Ограничение права пользования помещением

Ограничение права пользования жилым помещением: к постановке проблемы

Проблема соотношения права и справедливости занимала и занимает сейчас одно из ведущих мест в научных исследованиях не только правоведов, но и философов, социологов, политологов [3, c. 5]. Данная проблема нашла свое отражение и в жилищном праве. Связь жилищного права и справедливости основана на том, что правовое отношение может быть всегда интерпретировано в качестве особого типа отношения распределительного. Здесь распределяются права и обязанности участников взаимного социального общения [2, c. 5]. Жилые помещения являются специфическим имуществомнедвижимостью.

Специфика данного имущества выражается в следующих аспектах: во-первых, любое жилье, как в одноквартирном так и в многоквартирном доме имеет связь с землей; во-вторых, жилые помещения используются достаточно длительное время; в-третьих, жилье облагается особым налогом (налог на имущество); в-четвертых, право собственности на квартиры имеет законодательно определенные ограничения; в-пятых, жилые помещения невозможно перемещать без утраты целостности; в-шестых, сделки по распоряжению жильем должны регистрироваться в органе юстиции.

В связи с этим, ранее, институт частной собственности граждан в жилищной сфере был достаточно ограничен и стиснут в рамки жесткого контроля со стороны государства. Предметом частной собственности граждан чаще всего являлся жилой дом, а основанием возникновением права на него – индивидуальное жилое строительство на отведенном для этих целей в установленном порядке земельном участке либо участие в ЖК (ЖСК). Реже применялся договор купли-продажи. Приобретение квартиры или комнаты из государственного фонда жилья было и вовсе невозможно. В то же время, находящийся в личной собственности гражданина жилой дом не мог использоваться им в целях, так называемой, «личной наживы», извлечения «нетрудовых» доходов, в других «корыстных» целях.

Это явно противоречило самому содержанию права собственности гражданина, то есть, права по владению, пользованию и распоряжению имуществом по своему усмотрению и в своих интересах. Наблюдалось чрезмерное ограничение права собственности граждан, сведение его функционального назначения к удовлетворению потребительских нужд собственника; на первый план выдвигались такие полномочия как владение и пользование. К распоряжению собственник прибегал значительно редко. Право пользования собственника жилым помещением заключается в эксплуатации жилого помещения в целях удовлетворения собственником своих жилищно-бытовых потребностей. Пользование жилыми помещениями носит строго целевой характер – для постоянного проживания. Ограничение права пользования, а значит, и ограничение права собственности, возможно только в соответствии с действующим законодательством. Право распоряжения, как уже говорилось, означает право собственника определить правовое положение жилого помещения, то есть свободу его отчуждения и свободу его передачи в пользование другим лицам посредством договора найма или аренды.

Собственник может распоряжаться принадлежащим ему жильем через следующие гражданско-правовые сделки: куплюпродажу, мену, дарение, обмен, составление завещания. При этом частная собственность на недвижимость или ее часть в жилищной сфере не ограничивается по количеству, размерам и стоимости. Объектом частной собственности граждан в жилищной сфере могут быть: индивидуальные жилые дома, приватизированные, приобретенные квартиры и дома, квартиры в домах жилищных и жилищно-строительных кооперативов с полностью выплаченным паевым взносом, в домах товариществ индивидуальных владельцев квартир, квартиры и дома, приобретенные в собственность гражданами на иных основаниях, предусмотренных действующим законодательством [4, c. 20].

Данные объекты намеренно поименованы во множественном числе, чтобы подчеркнуть возможность обладания несколькими однородными и различными объектами одновременно одним гражданином. Однако существует ряд ограничений права собственности граждан в жилищной сфере. Так, например, не допускается использование собственником жилых помещений в домах для нужд промышленного характера, то есть под нежилые цели. Собственник обязан использовать жилые и подсобные помещения без ущемления жилищных и иных прав и свобод других граждан. Право собственности на жилой дом следует отличать от права собственности на квартиру в многоквартирном доме.

В последнем случае собственнику принадлежит только квартира, а фундамент, крыша, лестничные площадки и другие части дома, которые обслуживают квартиры, они составляют собственность государства, либо если это дом индивидуальных застройщиков общую собственность участников строительства [5, c. 57]. Содержание и ремонт переданного в собственность жилого помещения осуществляется собственником с обязательным соблюдением единых правил и норм эксплуатации, ремонта жилищного фонда за счет средств собственника. Капитальный ремонт жилого дома, квартиры с переустройством или перепланировкой помещений производится с разрешения местной администрации. Необходимо соблюдение санитарно-гигиенических требований, строительных норм и правил, противопожарных норм как данного жилого помещения, так и других жилых помещений расположенных в этом доме. Таким образом, подведя итог, можно сказать, что справедливость пронизывает все разновидности права, в том числе и жилищного, характеризует нравственный характер его целей и средств [1, c. 159].

1. Булгаков В.В. Концепции справедливости в праве: дис. канд. юрид. наук. Тамбов, 2001. 90 с.

2. Булгаков В. В., Климова Г. О., Лозовская Е. А., Марикян М. М. Взаимосвязь права и справедливости // Научная электронная библиотека. Белгород. 2016. 8 с.

3. Булгаков В. В. Концепции справедливости в праве: автореферат доцент, канд.юр.наук. Тамбов. 2001. 23 с.

4. Наумов А. В. Проблема ограничения пользования жилым помещением // Российская юстиция. 2014. № 1. С. 17-22.

Вид и объем ограничения права пользования имуществом

Хранитель вправе пользоваться указанным имуществом, если по свойствам имущества пользование им не ведет к уничтожению этого имущества или уменьшению его стоимости. Судебный пристав-ис­полнитель, арестовывая и передавая имущество на ответственное хра­нение, в каждом конкретном случае обязан определить вид и объем ограничения права пользования имуществом, при этом будет целесо­образно полностью запрещать эксплуатацию имущества, имеющего определенный фиксированный ресурс, выработка которого существен­но сказывается на цене имущества (копировальная техника, аккуму­ляторы, кондиционеры, источники бесперебойного питания и т. п.), а также имущества, чья эксплуатация потенциально связана с Воз­можностью его уничтожения или существенного ухудшения потреби­тельских качеств в силу риска случайной гибели (автотранспортные средства, морские и воздушные суда). В случае же передачи на хране­ние имущества, чья эксплуатация не будет существенно отражаться на их потребительских качествах, можно разрешать эксплуатацию дан­ного имущества (дома, квартиры, книги, пианино и т. п.). Для обес­печения соблюдения ограничений по пользованию имуществом, оп­ределенных судебным приставом-исполнителем, он вправе опечатать арестованное имущество или проставить на нем иные отличительные знаки.

Хранитель имущества обязан принимать все меры, обеспечиваю­щие сохранение свойств, признаков и стоимости данного имущества, а также отличительных знаков, проставленных на нем судебным при­ставом-исполнителем.

В случае, когда у судебного пристава-исполнителя имеются осно­вания полагать, что перемещение арестовываемого имущества может привести к его повреждению, уменьшению стоимости, а также при отсутствии у судебного пристава-исполнителя или хранителя в силу объективных причин возможности переместить это имущество оно может быть оставлено на месте ареста вне зависимости от желания его собственника, должника или третьих лиц.

Например, при аресте недвижимого имущества ни у хранителя, ни у судебного пристава-исполнителя нет возможности куда-либо переместить данное имущество в силу его свойств, в то же время бывают ситуации, когда необходимо обеспечить сохранность и не­движимого имущества, к примеру, при аресте магазина с имеющимся в нем торговым оборудованием. В этом случае судебный пристав-ис­полнитель, определяя объем ограничения в праве пользования имуществом, запрещает должнику его использование и передает иму­щество на ответственное хранение без перемещения, но с фактичес­ким изъятием имущества из владения должника. При этом для соблю­дения ограничений хранителю предоставляется право осуществлять любые законные действия, необходимые для обеспечения сохранно­сти арестованного имущества (выставление круглосуточной охраны и т. п.).

На практике возможны случаи, когда должник ограничивается в праве пользования имуществом, оно передается на ответственное хранение другому лицу, но остается в фактическом владении у долж­ника. Такие ситуации возможны, к примеру, когда арестованное имущество (например, отдельное здание или часть помещений в боль­шом здании) расположено на территории или в здании, принадле­жащем должнику. Арестовывая и передавая помещения на ответствен­ное хранение в данном случае, судебный пристав-исполнитель пре­следует две цели – не дать должнику возможности распорядиться имуществом (продать, обменять, сдать в аренду, подарить и т.п.) и обеспечить сохранность имущества в смысле недопущения ухудше­ния его потребительских качеств, порчи неотделимых улучшений и т.п. Хранитель, принимая имущество на хранение, обязан обеспе­чить полную реализацию этих целей. Судебный пристав-исполнитель должен создать хранителю условия, необходимые для реализации воз­ложенных на него задач, для чего он выдает собственнику арестован­ного имущества, должнику или третьим лицам постановление об ус­тановлении режима беспрепятственного доступа хранителя к аресто­ванному и переданному ему на хранение имуществу, в котором устанавливаются основные условия такого режима. В случае наруше­ния собственником арестованного имущества, должником или треть­ими лицами требований постановления судебного пристава-испол­нителя они несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. В зависимости от конкретной ситуации дан­ные действия можно рассматривать как воспрепятствование испол­нению судебного акта и квалифицировать по ст. 315 УК или, в случае если данные действия сопряжены с растратой, отчуждением, сокры­тием или незаконной передачей данного имущества, по ст. 312 Ук. В других случаях ответственность будет наступать по правилам ст. 87 Фе­дерального закона «Об исполнительном производстве».

Доступ судебного пристава-исполнителя и других лиц к аресто­ванному имуществу возможен только в присутствии хранителя. В слу­чае его отсутствия доступ к имуществу разрешается при участии стар­шего судебного пристава и двух понятых.

3. Процессуальное оформление передачи имущества на хранение

Согласно п. 5 Положения о порядке и условиях хранения аресто­ванного и изъятого имущества, в целях централизованного учета аре­стованного и изъятого имущества и контроля над его реализацией в каждом подразделении судебных приставов ведется журнал аресто­ванного и изъятого имущества. Форма указанного журнала и порядок его ведения, а также формы акта об аресте имущества, постановле­ния об установлении режима беспрепятственного доступа хранителя к арестованному и переданному ему на хранение имуществу, размер вознаграждения за хранение имущества устанавливаются Министер­ством юстиции Российской Федерации.

Из всего названного пока Министерством юстиции Российской Федерации разработана в качестве при мерной только форма акта опи­си и ареста имущества. Однако данное обстоятельство не снимает с судебных приставов-исполнителей обязанностей вести журнал учета. Форму данного журнала возможно разработать и самостоятельно, Пред­полагается, что он должен содержать следующие сведения: номер исполнительного производства, наименование и адрес должника, наи­менование и адрес взыскателя, вид исполнительного документа, его номер и дату выдачи, сумму взыскания, дату наложения ареста, со­став арестованного имущества, его оценку, дату передачи имущества на реализацию, дату и цену реализации арестованного имущества, дату поступления денег на депозитный счет подразделения.

Форма постановления судебного пристава-исполнителя об установ­лении режима беспрепятственного доступа хранителя к арестованному и переданному ему на хранение имуществутакже может быть разработана судебным приставом-исполнителем самостоятельно. Данное постанов­ление должно отвечать общим правилам, установленным ст. 88 Феде­рального закона «Об исполнительном производстве». И кроме этого содержать указание на лицо, назначаемое хранителем имущества, указание на его право предпринимать любые законные действия по обеспечению сохранности имущества, предписание должнику не чи­нить препятствий хранителю по осуществлению им своих функций и обеспечить ему круглосуточный доступ к имуществу, также поста­новление должно содержать разъяснение должнику последствий не­подчинения требованиям судебного при става-исполнителя.

По своей правовой природе передача имущества на хранение озна­чает заключение гражданско-правовой сделки в виде договора хранения который является реальным и возмездным. Следовательно, хранитель вправе получить за хранение имущества вознаграждение.

Единые ставки вознаграждения за хранение арестованного иму­щества или методика определения размера вознаграждения до насто­ящего времени не разработаны. На наш взгляд, ставки вознаграждения за хранение арестованного имуществаследует определять исходя из средних расценок на подобные услуги, существующие в конкретной местности, либо из расчета реально понесенных хранителем затрат. Размер вознаграждения или порядок его определения рекомендуется оговаривать в момент передачи имущества на хранение и отражать в акте описи. В акте может быть оговорен конкретный размер вознаг­раждения или сделана оговорка, что размер будет определен позднее. В случае спора между хранителем и судебным приставом-исполните­лем для определения стоимости услуг по хранению арестованного имущества следует назначать специалиста-оценщика.

Вознаграждение за хранение арестованного имущества взыскива­ется и выплачивается хранителю по правилам ст. 82-84 Федерального закона «Об исполнительном производстве».

Читайте также:  Проблема с полицейскими

Вознаграждение не выплачивается в случаях, когда хранителем назначается сам должник, как физическое лицо, или член его семьи, а в случае ареста имущества юридического лица – его работник или должностное лицо. В данных случаях никаких дополнительных обязан­ностей на лицо, назначенное хранителем, не возлагается, имущество остается во владении должника. В случае отчуждения имущества хра­нитель может быть привлечен к уголовной и гражданско-правовой ответственности.

Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

Статья 17 ЖК РФ. Назначение жилого помещения и пределы его использования. Пользование жилым помещением

1. Жилое помещение предназначено для проживания граждан.

2. Допускается использование жилого помещения для осуществления профессиональной деятельности или индивидуальной предпринимательской деятельности проживающими в нем на законных основаниях гражданами, если это не нарушает права и законные интересы других граждан, а также требования, которым должно отвечать жилое помещение.

3. Не допускается размещение в жилых помещениях промышленных производств, гостиниц, а также осуществление в жилых помещениях миссионерской деятельности, за исключением случаев, предусмотренных статьей 16 Федерального закона от 26 сентября 1997 года N 125-ФЗ “О свободе совести и о религиозных объединениях”. Жилое помещение в многоквартирном доме не может использоваться для предоставления гостиничных услуг.

4. Пользование жилым помещением осуществляется с учетом соблюдения прав и законных интересов проживающих в этом жилом помещении граждан, соседей, требований пожарной безопасности, санитарно-гигиенических, экологических и иных требований законодательства, а также в соответствии с правилами пользования жилыми помещениями, утвержденными уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Комментарии к ст. 17 ЖК РФ

1. Одним из важнейших средств правового регулирования жилищных отношений является установление пределов осуществления и ограничения права на жилые помещения.

В качестве общего ГК РФ установил правило, согласно которому собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц (п. 2 ст. 209). С середины 90-х гг. ликвидированы количественные и стоимостные пределы объектов права собственности граждан.

Вместе с тем снятие неоправданных пределов осуществления права собственности не дает повода говорить о беспредельной свободе осуществления прав собственности. В любом обществе существуют объективно необходимые пределы и ограничения. По справедливому выражению Г.Ф. Шершеневича, “осуществление права собственности, ничем не стесненное, способно весьма вредно отразиться на интересах прочих членов того же общества, на интересах самого общества” .

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М.: Изд. бр. Башмаковых, 1911. С. 247.

2. Анализируя сущность пределов и ограничений права на жилые помещения, по нашему мнению, следует остановиться на различиях этих двух категорий. В литературе часто можно встретить смешение данных понятий. Между тем они не равнозначны.

Безусловно, оба понятия говорят об определенных границах, в которых собственник или иной владелец по своему усмотрению владеет, пользуется и распоряжается принадлежащим ему имуществом. Однако природа этих границ весьма различна. Представляется, что, говоря о пределах, законодатель указывает только на закон (или как минимум на нормативный правовой акт). Рассматривая ограничения, законодатель отсылает к основанной на законе воле собственника или иного пользователя жилья и субъекта, вступающего с ним в соглашение, либо к воле судебных органов. Исходя из этого можно сделать следующие выводы.

Пределы объективны в том смысле, что они не зависят от воли собственника и иных лиц, а предопределены нормативным правовым актом; ограничения же субъективны, потому что зависят от основанной на законе воли субъектов или судебных органов. Поскольку пределы осуществления права объективны, то ограничения права также возможны только в этих пределах.

Изложенное позволяет назвать пределы общими основаниями стеснения права, а ограничения – частными.

Стеснения владения, пользования и распоряжения жилыми помещениями, принадлежащими каким-либо субъектам, могут быть трех видов:

во-первых, законодательные – пределы, установленные федеральными законодательными и иными нормативными правовыми актами;

во-вторых, судебные – ограничения, вызванные оспоримостью права на жилье;

в-третьих, договорные – ограничения, обусловленные соглашением сторон.

3. Спектр законодательных пределов осуществления права на жилые помещения достаточно широк и включает в себя как общие пределы, относящиеся к любому имуществу, так и пределы права, касающиеся недвижимого имущества, среди которых особо следует выделить пределы, непосредственно обусловливающие права собственников жилых помещений.

Общие пределы осуществления права собственности, относящиеся к любому имуществу, закреплены в ст. 209 ГК РФ, где говорится о том, что осуществление права собственности не должно нарушать права и охраняемые законом интересы других лиц.

К пределам осуществления прав, касающихся пользователей недвижимого имущества, следует отнести пределы, касающиеся осуществления прав на земельный участок как таковой либо являющийся составной частью другого объекта. Российское земельное законодательство устанавливает строго целевое назначение земельных участков исходя из состава земель и целей получения их в пользование.

Специального упоминания заслуживают пределы, непосредственно касающиеся осуществления прав пользователей жилых помещений. Законодатель, устанавливая пределы осуществления права собственности в отношении любого имущества, исходит из принципа “можно делать со своим имуществом все то, что не нарушает права других субъектов”. Регламентируя отношения, связанные с недвижимостью в жилищной сфере, этот принцип проецируется и на пользование жилыми помещениями. Как следует из ст. 209 ГК РФ и прямо указывается в ст. 17 ЖК РФ, осуществление права пользования жилым помещением не должно нарушать права и охраняемые действующим законодательством интересы других лиц, т.е. пределы обусловливаются основанными на закрепленных в законодательстве правах и интересах субъектов гражданского права.

К таким пределам законодатель относит возможность использования жилья. Все жилые помещения независимо от фондовой принадлежности и оснований владения и пользования имеют исключительно целевое назначение.

4. В соответствии со ст. 288 ГК РФ жилые помещения предназначаются для проживания граждан, гражданин – собственник жилого помещения может использовать его для личного проживания и проживания членов его семьи. Жилые помещения могут сдаваться их собственниками для проживания иных лиц на основании договора. При этом размещение в жилых домах промышленных производств не допускается. Похожая норма содержится в комментируемой статье, согласно которой жилые помещения предназначены для постоянного проживания граждан. Предоставление помещений для нужд промышленного характера запрещается. При этом необходимо отметить, что ч. 2 комментируемой статьи допускает использование жилого помещения для осуществления профессиональной деятельности или индивидуальной предпринимательской деятельности проживающими в нем на законных основаниях гражданами, если это не нарушает права и законные интересы других граждан, а также требования, которым должно отвечать жилое помещение.

Исходя из установленного законом целевого назначения жилища, недопустимо встречающееся на практике размещение в жилых помещениях торговых предприятий, офисов юридических лиц, производственных мощностей. Как справедливо указывается в распоряжении мэра г. Москвы от 4 марта 1994 г. N 101-РМ “О мерах по пресечению противоправного использования жилых помещений, находящихся в собственности граждан и юридических лиц”, в результате из жилищного фонда незаконно изымается значительная часть жилой площади, усугубляя и без того напряженную ситуацию в городе.

5. В ст. 293 ГК РФ предусмотрена ответственность собственников жилых помещений вплоть до лишения права собственности за:

– использование жилого помещения не по назначению (т.е. не для проживания, а в качестве склада, офиса и т.д.);

– систематическое нарушение прав и интересов соседей (видимо, имеются в виду такие неоднократные нарушения, которые создают невозможность проживания с таким гражданином в одном доме);

– бесхозяйственное обращение с жильем, в результате которого происходит его разрушение (бездействие (отсутствие необходимого ухода, неосуществление ремонта и т.п.)), либо за совершение активных действий, ведущих (могущих привести) к разрушению жилого помещения.

Данные основания принудительного прекращения права собственности на жилое помещение есть логическое продолжение ряда иных норм права. В названных случаях изъятие жилого помещения – это санкция за неисполнение обязанностей. Так, жилое помещение должно использоваться для проживания (см. ст. 288 ГК). Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц (п. 2 ст. 209 ГК). Собственник жилого помещения обязан поддерживать данное помещение в надлежащем состоянии, не допуская бесхозяйственного обращения с ним, соблюдать права и законные интересы соседей, правила пользования жилыми помещениями, а также правила содержания общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме (ч. 4 ст. 30 ЖК).

Указанная норма предусматривает достаточно гуманную процедуру (гуманную с той точки зрения, что до решения суда собственник может устранить нарушение и прекратить соответствующую процедуру). До лишения права собственности орган местного самоуправления предупреждает собственника о необходимости устранения нарушения, а если они влекут разрушение помещения – также назначает собственнику соразмерный срок для ремонта помещения.

И только если, несмотря на предупреждение, собственник продолжает бесхозяйственно содержать жилое помещение, использовать его не по назначению, нарушать права соседей, суд по иску органа местного самоуправления может принять решение о продаже с публичных торгов такого жилого помещения. При этом собственнику выплачиваются вырученные от продажи средства за вычетом расходов на исполнение судебного решения.

6. Судебные ограничения права на жилье возникают в случаях оспоримости права на жилье, т.е. когда право на жилое помещение поставлено под сомнение. Это могут быть иски о расторжении или изменении договора найма, купли-продажи, мены, о признании недействительным обмена жилыми помещениями. В случае таких споров до разрешения судом вопроса о праве на жилое помещение правомочие распоряжения будет ограничено.

Договорные стеснения права собственности на жилые помещения возможны и тогда, когда субъекты гражданско-правовых отношений налагают ограничения на одну из сторон соглашения при заключении договоров ипотеки, пожизненного содержания с иждивением, найма, поднайма жилья и некоторых других.

По общему правилу, установленному ст. 346 ГК РФ, передача жилого помещения в залог не лишает залогодателя права распоряжаться им. Исключения из этого правила могут быть установлены законом или договором. Например, договором о залоге может предусматриваться, что залогодатель не вправе распоряжаться заложенным жилым помещением, либо может быть установлен запрет на совершение некоторых актов распоряжения (допустим, залогодатель не вправе совершать сделки, влекущие переход права собственности).

Ограничения права собственности возможны и при заключении договора пожизненного содержания с иждивением, предусмотренного § 4 гл. 33 ГК РФ, согласно которому собственник вправе произвести отчуждение жилища, при этом плательщиком ренты и должником по другим обязательствам, вытекающим из такого договора, становится приобретатель, т.е. налицо обременение приобретенного жилья. Кроме того, получатель ренты в обеспечение обязательства плательщика ренты приобретает право залога на это имущество.

При заключении договора найма жилого помещения собственник, как заключивший соглашение, так и приобретший жилье после заключения договора найма, если иное не предусмотрено соглашением сторон, может быть ограничен или вообще лишен права пользования жилым помещением на срок действия договора. В таком случае право использовать жилище имеется у нанимателя и постоянно проживающих с ним граждан. Согласно ст. 675 ГК РФ переход права собственности на занимаемое по договору найма жилое помещение не влечет изменения или прекращения договора. При этом новый собственник становится наймодателем на условиях ранее заключенного договора.

ПРАВОВОЙ АСПЕКТ ОГРАНИЧЕНИЯ ПРАВ ПОЛЬЗОВАНИЯ ЖИЛЫМ ПОМЕЩЕНИЕМ, ПРИНАДЛЕЖАЩИМ ДОЛЖНИКУ НА ПРАВАХ СОБСТВЕННОСТИ (58-59)

ПРАВОВОЙ АСПЕКТ ОГРАНИЧЕНИЯ ПРАВ ПОЛЬЗОВАНИЯ ЖИЛЫМ ПОМЕЩЕНИЕМ, ПРИНАДЛЕЖАЩИМ ДОЛЖНИКУ НА ПРАВАХ СОБСТВЕННОСТИ

Асеев Александр Григорьевич

доцент, профессор кафедры конституционного и административного права Новосибирского военного института им. генерала армии И.К. Яковлева войск национальной гвардии Российской Федерации, г. Новосибирск

В научной статье исследованы правовые основы по применению мер на ограничение права пользования жилым помещением, принадлежащим должнику на правах собственности, т.е. наложение запрета на совершение регистрационных действий по отчуждению, продаже, завещанию, прописки.

T he scientific article investigates the legal basis for the application of measures to limit the right to use the premises owned by the debtor on the property rights, i.e. the imposition of a ban on the Commission of registration actions for alienation, sale, will, registration.

Читайте также:  По каким причинам может быть произведена замена стороны

Ключевые слова: меры принудительного исполнения, права, свободы, человека и гражданина, федеральный орган исполнительной власти, постановление судебного пристава-исполнителя, должник, взыскатель, исполнительное производство.

Keyword: measures of enforcement, rights, freedoms, two people and a citizen, the Federal body parameters of the Executive formation of power, the decision of the bailiff, the debtor, the recoverer, the enforcement proceedings.

В последние годы судебная практика по применению мер принудительного исполнения меняется в пользу взыскателя. Основными задачами исполнительного производства являются своевременное и правильное исполнение судебных решений, актов других органов, должностных лиц и иных документов в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций. Оно осуществляется на принципах законности и своевременности совершения исполнительных действий, применения мер принудительного исполнения [3]. Одной из таких мер является ограничение права пользования жилым помещением, принадлежащим должнику на правах собственности, т.е. наложение запрета на совершение регистрационных действий по отчуждению, продаже, завещанию, прописки, выписке. Полномочия судебного пристава-исполнителя по вынесению постановления на ограничение прав должника по пользованию жилым помещением подтверждены Верховным Судом РФ [4], который рассмотрел вопрос о правомерности вынесения постановления судебным приставом-исполнителем на арест единственного жилья, принадлежащего должнику в целях обеспечения исполнения решения суда. Верховный Суд РФ в этом деле ссылался и использовал постановление Пленума «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» [5], в котором отмечено, что арест жилого помещения, являющегося единственным для постоянного проживания должника-собственника и его семьи, равно как и установление запрета на распоряжение этим имуществом (в том числе вселение и регистрацию иных лиц), не могут быть признаны незаконными, если эти меры приняты судебным приставом-исполнителем, чтобы должник не мог распорядиться недвижимостью в ущерб интересам взыскателя [5]. Согласно Федерального закона «Об исполнительном производстве» (ч. 1 ст. 64) исполнительными действиями являются совершаемые судебным приставом-исполнителем, направленные на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе [3]. Перечень исполнительных действий, приведенный в части 1 статьи 64, не является исчерпывающим, и судебный пристав-исполнитель вправе совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов, если они соответствуют задачам и принципам исполнительного производства, не нарушают защищаемые федеральным законом права должника и иных лиц. К числу таких действий относится установление запрета на распоряжение принадлежащим должнику имуществом, в том числе запрета на совершение в отношении него регистрационных действий. Исходя из п. 7 ч. 1 ст. 64, ч. 1, 3 и 4 ст. 80 [3] судебный пристав- исполнитель, в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях, вправе наложить арест на имущество должника. Арест имущества должника включает запрет распоряжаться имуществом, а при необходимости ограничение права пользования имуществом или изъятие имущества. Арест на имущество должника применяется: 1) для обеспечения сохранности имущества, которое подлежит передаче взыскателю или реализации; 2) при исполнении судебного акта о конфискации имущества; 3) при исполнении судебного акта о наложении ареста на имущество, принадлежащее должнику и находящееся у него или у третьих лиц. Как следует из приведенных норм, арест в качестве исполнительного действия может быть наложен судебным приставом-исполнителем в целях обеспечения исполнения решения суда, содержащего требования об имущественных взысканиях (п. 7 ч. 1 ст. 64 и ч. 1 ст. 80 Федерального закона «Об исполнительном производстве») [3]. В качестве меры принудительного исполнения арест налагается при исполнении судебного акта о наложении ареста на имущество должника, находящееся у него или у третьих лиц (ч. 1 и п. 5 ч. 3 ст. 68) [3].

Абзацем вторым части 1 статьи 446 ГПК РФ [1] предусмотрено, что взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности жилое помещение, если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание. Согласно ч. 1 ст. 69 Федерального закона «Об исполнительном производстве» обращение взыскания на имущество должника включает изъятие имущества и (или) его реализацию, осуществляемую должником самостоятельно, или принудительную реализацию либо передачу взыскателю [3].

Учитывая, что статья 25 Конституции РФ содержит право граждан на неприкосновенность жилища, то на практике в большинстве случаев, судебные приставы-исполнители не хотят (или боятся) связываться с этим вопросом и как правило не выносят постановления об ограничении права пользования жилым помещением, принадлежащим должнику на правах собственности, т.е. не накладывают запрет на совершение регистрационных действий по отчуждению, продаже, завещанию, прописки, выписке.

Законодатель установил, что содержащиеся в исполнительном документе требования должны быть исполнены судебным приставом-исполнителем в двухмесячный срок со дня возбуждения исполнительного производства. И если

судебный пристав-исполнитель не выносит постановление об ограничении права пользования жилым помещением, принадлежащим должнику, то взыскатель вправе обратиться в суд с иском о возмещении убытков, причиненных им в результате не совершения исполнительных действий и отказа в применения мер принудительного исполнения.

Верховный Суд РФ постановил [5], что защита прав взыскателя, должника и других лиц при совершении исполнительных действий осуществляется по правилам главы 17 Федерального закона «Об исполнительном производстве», но не исключает применения мер гражданской ответственности за вред, причиненный незаконными постановлениями, действиями или бездействиями судебного пристава-исполнителя (пункт 80) [3].

Гражданско-правовая ответственность за вред, причиненный незаконными действиями или бездействием государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению на основании статей 16 и 1069 ГК РФ [2]. У бытки, причиненные гражданину незаконными действиями или бездействием, подлежат возмещению за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

По смыслу указанных выше норм, для правильного разрешения дела суду надлежит установить наличие или отсутствие вины в действии или бездействии судебного пристава-исполнителя, в частности то, были ли предприняты судебным приставом-исполнителем, в установленный законом срок, исчерпывающие меры к выявлению денежных средств должника на счетах в банках с целью обращения на них взыскания, а также, была ли утрачена возможность исполнения исполнительного документа в настоящее время и возникли ли у истца убытки вследствие виновных действий или бездействий судебного пристава-исполнителя.

1. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: Федер. закон от 14 нояб. 2002 г. № 138-ФЗ (ред. от 27.12.2018) // СЗ РФ. – 2002. – № 46. – Ст. 4532.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации: Федер. закон от 26 янв. 1996 г. № 14-ФЗ (ред. от 29.07.2018) // СЗ РФ. – 1996. – № 5. – Ст. 410.

3. Об исполнительном производстве: Федер. закон от 2 окт. 2007 г. № 229-ФЗ (ред. от 06.03.2019) // СЗ РФ. – 2007. – № 41. – Ст. 4849.

4. Определение судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Верховного Суда РФ от 11 янв. 2016 г. № 78-КГ15-42 (документ опубликован не был).

5. О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 нояб. 2015 г. № 50 // Российская газета. 30.11.2015. № 270.

Ограничение права собственности

В практике встречаются случаи, когда права собственника имущества ограничены, но какой-либо компенсации за такое ограничение собственник получить не может.

В данной заметке будет описан только один пример такой «несправедливости». В нашем примере физическим лицом приобретено здание (не являющееся жилым домом или многоквартирным домом)1, в помещениях которого располагается оборудование центрального теплового пункта (ЦТП), лишающее собственника возможности пользоваться по своему усмотрению всем зданием, но компенсации собственнику из-за этого не полагается и правоприменительная практика считает, что такое ограничение прав собственника является законным, что собственник здания не может требовать от собственника оборудования заключения договора аренды на площади, занятые оборудованием, не может требовать взыскать с собственника оборудования сумму неосновательного обогащения за пользование объектом недвижимости (в данном случае теплоснабжающая организация сберегла свое имущество за счет собственника здания2, что выразилось в экономии расходов на аренду помещений под ЦТП), не может требовать от собственника оборудования устранения препятствий, не связанных с лишением владения, а именно – освобождения занимаемых площадей от оборудования.

Такая ситуация является нарушением равенства участников гражданского оборота, нарушением прав собственника по своему усмотрению пользоваться своим имуществом, навязанным собственнику ограничением, нарушением требований возмездности и эквивалентности гражданских правоотношений.

Даже сложившиеся в силу исторических причин обстоятельства, согласно которым оборудование изначально размещалось в зданиях, построенных в советский период и являвшихся государственной собственностью, по нашему мнению, не является оправданием того, что пользование ранее приватизированным имуществом и являющимся частной собственностью должно осуществляться безвозмездно. При этом указанное явление не имеет в законодательстве четкого правового регулирования (а точнее, оно вообще отсутствует!), также не определена правовая природа такого ограничения права собственности.

Известные ГК РФ и близкие к рассматриваемой ситуации по своей правовой природе обязательственные или вещные правоотношения по поводу чужой вещи (которая в настоящем тексте понимается как здание, находящееся в частной собственности; здесь и дальше не принимаются в расчет такие институты как оперативное управление, хозяйственное ведение и т.п.) – сервитут (в силу ст. 277 ГК РФ здания и сооружения также могут быть обременены сервитутом), аренда, ссуда не охватывают рассматриваемое в настоящей статье ограничение.

Такое положение вещей не позволяет с точностью определить нормы, подлежащие применению, правовое положение сторон таких отношений, их права и обязанности. В то же время в некоторых судебных актах можно встретить позицию, что суд, именуя сложившиеся отношения ограничением прав также устанавливает некоторые права и обязанности сторон.

Суды, применительно к рассматриваемой ситуации, занимают следующие правовые позиции:

1) к указанным отношениям подлежат применению нормы законодательства, регулирующие сходные отношения, в частности регулирующие правоотношения относительно жилых домов. В связи с этим к таким отношениям применяется Распоряжении Премьера Правительства Москвы от 18.06.1998 N 640-РП “О мерах по улучшению содержания чердачных и подвальных помещений жилых домов в свете реализации программы реформирования жилищно-коммунального хозяйства”, в соответствии с пунктом 2.3 Норматива “Содержание подвальных помещений жилых домов” ЖНМ-98-01/10 (утвержденный указанным распоряжением) предусмотрен запрет на сдачу в аренду подвальных помещений, где расположены газопроводы и отключающие устройства инженерных коммуникаций (Постановление ФАС Московского округа от 13.06.2013 по делу N А40-55995/12-61-466);

2) оформляя право собственности на нежилое подвальное помещение, покупатель не мог не знать, что некоторые помещения отведены для размещения оборудования тепловых пунктов и не могут использоваться для иных целей, в связи с чем истец добровольно получил ограничения (Постановление ФАС Московского округа от 11.02.2014 N Ф05-236/2014 по делу N А40-59734/13-11-496);

3) использование подвального помещения, в котором располагается центральный тепловой пункт, в иных целях, не связанных с обеспечением теплоснабжения и горячего водоснабжения, исходя из технических особенностей функционирования ЦТП не допустимо, а поэтому нахождение имущества ответчика теплоснабжающей организации в помещении собственника, обусловлено именно исполнением теплоснабжающей организацией публичных функций.

При этом использование помещения в иных целях, кроме размещения ЦТП, невозможно, в связи с чем теплоснабжающая организация не могла неосновательно обогатиться и не обогатился за счет собственника здания (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 17.01.2019 N 09АП-65558/2018 по делу N А40-248188/17).

Указанные доводы судов являются неубедительными и не основаны на праве, главной целью которого должно быть обеспечение справедливости (здесь не учитывается ситуация когда право обеспечивает баланс интересов без учета справедливости или право создает ситуацию конкурентных преимуществ для одного из участников рынка, что возможно в условиях, когда в экономике присутствуют компании с государственным участием3). Тем не менее доводы судов о том, что приобретатель, – новый собственник здания, – знал о существующем ограничении, которое законом не установлено, но поддерживается на уровне правоприменительной практики, а также довод о том, что помещения, занимаемые ЦТП, не могут использоваться по другому назначению, – не являются достаточным обоснованием признания, что ограничения установлены по обоюдному согласию и собственник здания не имеет право на компенсацию.

Читайте также:  Непростая задача: раздел имущества

Таким образом рассматриваемый случай иллюстрирует ситуацию, когда пробел в законодательстве позволяет правоприменителю создавать новый вид ограничения прав собственника, не предусмотренный законодательством.

Также не обходимо учитывать, что рассматриваемое ограничение не вносится в ЕГРН, возможно это связано с тем, что для внесения сведений в реестр согласно частям 1 и 2 ст. 9 ФЗ от 13.07.2015 № 218-ФЗ “О государственной регистрации недвижимости” необходимо указать вид ограничения права и основание его возникновения, а так как определить вид ограничения невозможно, то и невозможно внести запись об ограничении в реестр.

Даже если предположить, что действительно демонтаж всего оборудования ЦТП приведет к прекращению теплоснабжения и горячего водоснабжения в обслуживаемых зданиях и сооружениях района, то справедливым было бы установить арендные отношения и оплачивать стоимость пользования помещением собственнику здания, при этом учитывая, что теплоснабжающая организация все свои расходы учитывает в тарифе, то сама теплоснабжающая организация расходов не понесет.

В рассматриваемом случае можно наблюдать отклонения от следующих основ гражданского права: 1) граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе, а также они свободны в установлении своих прав и обязанностей (п.2 ст. 1 ГК РФ); 2) гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (п. 2 ст. 1 ГК РФ); 3) обязательственные отношения по поводу вещи презюмируются возмездными (п. 3 ст. 423 ГК РФ); 4) равенство участников гражданских правоотношений и неприкосновенность собственности (п.1 ст. 1 ГК РФ).

Исходя из сути отношений и учитывая, что в рассматриваемом случае установление отношений происходит по мимо воли одной из сторон, в частности собственника недвижимого имущества, наиболее подходящим можно было бы признать, что собственник здания ограничен сервитутом в пользу собственника ЦТП (оборудования)4 и в соответствии с п. 5 ст. 274 ГК РФ следовало бы за такое ограничение установить соразмерную плату за пользование помещением.

Указанный довод послуживший аргументацией в пользу того, что рассматриваемое ограничение является сервитутом не является сутью отношений по установлению сервитута и это не является предметом настоящей заметки, но из приведенных институтов аренды, ссуды и сервитута наиболее подходящим является сервитут; причем исходя из правового регулирования, установленного в ГК РФ, сервитут может устанавливаться как по обоюдному согласию, так и по принуждению, причем оба варианта являются нормой, в отличии от института аренды и ссуды, для которых принуждение к отношениям является отклонением от нормы.

Однако в соответствии с п. 1 ст. 274 ГК РФ сервитут может устанавливаться для целей обеспечения нужд собственника другого недвижимого имущества, а так как ЦТП является движимым имуществом, то либо рассматриваемое ограничение является «sui generis», либо по аналогии могли бы быть применены нормы о сервитуте.

При этом при применении норм о сервитуте следует исходить из того, что в случае с публичным сервитутом он устанавливается не только для обеспечения нужд собственника недвижимого имущества, в интересах которого он устанавливается (как это следует из п. 1 ст. 274 ГК РФ), но также для обеспечения иных нужд, не связанных с использованием другого недвижимого имущества, например, перечень таких оснований указан в п. 4 ст. 23 ЗК РФ. А так как в рассматриваемом случае нахождение имущества теплоснабжающей организации в помещении собственника здания обусловлено исполнением теплоснабжающей организации публичных функций5, то для целей правовой определенности следует признать, что рассматриваемое ограничение – является сервитутом.

1. В случае с многоквартирными домами этот вопрос решен в ЖК РФ таким образом, что часть общего имущества специально предназначено для обслуживания дома, а поэтому в нем размещают соответствующее оборудование и коммуникации (ст. 36 ЖК РФ). Отсутствие норм права, регулирующих отношения пользования техническими помещениями в зданиях и строениях, позволяет судам применять по аналогии нормы ЖК РФ об общем имуществе, например, такие рассуждения можно встретить в Постановлении АС МО от 20.02.2016 года № А40-18883/2014.

2. учитывая, что нет законных оснований для таких ограничений, в частности нормы Закона, из которой явно следует, что такого рода ограничения являются допустимыми и безвозмездными, то к правоотношениям сторон должны применяться правила гл. 60 ГК РФ.

3. В следующей заметке я хотел бы описать такую ситуацию со сбытовыми и сетевыми организациями на рынке электроэнергетике. Хотя суды считают, что проблем нет, кажущийся, на первый взгляд стороннего юриста, пробел в праве, на самом деле является нормой отношений, при этом это такие отношения, что определить какие гражданско-правовые институты лежат в их основе невозможно.

4. В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 274 ГК РФ перечень оснований для установления сервитута является открытым.

5. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 17.01.2019 № 09АП-65558/2018 по делу № А40-248188/17

Что такое владение и что такое право пользования жилым помещением

Право пользования жилым помещением не имеет ничего общего с правом собственности. Но ограничение или отъём пользования жильём должен быть основан исключительно на законе, раз уж такое право было когда-то предоставлено. Основные правовые акты о пользовании чужой квартирой – Гражданский и Жилищный кодексы. Чтобы отстоять своё право на проживание, нужно знать, откуда оно возникает, как прекращается и кто уполномочен лишать его.

Владение и пользование

Полноправный владелец жилья – это его собственник. В России два вида жилья:

Собственники частного жилья – люди или компании, а муниципального – государство в лице муниципалитетов.

При этом право владения может быть либо зарегистрировано, либо нет. При регистрации права выдаётся свидетельство особой формы, сейчас такие свидетельства жёлто-розовые, до 2003 года были зелёные. Именно эта бумага – основной документ владельца.

Кроме свидетельства по форме может быть и другое – старое, выданное в доперестроечное время, но действует оно по сей день. Такие бумаги выдавались на землю и дома, на квартиры же выдавались ордера.

Не все россияне зарегистрировали своё право на квартиры, да и не стремятся его регистрировать. Ведь право-то есть, просто не зарегистрированное. Например, выплатив полностью пай в кооперативе, дольщик уже наделён правом собственности, и никто другой не имеет права на эту квартиру посягать.

Так же и в деревнях, и даже в городских квартирах – живут люди из поколения в поколение, фактически принимая наследство, и не задумываются о походе в Росреестр.

Между тем, собственники жилья имеют право не только проживать в нём, но и распоряжаться по своему усмотрению – продавать, менять, сдавать и т.д. Прописывать в квартире членов семьи и родственников они тоже имеют право. Но родственники от этого совладельцами не становятся, только пользователями.

Как возникает право пользования

Помимо собственника в квартире может жить кто угодно по таким основаниям:

  • вселение в качестве члена семьи;
  • по договору социального найма (в неприватизированных квартирах);
  • по ордеру или договору служащие или работники собственника (служебное жильё);
  • учащиеся или студенты (общежития ВУЗов или профучилищ);
  • по договору аренды (съёмные квартиры);
  • по договору ренты (бывший собственник);
  • по договору бесплатного пользования;
  • по завещательному отказу.

При этом жильцы регистрируются в квартире постоянно или временно с согласия собственника .

Пользование членами семьи

Как только право собственности зарегистрировано, по 31 статье Жилищного кодекса владелец может вселить и прописать в квартире члена семьи. Кодексом к членам семьи отнесены:

  • муж/жена владельца;
  • его дети и родители;
  • другие лица (даже не родственники), которые вселены, как члены семьи владельца.

Как говорилось ранее, пользование имуществом – это совсем не владение им, но обязанности у пользователей есть. Наравне с собственником все проживающие обязаны соблюдать правила проживания:

  • использовать квартиру только для проживания в ней;
  • сохранять жильё, не разрушать и не портить имущество;
  • платить свою часть коммунальных начислений.

Лишить права пользования можно только через суд, если:

  • семейные отношения с владельцем прекратились (официальный развод);
  • владелец продал квартиру (жильцы ведь не члены семьи нового хозяина).

Можно в суде лишить права пользования и по другим основаниям, например, жилец – алкоголик и не даёт спокойно жить собственнику, разрушает квартиру, не платит по счетам (но должно быть решение суда о взыскании с него платежей по коммуналке).

Если квартира муниципальная

До сих пор не приватизировали квартиру? Значит вы – пользователь, но не собственник . При приватизации квартира будет оформлена в собственность на всех прописанных в ней, а пока она не ваша, платить по счетам и сохранять жильё вы обязаны.

Лишиться пользования муниципальной квартирой можно в случаях:

  • выезда на другое постоянное место жительства;
  • систематического нарушения правил проживания в квартире (неоплата коммуналки больше чем за полгода, разрушение и порча квартиры, коммуникаций, незаконная перепланировка, нарушение прав соседей, использование квартиры не в целях проживания);
  • лишение родительских прав (если суд признает, что родители не имеют права жить с ребёнком).

Служебное, арендованное жильё, рента и студенческие общежития

Здесь действует договор пользования жилым помещением. Условия договора всегда закрепляются письменно, а сам договор должен быть на руках и владельца помещения, и пользователя. При этом договор ренты регистрируется в Росреестре. Регистрировать нужно и договор аренды, если его срок установлен дольше года.

Пользоваться жильём имеют право:

  • работники или служащие (на время службы или работы);
  • учащиеся и студенты (на время обучения);
  • арендаторы (на время действия договора аренды);
  • рентополучатели (либо на время договора, либо пожизненно).

Завещательный отказ

Объяснить это понятие легче на примере: в квартире жил дедушка с сожительницей. После его смерти квартира по завещанию перешла к внуку. Однако в дедушкином завещании оказалось прямо отмечено, что сожительница имеет право пользоваться квартирой либо пожизненно, либо указанное время. Это и есть завещательный отказ.

Такое право закреплено в 33 статье Жилищного кодекса. При этом право пользования в таком режиме можно регистрировать в Росреестре. При продаже квартиры внуком сожительница всё равно будет иметь право в ней жить .

Договор безвозмездного пользования жилым помещением

Это особый вид договора, он не обязывает пользователя платить что-то за проживание в квартире. Такие взаимоотношения между пользователем и владельцем жилья расписаны в 36 главе Гражданского кодекса. При этом упоминаются термины договора:

  • ссудодатель – это собственник квартиры;
  • ссудополучатель – это пользователь.

В договоре обязательно указывается:

  • полные паспортные данные обеих сторон договора;
  • права и обязанности сторон;
  • срок договора.

Образец договора безвозмездного пользования жилым помещением можете посмотреть тут .

Досрочно лишиться пользования по такому договору можно в случае (ст.698 ГК):

  • если квартира используется не для проживания;
  • если жилец портит обстановку или коммуникации и не следит за содержанием;
  • если не платит коммуналку (это условие должно быть чётко обозначено в договоре).

Могут быть и другие основания выселения, например, сдача в аренду посторонним.

Признание права пользования жилым помещением

Напомним, что споры о пользовании жильём разрешаются исключительно в суде. При этом суд – не мировой, а городской или районный. Такие иски рассматриваются за госпошлину – 300 рублей.

Предметом иска в таких случаях является либо признание права пользования, либо признание утраты такого права. Как может возникнуть такой спор?

Иск о признании права пользования жилым помещением пишется довольно просто, по такому вот типу . Но если у вас ситуация неоднозначная, лучше обратитесь к адвокату или грамотному юристу, ведь каждое дело индивидуально. А проиграть дело, значит потерять право пользования жилым помещением.

Бесплатная консультация юриста по телефону:

Москва, Московская обл. +7(499)113-16-78

СПб, Ленинградская обл. +7(812)603-76-74

Звонки бесплатны. Работаем без выходных!

Ссылка на основную публикацию