своего, устроив карусели с бесконечным возвращением уголовного дела против прокурорского работника на доследование. Именно такие карусели в свое время были устроены с делом подмосковных прокуроров, которых обвинили в крышевании за взятки нелегального игорного бизнеса. Прокуратура не пропустила в суд ни одного из этих уголовных дел.

Прокурорская крыша и щенки на продажу

Сейчас изыскивают способы легализации и налогообложения самозанятых. В той же Генпрокуратуре и на местах, несмотря на запрет совмещения госслужбы с какой-либо деятельностью, кроме научной, педагогической и творческой, стало нормой, что куча народа занимается нелегальной коммерцией и крышеванием.

Крышуют рестораны и бензоколонки, получают долю от их прибыли. Торгуют мясом, косметикой, щенками, котятами, хендмейдом, сдают квартиры. Такой огромный нелегальный рынок с огромным нелегальным оборотом без какого-либо налогообложения.

Сыновнее покровительство и гнев любовниц

Приоритет при подборе кадров на работу в прокуратуру долгие годы имели родственники, друзья, земляки, одноклассники и однокурсники, любовники, любовницы прокурорских руководителей, больших начальников из других госструктур и крупных, влиятельных коммерсантов. В приоритете были также те, кто заплатил за место, за кого заплатили или предоставили услуги.

Особой фишкой Генпрокуратуры стало участие в кадровой политике сыновей генпрокурора. Через Артема и Игоря можно было реально устроиться на работу в Генпрокуратуру или продвинуться по службе.

Решающую роль играли близкая дружба и деньги. По остаточному принципу шел набор грамотных из тех, кто идет без связей и без взяток. На них же в итоге свалена вся работа, пока остальные развлекаются на службе. Не дай бог кому-то из тех, кто без связей, чем-то не понравиться прокурорскому родственнику, любовнику или любовнице. Затравят и заставят уволиться или подведут под увольнение. А не понравиться можно чем угодно: ты моложе, симпатичней, сильно умный, не демонстрируешь угодливость, где-то что-то не так сказал или не так посмотрел.

В руководящем составе Генпрокуратуры, республиканских, краевых и областных прокуратур толпа тех, из кого уже песок сыплется. Но они не собираются освобождать места молодым, цепляются за должности, деньги и власть. Слепнут, еле ходят, из ума начинают выживать, но за свое кресло мертвой хваткой держатся.

Штаты раздуты невообразимо. Отдельные подразделения Генпрокуратуры разрослись за последние 10-15 лет в два раза. У генпрокурора только советников больше десятка. Одни порнуху на работе в интернете смотрят, другие с друзьями тусуются, сплетничают и пьянствуют, третьи прокурорских девочек или мальчиков хороводят.

Борьба за власть и тщетные надежды

Ежегодные попрошайнические напевы Чайки про необходимость возврата прокуратуре хотя бы части следственных полномочий вовсе не были попыткой публично выставить себя полоумным дурачком. Это борьба за власть. Чайка прекрасно понимал, что возможность возбуждать и расследовать уголовные дела в отношении спецсубьектов — мощный властный рычаг.

Опять же уголовное дело о крышевании за взятки подмосковными прокурорами нелегального игорного бизнеса, по которому так и не допросили сына Чайки, никуда не рассосалось. Оно в Следственном комитете и в любой момент может быть использовано против него.

Полномочия по расследованию уголовных дел прокуратуре не вернут. Для того, чтобы в свое время попасть в ВТО, Россией было выполнено много условий, проведено много изменений и реформ органов власти и управления, в том числе и эта — по разделению следствия и прокурорского надзора. Переигрывать все обратно уже никто не будет. Но для утешения вечно просящего Чайки прокуратуре периодически добавляли то одних, то других полномочий. Это такие аппаратные игры функционеров.

Думское прикрытие на вражде и компромате

В Госдуме у Генпрокуратуры мощное лобби для продавливания своих интересов и законопроектов. Это и всем известный Александр Хинштейн, выходец из «Московского комсомольца», пристроивший на работу к Чайке бывшую журналистку «МК» Марину Гридневу, скоропалительно ставшую генеральшей на посту начальника управления по связям со СМИ, а потом ушедшую в советники. Это и бывшая прокурорская Ирина Яровая.

Из теневых лоббистов можно назвать Василия Пискарева, обиженного на своего бывшего начальника Александра Бастрыкина, вытолкавшего его из СК. Еще один теневой лоббист Юрий Синельщиков, бывший заместитель прокурора Москвы. В свое время генпрокурор Владимир Устинов уволил его с дискредитирующей формулировкой. Есть информация, что по договоренности с Чайкой формулировку поменяли на увольнение по собственному желанию в связи с выходом на пенсию, и теперь Синельщиков это отрабатывает.

Та же Наталья Поклонская, выразившая Генпрокуратуре показное возмущение за отказ преследовать создателей фильма «Матильда», расстроившего ее своим содержанием и образом ее кумира Николая II. Она завсегдатай торжественных прокурорских мероприятий, и продолжает ждать, когда прокуратура отдаст ей в собственность служебную квартиру в Крыму.

Звезда экрана и активный генерал

Две нынешние звезды на небосклоне Генпрокуратуры — это ее официальный представитель Александр Куренной и замначальника управления по надзору за расследованием особо важных дел Сергей Бочкарев.

Куренной несколько последних лет пытается сделать из Генпрокуратуры рупор пропаганды. Ему явно не дают покоя лавры танцорши из МИДа Марии Захаровой и Владимира Маркина из СК, который довыступался до того, что вынужден был уйти, но был пристроен на теплое денежное место в «РусГидро» и тусуется в околовластном бомонде.

В итоге и в прокуратуре и вне ее дружно ржали, например, над публичными заявлениями о намерении прокуратуры раскрыть уголовное дело о гибели группы альпинистов под руководством Дятлова в связи с очередной круглой датой со дня этого происшествия. Ржали, разумеется те, кто понимает, что у прокуратуры уже давно нет полномочий расследовать уголовные дела, да и само дело давно раскрыто.

Бочкарев стал одним из самых юных генералов в Гепрокуратуре, сделал стремительную карьеру, но переактивничал. В начале восхождения Бочкарева во власть с ним пытался соперничать за генеральский чин и должности помощник замгенкрокурора Виктора Гриня Тимур Борисов. Он тоже из молодых, да ранних. Соперничество не носило открытый характер, в Генпрокуратуре это не принято. Такая подковерная грызня и интриганство за спиной с чинными приветствиями и улыбками при встрече.

Исходом этой грызни стали материальные потери для одного и репутационные — для другого. Один лишился служебной квартиры, которую сдавал квартирантам, проживая в другой, купленной для себя. На второго в интернет-издании, которое считается связанным с ФСБ, были организованы публикации о том, что он гей и у него судимая сестра. По поводу гомосексуализма Бочкарева свечку, как говорится, никто не держал. Но у него довольно томная манера разговаривать и двигаться. И слухи о домогательствах к подчиненным, причем мужчинам традиционной ориентации, по Генпрокуратуре ходят.

В итоге Борисов Бочкареву окончательно проиграл. Бочкарев сначала стал генералом, а потом начальником управления в главке, и не вылезал из телевизора. Борисову осталось только люто завидовать, тихо ненавидеть и бояться.

Многие подчиненные Бочкарева его тихо ненавидят. Жалуются, что он не воспринимает по уголовным делам доводы о том, что что-то там доказано, а что-то нет, что вот эта статья применяется вот так, а эта по-другому. Он считает, что надо обеспечить определенный результат и неважно как. Иными словами, он не руководит и надзирает, а наруливает и разруливает. Сотрудники долго гадали, кто его такого в Генпрокуратуру пристроил и откуда. Начальство в лице начальника главка Владимира Юдина и замгенпрокурора Виктора Гриня предпочитало с ним не связываться, не предпринимало попыток его одергивать. То есть, они его побаивались и предоставили возможность делать все, что он хочет. Это дало основания для вывода, что пристроил его в Генпрокуратуру и двигает какой-то высокопоставленный «милый друг» из АП.

Повальные конфискации и битва с адвокатами

Бомбой замедленного действия, которая стала громко тикать на всю страну при непосредственном участии Бочкарева, стали иски Генпрокуратуры об изъятии имущества чиновников средней руки, обвиненных в коррупции. Под раздачу попали не только сами чиновники, имущество стали отбирать у их родственников и знакомых, не утруждая себя доказательствами того, что оно приобретено этими чиновниками коррупционным путем и только потом передано родственникам или знакомым или фиктивно оформлено на них.

Практически у каждого в стране есть хоть один чиновничек среднего звена среди одноклассников, армейских сослуживцев, бывших коллег, соседей, знакомых. Это значит, что под угрозой отобрания оказывается собственность любого, даже горемычного ипотечника. Такая прокурорская тактика попахивает новым «раскулачиванием», переделом собственности, рейдерством под прикрытием судебных решений — называйте как хотите.

И это не может не вызывать социальную напряженность в обществе. То есть, с одной стороны, эта прокурорская деятельность получила одобрение руководства страны, в плане образцово-показательной борьбы с коррупцией на примере ставших неугодными чиновников среднего уровня, а с другой, — переусердствовали и создали проблемы.

Совсем некрасивой историей стало противодействие прокуратуры с адвокатским сообществом, в котором тоже оказался замешан Бочкарев. Процессуально проигрывая рьяным адвокатам, активно отстаивающим интересы подзащитных в отдельных уголовных делах, прокуратура ничтоже сумняшеся стала инициировать уголовные дела против этих адвокатов, что называется, на ровном месте. Цель понятна — убрать оппонента с поля боя.

Так возникло дело против адвоката Александра Лебедева. Он защищал обвиняемую Екатерину Краснихину в деле, где потерпевшим признали старшего сына Чайки Артема. Бизнес, гражданско-правовые отношения с контрагентом по сделке, превращенные в уголовное дело. В декабре прошлого года суд адвоката, обвиненного в воспрепятствовании правосудию и следствию, оправдал.

Сейчас происходит скандал вокруг уголовного дела против арестованного с подачи Генпрокуратуры адвоката Дагира Хасавова, который утверждает, что это скорее Генпрокуратура препятствовала правосудию по делу его подзащитного, а не он.

В целом, можно сказать, что работает Бочкарев топорно, в социальные сети и прессу попадала его переписка-междусобойчик то с адвокатом, то с секретарем судьи. Репутацию Генпрокуратуры основательно подорвали обсуждения, что адвокат может готовить и подсовывать на подпись в Генпрокуратуру документы в интересах клиента, что прокуратура может писать решения за судью.

Так или иначе, они оба, и Куренной и Бочкарев, при Чайке стали претендентами на занятие уровня заместителей генпрокурора или на внушительные посты в Администрации президента. Теперь, со сменой руководства, их дальнейшая карьера в прокуратуре под вопросом.

Кровная месть, интриги и провокации

Отношения у прокурорского руководства между собой как у пауков в банке. Например, один бывший руководитель управления, вынужденный из-за недовольства заместителя Чайки уйти в советники, много лет назад начал вынашивать планы мести. Для него очень болезненным оказалось лишиться служебной машины и свиты из числа подчиненных.

Курировавший его работу и обидевший его заместитель всегда был в фаворе у Чайки, поэтому осведомленные об этой жажде мести посмеивались над перспективами мести. Но, учитывая, что этот обиженный рассовал свою бывшую свиту по разным управлениям, в том числе под самый нос обидевшего его заместителя, старательно собирал информацию и плел интриги, некоторые считают, что чем черт не шутит. Путем хитро спланированных провокаций весьма больших начальников удавалось подставлять.

В общем, особенно с учетом смены генпрокурора, все с интересом наблюдают, чем кино кончится, кто из этих двоих останется, а кому придется уйти. Не исключено, что новый генпрокурор уберет обоих, дабы избавиться от этой старой паутины интриг.

Тупик Чайки и конюшни Краснова

Ну и про смену руководства. Сам Чайка собирался занимать свой пост пожизненно. Ему эту возможность преподнесла подруга из Совета Федерации Валентина Матвиенко, говорят -в обмен на трудоустройство в Генпрокуратуру родственника. Так что эти отчеты Генпрокуратуры о работе перед Советом Федерации, который все видели по телевизору, — фикция. У них там сложился полюбовный тусовочный междусобойчик.

Смену руководства Генпрокуратуры можно считать обусловленной тем, что Чайка завел прокуратуру в тупик. Он засиделся и «потерял ощущение края», считая, что он навсегда. Негативное отношение и недоверие у населения к прокуратуре сейчас такое, какого никогда не было. Череда выплеснутых в медийное пространство разоблачений, скандалов с сынками. Последней каплей в переполненную чашу стал скандальный мусорный бизнес его младшего сына, повлекший чуть ли не партизанскую войну в Шиесе. Этот бизнес и поставил итоговый жирный крест на намерении Чайки через много лет окончить свои дни на посту Генпрокурора.

Его проводили с почетом на пенсионную должность полпреда, еще неоднократно поблагодарят за проделанную плодотворную работу, как это у нас принято в отношении чиновников такого уровня.

Кадровыми «авгиевыми конюшнями» Генпрокуратуры предстоит заняться новому генпрокурору Игорю Краснову. Он пообещал Совету Федерации не делать кардинальных зачисток. Но все понимают, что значительная смена старой руководящей команды будет. Собственно, уже стало известно, о том, что подал в отставку заместитель генпрокура Гринь.

В Генпрокуратуре сейчас переполох среди птенцов-ставленников Чайки. Профессиональные исполнители, которые на себе всю работу тянут, несколько воспряли духом. У Краснова сложилась репутация грамотного процессуалиста, заинтересованного в том, чтобы люди занимались делом. Есть надежда, что подбирать и оценивать прокуроров, наконец, начнут по уровню профессионализма, знаний и умения применять законы».

Если у вас есть информация о коррупционных нарушениях сотрудников прокуратуры — пишите в рубрику ПАСМИ «Сообщить о коррупции».

ККС наказала судью за прокурора-призрака

У судьи Елены Ежелевой обнаружилось несколько дел, где должен был участвовать прокурор, по решениям так оно и было, но сотрудник надзорного ведомство утверждал обратное. Зачем ему лгать, спрашивали судью в рамках дисциплинарного производства в ККС Красноярского края. ” Я не говорю, что он лжет. То, что он говорит, не является правдой”, – отвечала она. А участнику другого дисциплинарного разбирательства пришлось отвечать на вопрос, понимает ли он, что от лица Российской Федерации матерился в суде. Наказали обоих одинаково.

Октябрьское заседание Квалификационной коллегии судей Красноярского края началось с того, что Любовь Гуськова со второй попытки была единогласно рекомендована к переназначению на должность председателя Усть-Енисейского суда с формулировкой “слышит и понимает критику”. “Но имейте в виду, Любовь Яковлевна”, – многозначительно сказал ей напоследок начальник управления Судебного департамента Николай Стариченко, не конкретизировав свое высказывание. Не вызвали разногласий также кандидатуры Веры Гришиной из Свердловского районного суда и Игоря Медведева из Железнодорожного районного суда: оба претендовали на кресла в гражданской коллегии краевого суда, оба отметились высоким качеством работы и не очень дисциплинированными в плане соблюдения правил дорожного движения родственниками. А на должность председателя Северо-Енисейского райсуда коллегия рекомендовала Евгения Пиджакова, судью Кировского райсуда с большим стажем работы в следственных органах.

Зато в вопросе, кто достоин поста судьи Центрального районного суда Красноярска, мнения членов коллегии разделились. Соискательницы – Елена Короткова и Олеся Федорова – трудятся помощниками судей в краевой инстанции и нареканий не имеют. Первую поддержал крайсуд и совет судей, а вторую – управление Судебного департамента при ВС РФ. В итоге выбор с перевесом в один голос был сделан в пользу проработавшей четыре года в апелляции Федоровой. Попутно члены ККС узнали, что у родственника ее супруга есть 39 административных правонарушений за вождение.

Читайте также:  Признание лица недостойным наследником на основании уничтожения завещания

Дисциплинарных производств в повестке значилось два, и первое из них оказалось тождественно разбирательству месячной давности с судьей Канского городского суда Сергеем Береговым. Судья Роман Еремин из Шарыповского городского суда в мае нынешнего года допустил грубые нарушения, говорилось в представлении председателя краевого суда Николая Фуги, которые повлекли за собой отмену обвинительного приговора в отношении наркосбытчика (дело 1-16/2014 / 1-233/2013): в текст попали двенадцать нецензурных слов из заключения фоноскопической экспертизы.

– Вы понимаете, что от лица Российской Федерации матерились в суде? – поинтересовались у Еремина.

Тот понимал и даже попытался объяснить, как это произошло: якобы его помощником в приговор из обвинительного заключения были скопированы замечания эксперта, содержащие фразы вроде “на диске таком-то, начинающемся со слов…”. Впрочем, оглашая приговор, бранные пассажи он пропустил, оговорился судья. Коллегия отметила, что нагрузка у Еремина сравнительно небольшая, поэтому времени на то, чтобы хотя бы вычитать творчество помощника, у него должно было хватить. А зампред краевого суда Татьяна Меркушева порекомендовала Еремину во время следующего повышения квалификации посетить ее лекцию о том, как писать приговоры. В итоге коллегия учла раскаяние и небольшой, 5-летний, стаж провинившегося судьи и ограничилась вынесением ему предупреждения.

“Я не говорю, что он лжет. То, что он говорит, не является правдой”

История дисциплинарного разбирательства судьи Елены Ежелевой из Емельяновского райсуда началась в апреле нынешнего года, когда краевая прокуратура проводила плановую ревизию районной. Проверяющий В. Назаркин сверял статистику судебного и надзорного ведомств за 2013–2014 годы и обнаружил, что цифры эти разительно отличаются: в райпрокуратуре без судебного решения значилось более шести десятков производств, тогда как, по данным суда, они уже вступили в законную силу.

При более тщательной проверке и удалось найти десять дел, которые рассматривала Ежелева. Девять из них касались лишения и ограничения родительских прав, и одно – усыновления. В решениях по делам было отражено присутствие представителя местной прокуратуры С. Насонова, тогда как он утверждал, что в судебных заседаниях он не присутствовал. По его словам, в те дни якобы помощник судьи по телефону сообщал, что процесс откладывается, после чего в прокуратуре послушно ожидали извещения о продолжении слушаний.

– А вы не думаете, что прокурор в процессе присутствовал, а потом забыл отметиться в журнале и просто решил скрыть свое разгильдяйство? – поинтересовались у вызванного на коллегию ревизора Назаркина. Тот усомнился, что такое имело место. По его словам, неявка в заседание – куда более серьезный проступок, нежели отсутствие соответствующей записи в журнале учета, и “вряд ли Насонов стал бы так подставляться”, настаивая на своей правоте. Тем не менее краевая прокуратура своих районных подчиненных за беспечность уже наказала, в том числе и деньгами. А решения по всем подозрительным делам, говорил коллегии Насонов, в прокуратуре получили лишь после того, как в Емельяновский райсуд проверять инцидент приехали из краевого суда.

Из-за этой проверки обнаружились странные манипуляции с документами. Например, после того как ревизоры из краевого суда уехали, в материалах одного из “прокурорских” дел Ежелевой загадочным образом оказалось заменено сопроводительное письмо о направлении копии определения заявителю В. Протасовой: предыдущее было датировано февралем, а новое, о повторном направлении, – ноябрем, причем исходящий номер на документах значился один и тот же. Дела после проверки крайсуда поднимали из архива по просьбе Ежелевой. И она, и ее помощница Буренкова говорили, что они ни при чем, и для квалифколлегии осталось тайной, зачем нужны эти действия, по выражение одного из членов ККС “не стоившие выеденного яйца”.

Одно из подозрительных дел Ежелевой стояло особняком: здесь у прокурора Назаркина было железное алиби – в указанные даты он находился в отпуске за границей. Но у судьи было объяснение. По ее словам, неверная фамилия оказалась в бумагах исключительно из-за спешки: Насонов, дескать, всегда представляет прокуратуру в этой категории дел и поэтому уже “забит в шаблонах”, а протоколы судебных заседаний “по простым делам” она обычно “проверяет бегло”. В остальных случаях общую неразбериху усугубляла путаница в этих самых протоколах. Там могло указываться, что прокурор в суд не явился, тогда как в решении говорилось, что ему было предоставлено слово и он-таки выступал.

– Как по-вашему, зачем Насонову лгать? – спросили у Ежелевой.

– Я не говорю, что он лжет. То, что он говорит, не является правдой, – аккуратно возразила судья.

В ситуации “слово против слова” обе стороны пытались заручиться поддержкой свидетелей. Прокуратура опросила троих участников девяти спорных дел, и те подтвердили, что представителей надзорного ведомства на заседании не было. А свидетели со стороны судьи (на заседании заслушали двоих участников этих производств, а также Буренкову и секретаря заседания Кротову) говорили, что прокурор всегда выступает на слушаниях по усыновлению или ограничению родительских прав.

Объективность этих показаний, правда, небесспорна. Коллегия периодически указывала выступающим на логические неточности, а то и явные противоречия в их рассказах: например, чиновницы местного органа опеки, подтверждавшей присутствие прокурора, самой, согласно документам, там быть в принципе не могло. Другая женщина, юрисконсульт одного из детских домов, будучи вызванной для разъяснения ситуации в прокуратуру, говорила, что Насонова не было на слушании. Но позже она же по просьбе судьи написала пояснения, что прокурор в процессе присутствовал. Квалифколлегии такое расхождение чиновница объяснила тем, что якобы первые ее свидетельства касались не оглашения решения, а предшествующего заседания.

В заключение всех ошеломила председатель Емельяновского райсуда Елена Чиркова. Ранее она дала Ежелевой положительную письменную характеристику, но сейчас выступила резко против. По словам Чирковой, она “боится давать [Ежелевой] на руки дела и разговаривать с ней один на один”. Она также несколько раз пожаловалась на разгильдяйство секретаря Кротовой и сообщила о нарушениях в судопроизводстве – Ежелева фактически “каждое третье дело оставляет без рассмотрения”. Впрочем, об этом коллегии было известно, поскольку к судье имелись и другие замечания, основанные на жалобах граждан по фактам судебной волокиты, нарушений сроков рассмотрения дел и оставления заявлений без движения.

“Сплошным лепетом” назвала все прозвучавшее Меркушева и предположила, что и прокурорские, и судейские работники пытаются защитить честь мундира, но не нарушить сложившейся практики рассмотрения каких-то определенных категорий дел в отсутствие работников прокуратуры. Председатель краевого Совета судей Виктор Федоренко посетовал на то, что Емельяновский райсуд давно является проблемным, сказалось, по его мнению, и попустительство нынешнего председателя, к тому же допускающего существование в суде различных группировок.

В итоге коллегия вынесла Ежелевой предупреждение. И потом еще некоторое время гадала: не были ли пять десятков потерянных емельяновской прокуратурой дел заслушаны и разрешены точно так же – в присутствии невидимых прокуроров.

ПРОКУРОР СУДЬЕ НЕ ТОВАРИЩ?

  • Почему адвокаты по-прежнему не полноправные участники судебного процесса Новым уголовно-процессуальным кодексом законодатель гордится уже больше года. С его принятием появилась надежда на то, что судебный процесс в России станет.

    Почему адвокаты по-прежнему не полноправные участники судебного процесса

    Новым уголовно-процессуальным кодексом законодатель гордится уже больше года. С его принятием появилась надежда на то, что судебный процесс в России станет демократичным, а право человека на защиту будет реализовано в полной мере. Юристы разделяют радость депутатов, но как-то не очень уверенно, хотя и признают, что новый УПК лучше старого.
    Во-первых, в законе наконец-то закреплен принцип состязательности сторон, и адвокат, по идее, теперь на равных с прокурором. Во-вторых, новый статус судьи, с которого сняли обязанность, подменяя собой следствие, — раскрывать преступление. В-третьих, теперь с адвокатом к следователю может идти не только подозреваемый, но и свидетель. (Это только на первый взгляд — деталь, но прежняя практика показывает, что подобная норма резко снижает возможность злоупотреблений со стороны правоохранительных органов. Раньше как было: вызвали в качестве свидетеля, взяли расписку об отказе о даче показания, а вопросы ставят так, чтобы потом предъявить обвинение.) Существует и в-четвертых и в-десятых…
    Только почему-то количество писем с жалобами от тех, кто попал под каток судебной системы, не уменьшается, а громкие уголовные дела последнего времени наводят на печальные размышления. Да, закон изменился, только вот те, кто призван его исполнять, — прокуроры и судьи — меняться не спешат, а обвиняемые (подозреваемые, подсудимые) и их защита по-прежнему не могут воспользоваться теми правами, которые теперь им вроде бы и как бы гарантированы.
    Странные факты прокурорского произвола всплывают на судебном заседании по делу менеджера «Аэрофлота» Глушкова. Адвокаты менеджера «ЮКОСа» Алексея Пичугина тщетно пытаются получить доступ к необходимым документам, и как следствие Пичугин отказывается принимать вообще какое-либо участие в следственных действиях. Полный произвол в деле Платона Лебедева — совладельца той же нефтяной компании. А суды не спешат рассматривать и уж тем более удовлетворять жалобы адвокатов на действия прокуратуры, хотя и судьи, и адвокаты, и прокуроры читают один и тот же закон.
    Вновь и вновь срабатывает сила многолетней привычки, о которую разбиваются все самые демократичные нормы: судья и прокурор по-прежнему играют на одной стороне, стараясь не замечать защиту. Сплошь и рядом прокурор может себе позволить пригласить судью (?!) на собеседование или войти к нему в кабинет, захлопнув дверь перед носом защитника. И адвокату приходится большей частью не выстраивать линию защиты, а бороться со следователем, чтобы заставить его соблюдать закон.
    О том, что изменилось с принятием нового УПК, как реализовывается принцип состязательности сторон и как гарантируется право на защиту, мы решили поговорить с известными адвокатами. А для того, чтобы объяснить читателю, как оградить свои конституционные права от посягательств государства, мы открываем новую рубрику — «Линия защиты».

    Как выясняется, новый Уголовно-процессуальный кодекс воспринимается неоднозначно не только прокурорами, жалующимися на то, что их права оказались серьезно урезаны, но и адвокатами. О плюсах и минусах, связанных с существующей правоприменительной практикой, мы решили побеседовать с руководителем филиала № 85 Московской областной коллегии адвокатов Андреем ТАРАСЕВИЧЕМ:
    — Многие юристы уверяют, что принцип состязательности, несмотря на новые нормы, реально существует только на бумаге. Адвокат по-прежнему не является полноправным участником процесса, его практически не слушают, он не может добиться, чтобы его ознакомили в полной мере с материалами дела…
    — Особенность российской судебной системы в том, что прописанные в законе нормы могут быть правильными и корректными, а их реализация на практике оставляет желать лучшего. Несомненно одно: с помощью нового УПК прокуратуру постарались лишить полномочий по решению вопросов, затрагивающих конституционные права граждан. Логично, ведь прокуратура — тот орган, который осуществляет от имени государства уголовное преследование и надзирает за процессуальной деятельностью органов дознания и следствия.
    Например. Ранее, если следствие приходило к выводу, что гражданин должен быть заключен под стражу, санкцию на арест давал прокурор, то есть тот, кто следствие ведет либо контролирует его ход. А суд (и только при наличии соответствующей жалобы) лишь проверял законность и обоснованность чужого решения. Новый УПК установил, что решение о заключении кого-либо под стражу принимает только суд. Законность и обоснованность избрания именно этой меры пресечения гражданину теперь каждый раз является предметом спора обвинения и защиты; судья — теперь арбитр, он разрешает этот спор, и вся ответственность — и юридическая, и психологическая — только на нем.
    Другой важный момент — принцип состязательности и равноправия сторон в процессе. Различия со старым УПК — даже на визуальном уровне. Если раньше судья сам зачитывал обвинительное заключение и фактически обвинение произносилось от лица суда, то отныне это делает прокурор. Cуд теперь не обвиняет, он взвешивает «за» и «против», анализирует доводы защиты и обвинения и дает им оценку.
    Судью избавили от обязанности возбуждать уголовное дело в случае обнаружения признаков преступления, принимать меры к установлению события преступления, виновных лиц и их наказанию. Все это сейчас — функция прокурора. И эти нормы создают предпосылки настоящей состязательности сторон в процессе.
    Еще одна из новелл. Раньше, когда суд не мог вынести обвинительный приговор по причине того, что следствие чего-то недоработало, дело отправляли на дополнительное расследование. Доработанное, оно опять поступало в суд. Сейчас суд такой возможности лишен. Новым УПК закреплено, что отправить дело назад прокурору суд теперь может только со стадии предварительного слушания, и только в строго определенных случаях. Но сложившаяся годами практика, когда следственные органы вменяли человеку лишнее, «притянутое за уши», чтобы исключить так называемую неполноту следствия, существует и поныне.
    — Как получается, что судья и прокурор зачастую встречаются и обговаривают детали процесса, а адвокат при этом не присутствует?
    — Судьи привыкли к тому, что прокурор у них «друг» и что делают они одно дело. Обязанности у них были раньше одинаковые. И хотя у суда формально отобрали функции обвинения, он фактически продолжает играть ту же роль.
    — В любом случае все нововведения в УПК усложнили работу прокуратуры, которая теперь просто так не может выносить на судебное разбирательство откровенно сфальсифицированный и сырой материал. Но квалификация следователей оставляет желать лучшего — они просто не готовы к работе по новому закону. И многие дела стали «разваливаться» только потому, что построены исключительно на показаниях свидетелей, которые зачастую не являются на судебное заседание. Например, «дело Пичугина»… Многие адвокаты предрекают ему именно такой финал — ведь у прокуратуры нет ничего, кроме каких-то невнятных показаний. И сами следователи, догадываясь о своих слабых местах, стараются не допускать адвокатов до материалов дела и тем самым ставят под сомнение принцип состязательности сторон…
    — Мне трудно говорить что-то по делу, которое я не веду. Все зависит от того, на какой стадии находится процесс. Если адвокатам препятствуют ознакомиться с делом после окончания предварительного следствия, то, конечно, следственные органы грубо нарушают закон. Если уголовное дело не было закончено, то следователь вправе отказать выдать копии. Формулировка может быть такой: «Мы вас знакомим с материалами следственных действий, произведенных с участием вашего подзащитного. Но на данном этапе закон не обязывает нас позволять вам делать выписки, снимать копии и т.д.»…
    У адвокатов есть право знакомиться с процессуальными документами: постановлением о возбуждении уголовного дела, документами о продлении сроков содержания под стражей, продлении сроков следствия, протоколами допросов и очных ставок, в которых был задействован подзащитный. Но это не означает, что до окончания следствия разрешат делать их копии.
    — И часто ли бывает так, что из-за противодействия следственных органов адвокат оказывается в заведомо проигрышной ситуации?
    — На практике такие случаи бывают. Но это не потому, что закон так построен. А потому, что должностное лицо — следователь, дознаватель или даже судья — не выполняет своих обязанностей и требования, установленные законом. Просто игнорирует. Тут уже все зависит от настроя защиты. Но помешать адвокату сделать то, что он в данной ситуации может и должен сделать, — да, могут. И таких случаев я могу вспомнить сколько угодно. Тут УПК ни при чем, это вопросы правоприменения. Знаете, есть такая поговорка: «Суровость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения». И если ее перефразировать на новый лад, то получится, что закон тебе предоставляет множество прав, только сможешь ли ты их реализовать? Дадут ли тебе их реализовать?

    КОММЕНТАРИИ СПЕЦИАЛИСТОВ
    Семен АРИЯ, адвокат:
    — Роль адвокатов на предварительном этапе следствия в общем-то не изменилась. Появилась возможность чаще обращаться в суд, чтобы обжаловать промежуточные постановления. И было бы это хорошо, если бы этому не мешало состояние нашего реакционного правосудия. Например, в Генеральной прокуратуре выносят постановление о продлении сроков следствия, а адвокатов не знакомят с его содержанием. Естественно, они не могут ничего обжаловать. Или вот: арест теперь может санкционировать только суд. А прокуратура передает запрос сразу в суд — и снова в обход адвокатов.
    Конечно, с делом адвокат может знакомиться только по окончании предварительного следствия — так и раньше было. Зато защита имеет право знать обо всех постановлениях судов. Если брать конкретный случай, например «дело Пичугина», когда в прокуратуре не дают копии, можно материалы дела читать с диктофоном. Плюс закон разрешает приносить свою копировальную технику.
    На самом деле проблем немало. Осталась вся та убогость, которая была присуща судебной системе и раньше; преодолеть ее можно лишь тогда, когда состязательный характер процесса будет полноценным. Когда обвинительные материалы в зале суда защита сможет оспорить или попытаться опровергнуть. Иначе всегда будет получаться импровизация правосудия.
    Георгий КАГАНЕР, адвокат Алексея Пичугина:
    — Моих коллег, адвокатов Пичугина, вызвали в Генпрокуратуру для того, чтобы сообщить что-то «в интересах защиты». А на самом деле нас предупредили, что на следующий день в Басманном суде будет слушаться дело по поводу продления срока содержания под стражей. Зачем обманывали, делали такой финт — я не знаю. Вообще, процессуальные нарушения происходили систематически. Нам отказывались, например, предоставить доказательства и обоснования обвинения, хотя требования наши вполне законны.
    На примере этого дела стало ясно, что никакой состязательности на сегодняшний день нет. После того как мы обжаловали постановление Басманного суда в Мосгорсуде, нас наконец допустили к делу. Дали ознакомиться с материалами на 67 листах и при этом запретили что-либо записывать. Естественно, визуально столько информации не запомнишь. И мы подали еще одну жалобу, уже на имя председателя Мосгорсуда.
    Петр ТРИБОЙ, адвокат, бывший следователь по особо важным делам Генпрокуратуры РФ:
    — В целом новый УПК — весьма прогрессивный, содержит массу нововведений. Но некоторые положения носят, на мой взгляд, декларативный характер. Например, говорится, что можно обжаловать любое действие (бездействие), т.е. решение суда, прокурора, следователя, в том числе постановление о возбуждении уголовного дела. Но следователя и прокурора при этом никто не обязывает передавать копию постановлений адвокатам. Механизм реализации этого права не разработан.
    Адвокат, скажем, имеет право собирать доказательства невиновности в соответствии с провозглашенным принципом состязательности. Но предоставлять эти данные он должен почему-то не независимому судье, а следователю — представителю стороны обвинения. Получается, что оценивает собранные мною доказательства тот, у кого на это свои интересы. Еще: разрешена встреча оперативных работников с подследственными. Известно, что это за встреча, что и зачем там делают с человеком. Это негласная процедура — а тут ее прописали в УПК… На такие встречи подследственный имеет право приводить своего адвоката, но вспомнит ли он о своем праве. Никакого ликбеза по кодексам государство не проводит. И что уж тут говорить, когда порой УПК не знают даже те, кто его применяет. Что касается взаимоотношений прокуратуры с судьями, то прокурора судья, конечно, слушает повнимательнее. Возможно, все изменится, когда судьи привыкнут все же быть арбитрами в процессе и сложится некая практика.
    Адвокаты, бесспорно, должны быть ознакомлены с материалами дела, касающегося своего подзащитного. Особенно с постановлением о продлении срока следствия и содержания под стражей обвиняемого. В том числе по таким ключевым материалам адвокаты строят свою позицию. И процедура ознакомления должна быть рассчитана на нормальную человеческую память: не более 10 листов, иначе — разрешайте выписывать данные. Без соблюдения этих законных правил просто невозможно осуществлять толковую защиту.

    Читайте также:  Техническая экспертиза автомобиля

    Третий раз один и тот же судья

    #1 U’nik U’nik –>

    Ситуация следующая. Был некий гражданский процесс между двумя сторонами, истцу в требованиях прошлым летом было отказано, кассация осенью оставила в силе. Жалоба в ЕСПЧ уже подана.

    Зимой истец подавал еще два иска, к другим ответчикам, по отношениям напрямую не входящим в первый иск, но определенным образом с ним связанным (долго объяснять, как именно).

    В обоих случаях первой инстанцией отказано.

    Суть в том, что все эти иски при кассационном обжаловании рассматривала коллегия под председательством одного и того же судьи (тот еще кадр. ), да и по остальным членам в двух случаях из трех есть совпадения. В обоих последующих исках в удовлетворении КЖ отказано, причем мотивируя исключительно ссылкой на ч.2 Ст. 61 ГПК и преюцидальность первого решения. Хотя, как я говорил, связь этих исков очень непрямая. То есть тот же по сути состав суда один раз решение проштамповал, а теперь просто “забивает” истца, ссылаясь на него к месту и не к месту и не рассматривая никакие доводы.

    Так вот, можно ли это рассмотрение одним и тем же судьей подвести под нарушение Ст. 6 Конвенции? По обоим делам жалоба в ЕСПЧ будет так и так, оснований и без того достаточно (хотя бы применение ч.2 Ст. 61 по делам, в которых участвуют не те же лица). Но помнится, когда я еще только начинал разбираться в решениях ЕСПЧ, там где-то что-то было на тему того, что “суд, созданный на основании закона” должен предполагать процедуру распределения дел по судьям, не допускающую такого произвола. Сейчас точно найти и вспомнить не могу.

    Посоветуйте, стоит ли копать, или это такая мелочь, которой не стоит жалобу перегружать?

    #2 Findirector Findirector –>

    #3 U’nik U’nik –>

    Так и вопрос в том, можно ли этой навязчивостью обосновывать “законные сомнения в беспристрастности”.

    В пособиях среди прочих туманных рассуждений нашел такое:
    “Самого факта того, что судья, ведущий разбирательство, привлекался к участию в деле заявителя на более ранних этапах, недостаточно, чтобы конституировать нарушение ч. ст. 6. Для этого, помимо знакомства судьи с делом, требуется наличие особых условий, аналогичных тем, которые приводились выше в связи с делами Ремли и Хаусхильдта”.
    Во втором из них “судья, председательствовавший в судебном разбирательстве, ранее выносил судебное решение о применении к заявителю предварительного заключения”.

    Что-то общее вижу, но уверенности нет.

    #4 Findirector Findirector –>

    Утвержден
    Постановлением Президиума
    Верховного Суда
    Российской Федерации
    от 27 сентября 2006 г.

    ОБЗОР
    ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ
    ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
    ЗА ВТОРОЙ КВАРТАЛ 2006 ГОДА

    10. Судья, принимавший участие в рассмотрении жалобы в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, не может участвовать в новом рассмотрении жалобы в суде первой инстанции в случае отмены вынесенного им судебного решения.
    Постановлением судьи районного суда от 22 декабря 2004 года жалоба Мельникова на действия старшего следователя прокуратуры и бездействие прокурора этой же прокуратуры была рассмотрена в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, и оставлена без удовлетворения.
    Судебная коллегия по уголовным делам областного суда отменила постановление судьи как незаконное, и материал с жалобой Мельникова направила на новое рассмотрение в тот же суд.
    Жалоба Мельникова была повторно рассмотрена тем же судьей, который вновь вынес постановление от 16 марта 2005 года об оставлении жалобы без удовлетворения.
    Судебная коллегия по уголовным делам областного суда своим определением от 17 мая 2005 года оставила указанное постановление судьи без изменения, а жалобу Мельникова – без удовлетворения.
    Президиум областного суда 27 октября 2005 года оставил постановление судьи от 16 марта 2005 года и кассационное определение от 17 мая 2005 года без изменения, а жалобу Мельникова – без удовлетворения, указав, что положения ст. 63 УПК РФ не допускают повторного участия судьи в рассмотрении конкретного уголовного дела лишь в случае отмены постановленного по существу предъявленного обвинения судебного решения. Мельниковым же обжаловалось в порядке ст. 125 УПК РФ производство отдельного следственного действия.
    Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации отменила постановление судьи от 16 марта 2005 года, кассационное определение от 17 мая 2005 года, постановление президиума областного суда от 27 октября 2005 года по следующим основаниям.
    В соответствии с ч. 1 ст. 63 УПК РФ судья, принимавший участие в рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции, не может участвовать в новом рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции в случае отмены вынесенного с его участием приговора, а также определения, постановления о прекращении уголовного дела.
    Указанные требования закона в полной мере распространяются и на судебный порядок рассмотрения жалоб, предусмотренный ст. 125 УПК РФ.
    Однако повторное участие одного и того же судьи в рассмотрении одной и той же жалобы на одни и те же действия (бездействие) следователя, прокурора после отмены вышестоящей судебной инстанцией первоначально вынесенного судебного решения не согласуется, как это следует из постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 28 ноября 1996 года “По делу о проверке конституционности статьи 418 УПК РСФСР в связи с запросом Каратузского районного суда Красноярского края”, с объективностью и беспристрастностью суда и противоречит конституционным положениям о независимом судебном контроле за обеспечением прав граждан в уголовном судопроизводстве, закрепленном в статьях 18, 46 и 120 Конституции Российской Федерации, согласно которым права и свободы человека и гражданина обеспечиваются правосудием и каждому гарантируется их защита независимым судом.
    Из того же понимания статуса суда исходит и Международный пакт о гражданских и политических правах (п. 1 ст. 14), провозглашающий право каждого на компетентный, независимый и беспристрастный суд.
    Решение областного суда о том, что один и тот же судья может участвовать в повторном рассмотрении жалобы в случае отмены первоначально состоявшегося решения, принято без учета этих основных условий правосудия, что могло повлиять на правильность принятого решения.
    Материалы переданы на новое судебное рассмотрение в районный суд.

    Определение
    N 37-Д05-46
    по делу Мельникова

    5 советов непрофессиональному участнику судебного заседания по гражданскому делу

    Адвокат (Адвокатская палата г. Москвы)

    специально для ГАРАНТ.РУ

    Многим из нас приходится обращаться в суд. Иногда это случается, когда просить судебной защиты приходится по своей инициативе. Иногда суды вызывают граждан в качестве ответчиков или иных лиц, участвующих в деле. И тогда возникает множество вопросов: как себя вести в суде? Что можно и чего нельзя делать в судебном заседании по гражданскому делу? Как добиться того, чтобы суд рассмотрел заявление или ходатайство? Как обращаться к судье? В этой колонке поделюсь несколькими советами, которые, надеюсь, помогут непрофессиональному участнику понять, что его ждет и как вести себя в судебном заседании по гражданскому делу.

    Прежде всего, отмечу, что при разрешении конкретного спора суд принимает решение на основе законов, нормативных актов, регулирующих соответствующие отношения. Например, в споре по поводу выселения лица из квартиры применяется Жилищный кодекс РФ, в споре о том, кто виновен в аварии, – ПДД, при споре о праве собственности на объект недвижимости – ГК РФ и другие законы. Кроме законов, регулирующих непосредственно спорные отношения, суды в своей деятельности руководствуются процессуальным законодательством, то есть применяют те процессуальные законы, которые регулируют правила рассмотрения соответствующих споров в соответствии с видом судопроизводства (ч. 2 ст. 118 Конституции РФ).

    Для рассмотрения гражданских дел таким процессуальным законом является ГПК РФ. Поэтому изучить основные положения этого кодекса и периодически обращаться к нему будет нелишним.

    Перейдем теперь к практическим рекомендациям.

    Совет № 1. Ведите аудиозапись судебного заседания

    Всем лицам, участвующим в деле, и гражданам, присутствующим в открытом судебном заседании, предоставлено право в письменной форме, а также с помощью средств аудиозаписи фиксировать ход судебного разбирательства. Фотосъемка, видеозапись и трансляция судебного заседания по радио и телевидению допускаются с разрешения суда (п. 7 ст. 10 ГПК РФ).

    Чтобы всегда иметь под рукой актуальную редакцию ГПК РФ и других кодексов, установите на свой смартфон приложение “ГАРАНТ. Все кодексы РФ”.

    По этой причине участвующему в деле лицу (истцу, ответчику, третьему лицу) можно производить аудиозапись, не спрашивая об этом разрешения у суда в открытом судебном заседании (бывают и закрытые, об этом суд должен объявить в начале заседания). Данный вид записи хода судебного заседания не является обязательным для судебного разбирательства, однако демонстративно лежащий на столе одного из участвующих в деле лиц диктофон “дисциплинирует” всех участников процесса.

    Для убедительности можно в начале судебного заседания заявить об аудиофиксации судебного заседания. Но главное назначение такой записи – дальнейшая помощь для подготовки к следующему судебному заседанию в том случае, если текущее будет отложено. А если придется приносить замечания на протокол судебного заседания, можно будет сверить его с аудиозаписью (ст. 231 ГПК РФ).

    Совет № 2. Встать, Суд идет! Соблюдайте порядок в судебном заседании

    Непосредственно порядку в судебном заседании, той процедуре, что описывает, как должны вести себя участники судебного заседания, посвящена ст. 158 ГПК РФ, которая так и называется: “Порядок в судебном заседании”.

    Не буду останавливаться подробно, поскольку из содержания самой статьи правила поведения в зале судебного заседания будут понятны и неподготовленному читателю, а заострю внимание лишь на некоторых правилах, которые могут иметь серьезные последствия для участников процесса.

    Во-первых, свидетель несет уголовную ответственность за дачу заведомо ложных показаний и за отказ от дачи показаний (ст. 307-308 УК РФ), о чем перед допросом у свидетеля должна быть отобрана подписка. Но при этом свидетель вправе отказаться от дачи показаний по ст. 51 Конституции РФ (“Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом”). Истец и ответчик о такой ответственности не предупреждаются, поскольку предполагается, что давать объяснения – это право истца или ответчика, а не обязанность, и это их позиция по делу (что можно трактовать как невозможность привлечения к уголовной ответственности за это).

    Во-вторых, уголовным законом предусмотрена ответственность в том случае, если участник дела (в том числе истец или ответчик) фальсифицировал доказательства (ст. 303 УК РФ).

    Закон также предусматривает основания для привлечения к уголовной ответственности за неуважение к суду. Неуважением к суду признаются действия, выразившиеся в оскорблении участников судебного разбирательства (ч. 1 ст. 297 УК РФ), или такие же действия в отношении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия (ч. 2 ст. 297 УК РФ).

    Совет № 3. Заявляйте отводы правильно

    Расхожим является мнение о том, что если лицу, участвующему в деле, не нравится судья, председательствующий в судебном заседании, то такому судье можно заявить отвод и судья будет заменен. Это не так. ГПК РФ содержит исчерпывающий перечень оснований для отвода судьи. Таковыми признаются следующие обстоятельства (ст. 16 ГПК РФ):

    • при предыдущем рассмотрении данного дела судья участвовал в нем в качестве прокурора, секретаря судебного заседания, представителя, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика;
    • судья является родственником или свойственником кого-либо из лиц, участвующих в деле, либо их представителей;
    • судья лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела либо имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнение в его объективности и беспристрастности.

    Однако заявление об отводе судьи, рассматривающего дело единолично, рассматривает тот же судья, отвод которому заявлен. На практике это приводит к тому, и это подтвердит любой практикующий юрист, что заявления об отводе практически никогда не удовлетворяются судьями. Вместе с тем, если участник уверен, что основания для отвода судьи или иного участника процесса имеются, заявлять об отводе следует.

    ФОРМЫ

    Заявление об отводе судьи на основании ч. 1 ст. 16 ГПК РФ
    Заявление об отводе судьи на основании ч. 2 ст. 16 ГПК РФ
    Заявление об отводе судьи на основании ч. 3 ст. 16 ГПК РФ

    Отказ в отводе судьи обжалованию не подлежит, однако свое несогласие с решением судьи об отказе в отводе можно изложить в апелляционной жалобе на окончательный судебный акт по делу. Жалобу на действия судьи можно также направить на имя председателя суда, который должен ее рассмотреть (ст. 22 Федерального закона от 14 марта 2002 г. № 30-ФЗ “Об органах судейского сообщества в Российской Федерации”.

    По аналогичным основаниям и в таком же порядке, как и отвод судье, отводятся прокурор, секретарь судебного заседания, эксперт, специалист и переводчик.

    Заявление об отводе следует составлять письменно. А если об основаниях для отвода стало известно в ходе судебного заседания, заявлять об отводе следует устно и немедленно после того, как выявились такие основания. В случае, если дело будет разрешено без рассмотрения вопроса об отводе лица, которое подлежало отводу, или же судьи, без выяснения вопроса об основаниях и необходимости отвода, решение суда с большой вероятностью будет незаконным.

    В тех же случаях, когда, по мнению лица, участвующего в деле, суд нарушает права участника, но основания для отвода судьи не усматриваются, можно заявить о возражениях на действия председательствующего. Если такие действия председательствующего в судебном заседании судьи происходят непосредственно в ходе рассмотрения дела, возражения заявляются устно. Возражения в таком случае заносятся в протокол судебного заседания (ч. 2 ст. 156 ГПК РФ).

    Совет № 4. Следите за протоколом судебного заседания

    Протокол судебного заседания – важный процессуальный документ, отражающий ход судебного процесса и самые важные его моменты. Его содержание и правила составления регламентированы ст. 229-230 ГПК РФ.

    Следует знать, что протокол обязательно ведется в судебном заседании и в предварительном судебном заседании (ст. 228 ГПК РФ). Но на стадии подготовки к делу, а это обычно обозначается как беседа, протокол судебного заседания суд может не вести. По этой причине свидетели в стадии подготовки не допрашиваются, и свои навыки красноречия показывать суду в этой стадии не следует, поскольку отражено в деле это не будет. Лучше свою позицию в беседе с судьей изложить устно и коротко, а в судебном заседании, в том числе в предварительном, – полно и медленно, замечая, успевает ли секретарь судебного заседания записывать в протокол за говорящим. Объяснения можно также составить в письменном виде и попросить приобщить их к материалам дела. О том, какое заседание проводится непосредственно в данный момент, судья должен объявить перед началом заседания. Если же судья этого не сделал, то для того, чтобы результат заседания не стал для его участников сюрпризом, следует просить суд разъяснить, какой именно вид заседания проводится.

    Как правило, протокол не содержит дословного содержания судебного заседания. Вместе с тем, у лица, участвующего в деле, есть право в течение пяти дней с даты его составления (а составлен он должен быть не позднее трех дней с даты судебного заседания) ознакомиться с протоколом и принести на него возражения относительно его неполноты и/или неточности (ч. 3 ст. 230, ст. 231 ГПК РФ). Следует знать, что во всех случаях, когда для совершения какого-либо действия согласно ГПК РФ срок установлен в днях, срок этот исчисляется в календарных днях. Таким образом, если суд оформил и подписал протокол в пятницу, срок для принесения замечаний на него начинает исчисляться в календарных днях, начиная с субботы, и оканчивается он через пять дней, то есть в среду следующей недели включительно. Есть лишь одно исключение, касающееся выходных, – в случае, если последний день процессуального срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается следующий за ним рабочий день (ч. 2 ст. 108 ГПК РФ).

    Для того чтобы иметь возможность ознакомиться с протоколом, необходимо сразу после окончания судебного заседания выяснить дату, когда протокол будет изготовлен. Далее о его готовности можно узнавать у секретаря судебного заседания, помощника судьи или непосредственно у судьи.

    Читайте также:  Необходима ли госпошлина

    В том же случае, если протокол по каким-либо причинам в установленные сроки (три дня от даты заседания) изготовлен не был, следует написать заявление на имя судьи, указав о том, что на дату обращения протокол по-прежнему не готов. Заявление нужно подать в канцелярию суда в двух экземплярах, таким образом, чтобы на руках оставался один экземпляр с отметкой о регистрации. Такое заявление в дальнейшем поможет объяснить уважительность причины принесения замечаний на протокол, если сроки для этого формально будут пропущены.

    Непосредственно ознакомиться с протоколом можно путем его изучения в самом деле, можно просить изготовить и выдать на руки его копию, заверенную судом. Можно ограничиться его фотокопированием. Безусловно, всегда лучше иметь на руках удостоверенную судом копию протокола судебного заседания.

    Для сличения полноты и правильности протокола и поможет аудиозапись судебного заседания на личном диктофоне или телефоне. Конечно, следует позаботиться о качестве аудиозаписи, независимо от того, записан ход судебного заседания на диктофон или на телефон. В том случае, если содержание протокола расходится с фактическим ходом судебного заседания, зафиксированным на аудионосителе, или в случае неполноты протокола, свои замечания на протокол, направляемые на имя судьи через канцелярию, можно снабдить компакт-диском с записью судебного заседания, которая производилась на диктофон. В заявлении следует указать наличие компакт-диска в качестве приложения. По правде говоря, судьи не любят приобщать такие доказательства к материалам дела, однако, несмотря на это, сам факт такой попытки может сыграть решающую роль при возникновении спора о содержании протокола.

    Следует учесть, что судьи вышестоящей инстанции будут делать выводы о том, как проходило судебное заседание, что обсуждалось и какие заявления делались, изучая, в том числе протокол и замечания на него, если они принесены.

    На практике с принесением возражений на протокол существуют некоторые сложности, пути разрешения которых стоит здесь рассмотреть.

    Как указано выше, протокол судебного заседания должен быть составлен и подписан судом в течение трех дней после судебного заседания (ч. 3 ст. 230 ГПК РФ). Нередко срок этот судом не соблюдается в силу его загруженности. Как часто бывает, протокол может быть составлен через пять, 10 дней или даже месяц после даты судебного заседания, а в самом протоколе может быть указано, что составлен он в день судебного заседания. Получая на руки протокол, например, через месяц, заинтересованное лицо, таким образом, утрачивает возможность принести на него возражения, ввиду формального пропуска срока.

    В таких случаях нужно, во-первых, каждый свой визит в суд для целей ознакомления с протоколом, когда протокол оказался не готов, фиксировать письменными обращениями в адрес судьи. Как обращаться с таким заявлением я указывал выше. Во-вторых, принося замечания на протокол, обязательно снабдить их ходатайством о восстановлении сроков для принесения таких замечаний, объясняя уважительность пропуска установленного срока для их принесения. При отсутствии такой просьбы о восстановлении срока судья, не рассматривая возражения, возвращает их заявителю, не оставляя в деле.

    Судья, рассмотрев замечания на протокол, либо их удостоверит и оставит в деле, либо отклонит при несогласии с ними. В последнем случае он вынесет мотивированное определение об их полном или частичном отклонении. Замечания приобщаются к делу во всяком случае (ч. 1 ст. 232 ГПК РФ).

    Замечания на протокол должны быть рассмотрены в течение пяти дней со дня их подачи (ч. 2 ст. 232 ГПК РФ).

    Совет № 5. Заявления и ходатайства оформляйте письменно

    Заявления – обращение к суду с просьбой что-либо сделать.

    Ходатайство (ударение на второй слог) – также обращение к суду с просьбой что-либо сделать, но негласно между ними есть различия. Заявленное ходатайство подразумевает, что суд, рассмотрев его, должен принять одно из решений: удовлетворить ходатайство или нет. Заявления, как правило, такого реагирования суда не требуют, и служат для целей отражения каких-либо фактов или требования от суда или лиц, участвующих в деле, совершения действий, разрешения на которые не требуется. Например, перед началом судебного заседания можно сделать заявление о том, что участник намерен вести аудиозапись судебного заседания (как мы помним, разрешения судьи на такое действие не требуется, если проходит открытое судебное заседание).

    ФОРМЫ

    Ходатайство о приобщении к делу доказательств
    Ходатайство о приобщении к делу аудиозаписи в качестве доказательства (гражданский процесс)

    Рассмотрим ситуацию с ходатайством о приобщении доказательства к материалам дела.

    Проще всего представить доказательства в суд в том случае, когда они приложены к исковому заявлению. В таком случае суд не рассматривает вопрос о приобщении доказательств к материалам дела, а принимает их вместе с иском. В тех же случаях, когда доказательства приобщаются к материалам дела (именно так мы называем процесс попадания того или иного доказательства в дело) уже после возбуждения дела, это делается с позволения судьи и с учетом мнения других лиц, участвующих в деле, и только в судебном заседании.

    Для того чтобы приобщить какое-либо доказательство в дело, например, письменное доказательство в судебном заседании, нужно заявить соответствующее ходатайство. Выглядит это, примерно, так: “Уважаемый суд, прошу приобщить к материалам дела письменное доказательство, доказывающее вот это и вот это…”. Судья, рассмотрев представленное письменное доказательство, ходатайство либо удовлетворяет и приобщает доказательство к делу, либо ходатайство отклоняет и возвращает доказательство заявителю ходатайства.

    Здесь есть одна хитрость. В том случае, если ходатайство о приобщении доказательства заявлено устно и судья, отклонив его, вернет письменный документ заявителю, никто из вышестоящего суда в случае дальнейшей проверки дела может и не узнать о том, что такой документ просили приобщить к делу. Но вот если ходатайство оформлено письменно и к нему приложено доказательство, о приобщении которого просит заявитель, в таком случае, отклоняя ходатайство о приобщении и даже вернув письменное доказательство, судья должен приобщить письменное ходатайство в дело. И на приобщении письменного ходатайства (даже отклоненного) следует настоять. У вышестоящего суда будет возможность увидеть, что лицо соответствующее доказательство просило приобщить.

    Генеральный прокурор РФ: назначение на должность, срок полномочий, компетенция

    Соблюдение законов и сохранение правопорядка в стране зависят от того, кто стоит во главе одной из главных структур нашей страны – Генеральной прокуратуры РФ. Этот орган обязан реагировать на любое нарушение в части исполнения законодательных актов, прав и свобод граждан, осуществлять прокурорский надзор с целью контроля за соблюдением организациями нормативно-правовых актов и законов РФ. Кто может занимать эту должность и что именно входит в перечень полномочий генерального прокурора? Об этом в статье ниже.

    Назначение и вступление в должность

    Генеральный прокурор РФ является должностным лицом, которое возглавляет Прокуратуру. Кандидат на данную должность выдвигается президентом России. Генеральный прокурор вносит представление Президенту России о кандидатах, которые достойны занимать должность его первых заместителей. В случае если за кандидата на должность Генпрокурора на Совете Федерации Федерального Собрания РФ не будет набрано нужного количества голосов, то дается еще один месяц на подбор другого кандидата.

    Назначение на должность генерального прокурора РФ происходит на основании решения наивысшего органа исполнительной и законодательной власти Советом Федерации ФС РФ.

    В случае положительного решения кандидат вступает в должность с момента принятия присяги, которую он приносит председателю Совета Федерации Федерального собрания РФ. Текст клятвы содержит следующие слова: «Клянусь соблюдать Конституцию и законы Российской Федерации, ориентироваться в своей деятельности на интересы граждан, защищать их права и свободу, а также защищать в первую очередь интересы своего государства».

    Требования к кандидату

    Для того чтобы претендовать на должность генерального прокурора РФ, кандидат должен отвечать требованиям, которые закреплены на законодательном уровне:

    • Гражданство Российской Федерации.
    • Возраст старше 35 лет.
    • Высшее образование, которое получено в аккредитованном государственном образовательном учреждении по юридической специальности.
    • Стаж службы свыше 10 лет в органах прокуратуры при условии занимания должности с присвоением классного чина.

    В органы и подразделения прокуратуры на государственную гражданскую службу не может поступить лицо, которое:

    • Является иностранным гражданином.
    • Было ранее судимым либо имеет ее на момент подачи заявления.
    • Ограниченно дееспособное или недееспособное.
    • Имеет решение суда о запрете на право занимания государственных должностей гражданской службы.
    • Имеет медицинское заболевание, которое не позволяет поступить на службу в подразделения и органы прокуратуры РФ.
    • Отказывается от мероприятий по оформлению допуска к секретным сведениям и относящимся к государственной тайне.

    Срок деятельности и отчетность о ее результатах

    Срок полномочий генерального прокурора РФ ограничен и составляет не более 5 лет. Любые изменения, касаемые деятельности генпрокурора, публикуются в прессе, в частности в «Российской газете». Это касается также и освещения результатов его деятельности, о которых он ежегодно должен докладывать лично на заседании Федерального Собрания. Текст доклада включает в себя сведения и цифры статистики об уровне преступности, раскрываемости преступлений, состоянии правопорядка в стране, а также о мерах, которые были предприняты для улучшения общей ситуации.

    В случае невозможности исполнения своих должностных обязанностей полномочия и права Генерального прокурора РФ переходят на его первого заместителя. А если они оба лишены права на занимаемую должность либо имеют место иные причины, то полномочия переходят ниже по иерархической лестнице. Один и тот же человек может быть назначен на должность генерального прокурора РФ неоднократно.

    Структура правления

    Генеральной прокурор РФ имеет в подчинении очень большую структуру. Следующие за ним по иерархической лестнице – первые заместители, всего их два. В ведение одного входит руководство системой территориальных прокуратур: прокуратуры федеральных округов, субъектов Российской Федерации, районов и городов. Второй заместитель ведает отраслевыми прокуратурами, куда относятся транспортные, военные, торговые, технические, природоохранные и др., на территории субъектов и федеральных округов нашей страны.

    В решении особых вопросов генпрокурору помогают старшие помощники (в том числе по особым делам), советники, помощники. Роль совещательного органа играет коллегия генпрокуратуры России.

    Нормативные акты, издаваемые генпрокурором

    Свои указания Генеральный прокурор РФ излагает в виде: приказов, инструкций, положений, указаний, распоряжений. На основании данных документов происходит:

    • Регулирование вопросов деятельности прокуратуры России.
    • Определение порядка мер материального и социального обеспечения сотрудников прокуратуры и другие вопросы, которые регламентируются законом о прокуратуре.

    Основные вопросы, касающиеся организации надзора и управления в нижестоящих структурных подразделениях; контроля за соблюдением законов, и др. вопросы отражаются в приказах. Также в данном нормативном акте могут быть закреплены задачи для выполнения мероприятий по розыску людей.

    Более узкие вопросы, касающиеся деятельности работы подразделений, отражаются в указании. Это нормативный акт, который, к примеру, нацелен на улучшение внешнеэкономической деятельности, организацию дополнительного контроля за исполнением отдельных вопросов и другие аспекты. Примечательно то, что с целью контроля за исполнением изложенных в нем указаний может быть проведена предварительная проверка. Обязательными для исполнения являются указания, которые касаются вопросов дознания, за исключением тех, которые требуют урегулирования на законодательном уровне.

    Кратковременные задачи излагают в виде распоряжений, они направлены на выполнение разовых поручений. С помощью положений регулируют статус подразделений и отделов всей системы российской прокуратуры. Четкое распределение обязанностей внутри каждого внутреннего подразделения, действий относительно совершения тех или иных мероприятий (например, о хранении документов, делопроизводстве, вещественных доказательств) излагается в инструкциях.

    Любой из вышеназванных нормативно-правовых документов публикуется в печати, издание называется «Законность».

    Полномочия

    В число полномочий генерального прокурора РФ входят:

    • Руководство системой прокуратур.
    • Установление штатной численности и структуры Генпрокуратуры, подчиненных учреждений и органов. Исключение составляет Следственный комитет при прокуратуре РФ.
    • Издание нормативно-правовых актов, которые регламентируют деятельность прокуратуры и организационные вопросы, порядок выполнения социальных и материальных мер обеспечения сотрудников прокуратуры.
    • Определение в рамках фонда оплаты труда и штатной численности количества сотрудников Генпрокуратуры России, а также полномочия подведомственных структурных подразделений.
    • Ответственность за выполнение поставленных перед прокуратурой задач.
    • Назначение и освобождение занимаемой должности: прокуроров и их заместителей в субъектах нашей страны; директоров или ректоров, заместителей образовательных и научных учреждений системы прокуратуры.

    Полномочия генерального прокурора РФ позволяют ему устанавливать сроки и порядок проведения аттестации сотрудников прокуратуры. Стоит отметить, что сюда не входят следователи. Также на сотрудников Следственного Комитета при прокуратуре РФ не распространяются полномочия генерального прокурора РФ по наложению дисциплинарного взыскания.

    Права и обязанности

    Как и у любого должностного лица, права и обязанности Генпрокурора имеют четко очерченные границы. В число компетенций генерального прокурора РФ входят:

    • На основании ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» осуществлять полное руководство органами и подразделениями прокуратуры.
    • Реорганизовывать, образовывать и ликвидировать учреждения, органы прокуратуры, определять их компетенцию и статус.
    • Утверждать план проведения комплексных проверок, относительно деятельности прокуратуры субъектов или специализированных прокуратур, время приема граждан заместителями, начальниками главных управлений генпрокуратуры, а также план работы Генпрокуратуры и ее коллегии.
    • Принимать решение о выдаче лиц, являющихся иностранными гражданами или без гражданства, находящихся на российской территории и обвиняемых в совершении какого-либо преступления. Сюда также относятся ситуации, когда лицо уже осуждено на территории иностранного государства.
    • Перекладывать ряд функций на органы военной прокуратуры в те регионы, где осуществление полномочий гражданской невозможно, в том числе и за пределами нашей страны, где расположенные вооруженные силы РФ.
    • Устанавливать или менять порядок принятия прокурорами присяги.
    • Принимать участие в заседаниях Президиума Высшего Арбитражного суда, Верховного Суда РФ, комитетов и комиссий Федерального Собрания РФ и др.
    • Иные права и обязанности, которые закреплены в законе.

    Обращения граждан в адрес Генпрокурора РФ

    Одна из компетенций руководителя Генеральной прокуратуры – реагирование на обращения граждан. Требуются веские основания или причины для того, чтобы написать жалобу генеральному прокурору РФ. Как правило, обращение в эту инстанцию относится к числу последних, которые могли бы разрешить спорную ситуацию, поскольку предыдущие результата не принесли. Подать обращение можно письменно с оставлением в канцелярии прокуратуры, в электронном виде на официальном сайте, по почте, при личном визите к генеральному прокурору.

    Любой гражданин, без ограничений, имеет право на защиту его интересов. Для этого существует определенный порядок, который регламентирует процесс рассмотрения и разрешения обращений. Если сведения, которые в нем указаны, не требуют дополнительного разбирательства, проверки и изучения, то ответ должен быть дан в течение пятнадцати дней. В остальных случаях срок составляет тридцать календарных дней. В случае если за это время решение принято не было, то срок может быть продлен еще на такой же период либо обращение передается в инстанцию, компетенции которой достаточны для решения спорной ситуации.

    Полномочиями Генпрокуратуры определен ограниченный перечень вопросов, рассматриваемых в ее ведении. Так, гражданин может обратиться со следующими вопросами:

    • О признаках коррупции со стороны должностных и высокопоставленных лиц.
    • О неправомерных и противоправных действиях со стороны чиновников и должностных лиц.
    • О решениях федеральных органов власти, которые противоречат закону.
    • О вопросах обеспечения интересов государства и общества.

    Это лишь часть из того, что может быть рассмотрено генеральной прокуратурой. Естественно, если в тексте обращения, жалобы содержатся сведения, которые относятся к ведению нижестоящих инстанций (прокуратур), то таковые будут переданы на рассмотрение им. Только в том случае, если гражданин уже обращался в другие инстанции и не получил там ответа или удовлетворительного решения, приложил его к своему обращению (или указал текст ответа в нем) и направил уже в генпрокуратуру, то оно будет рассмотрено в должном порядке.

    При передаче жалобы, заявления генеральный прокурор может оставить за собой право на установление контроля за его исполнением. В течение 7 дней документ должен поступить в соответствующее подразделение.

    Прокурорские проверки

    Один из способов контроля – прокурорские проверки, под надзором могут оказаться как физические, так и юридические лица. Это не означает, что тот, кто назначает генерального прокурора РФ на должность, не может проконтролировать и его самого. Так, по поручению Президента Российской Федерации могут быть инициированы прокурорские проверки, которые касаются правомерности действий руководителей федеральных и государственных структур, органов власти. Сюда же относятся ведомства регионов и субъектов федерации.

    Срок проведения проверки составляет тридцать календарных дней. Он может быть приостановлен на время для проведения дополнительных действий, экспертиз, испытаний, исследований, необходимых для подготовки окончального вывода. В целом длительность приостановлений проверки не должна быть более шести месяцев. Генеральный прокурор может дать разрешение, в исключительных случаях, на продление срока проверки. Однако на это должны быть веские основания.

    Прокуроры в России

    За 27 лет в должности Генпрокурора России побывало не так много людей:

    1. Валентин Георгиевич Степанков – с 28 февраля 1991 года по 05 октября 1993 года. В те времена назначение на должность осуществлялось на основании постановления Верховного Совета РСФСР.
    2. Алексей Иванович Казанник – с 05 октября 1993 года по 25 апреля 1994 года. В это время уже президент это тот, кто назначает генерального прокурора РФ, на основании указа.
    3. Алексей Николаевич Ильюшенко и Олег Иванович Гайданов – исполняли свои обязанности друг за другом, пока подбирали подходящую кандидатуру на пост Генпрокурора.
    4. Юрий Ильич Скуратов – с 24 октября 1995 года по 19 апреля 2000 года. В 1999 году на него было возбуждено уголовное дело, в связи с чем был освобожден от занимаемой должности.
    5. Владимир Васильевич Устинов – первый бывший генеральный прокурор РФ, который за весь многолетний период (с 17 мая 2000 года по 02 июня 2006 года) был переназначен на свою должность дважды. Стоит отметить, что он являлся первым заместителем генпрокурора Скуратова вместе с Юрием Чайкой.
    6. Юрий Яковлевич Чайка – занимает свою должность уже третий раз подряд, с 23 июня 2006 года и по настоящее время.

    Бесплатная консультация юриста по телефону:

    Москва, Московская обл. +7(499)113-16-78

    СПб, Ленинградская обл. +7(812)603-76-74

    Звонки бесплатны. Работаем без выходных!

    Ссылка на основную публикацию