Сомнения в законности действий чиновников

Обоснованные сомнения в законности действий должностных лиц

Адвокат из Карелии обжалует непредоставление свидания с подзащитным, якобы написавшим отказ от него

Как сообщил «АГ» адвокат АП Республики Карелия (АПРК), заведующий «Северным филиалом» Московской городской коллегии адвокатов «Стратегический партнер» Виктор Молодежников, 2 сентября он обратился в Петрозаводский городской суд РК с административным иском о признании действий сотрудников ФКУ «ИК-9 УФСИН России по РК» незаконными. В числе прочих нарушений со стороны администрации исправительной колонии защитник указал, что ему не было представлено ни письменное заявление доверителя, ни официальный отказ от встречи с ним. Президент АПРК Михаил Ямчитский отметил, что палата исходит из презумпции добросовестности адвоката, который уже получает необходимую правовую помощь. Советник ФПА РФ Нвер Гаспарян подчеркнул, что неознакомление адвоката с заявлением подзащитного либо недопуск к нему, для того чтобы тот лично выразил отказ от правовой помощи, вызывают сомнения в законности действий должностных лиц, а также в том, что отказ действительно имел место.

Согласно исковому заявлению (имеется у «АГ»), 29 августа в 11:00 защитник прибыл для свидания с четырьмя осужденными, содержащимися в колонии строгого режима, и оказания им квалифицированной юридической помощи по соглашениям. Ордера для передачи дежурному по ИУ были переданы, адвокату сообщили, что кабинет для свиданий на строгом режиме свободен, никаких комментариев по поводу непредоставления свидания с кем-либо из доверителей не высказывалось. Несмотря на это, адвокату пришлось по несколько часов ждать встречи с подзащитными, которых доставляли не в том порядке, о котором он просил.

Вечером того же дня, во время ожидания свидания с подзащитным Сергеем Тарасовым, содержащимся в штрафном изоляторе (ШИЗО), начальник оперативного отдела информировал адвоката, что доверитель от него отказался. При этом никаких пояснений адвокату дано не было. На требования предоставить свидание с Тарасовым сотрудник администрации колонии, майор Александр Филатов сказал Виктору Молодежникову, что подзащитный не хочет его видеть и написал соответствующее заявление. «Указанное заявление мне представлено не было, на мои сомнения в состоянии здоровья Тарасова С.М. я получил ответ, что он от меня отказался, мои уведомления о намерении обратиться с жалобами на незаконное ограничение прав Тарасова С.М., гарантированных ст. 48 Конституции РФ, и моих профессиональных прав эффекта не возымели», – отмечается в исковом заявлении.

При этом, как указано в исковом заявлении, на обращение к начальнику колонии майору Ивану Савельеву о возможности ознакомления с соответствующим заявлением осужденного или об отказе в предоставлении свидания с ним ответа не последовало.

Адвокат предположил, что отказ начальника и сотрудников пенитенциарного учреждения в предоставлении свидания с Сергеем Тарасовым связан с тем, что ранее на свидании он сообщил защитнику о пытках и иных тяжких преступлениях, совершенных, в том числе, начальником ИК-9.

Истец также обратил внимание суда на то, что предоставление свиданий с осужденными, содержащимися в ШИЗО и ПКТ колонии, сопряжено с необходимостью следования адвокатов через всю территорию ИК, что неизбежно ведет к пересечению с иными осужденными, находящимися поблизости, и не может гарантировать безопасность адвокатов. При этом сопровождение защитников осуществляется сотрудниками колонии без видеорегистраторов.

Кроме того, отмечается в иске, не может быть гарантирована и конфиденциальность беседы в кабинете для свиданий, так как он закрывается обычной деревянной дверью, ведущей в коридор, где постоянно ходят сотрудники учреждения. По мнению истца, это также является незаконным.

Со ссылкой на ч. 1 ст. 18 Закона об адвокатуре, запрещающей вмешательство в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с законодательством, либо воспрепятствование ей каким-либо образом, истец подчеркнул, что позиция и действия начальника и сотрудников колонии нарушают как права осужденных на получение квалифицированной юридической помощи, так и профессиональные права адвоката.

О произошедшем Виктор Молодежников незамедлительно уведомил АП Республики Карелия и Комиссию Совета АПРК по защите профессиональных прав адвокатов. Он направил соответствующее заявление в республиканскую прокуратуру, а также жалобы от имени доверителей в СУ СК РФ по РК и прокуратуру (имеются у «АГ») на превышение должностных полномочий (в том числе истязания, пытки), допущенное в отношении них сотрудниками колонии.

Комментируя «АГ» данную ситуацию, президент АПРК Михаил Ямчитский пояснил, что палата, в первую очередь, исходит из презумпции добросовестности адвоката. «Необходимую правовую помощь при защите своих прав он получает, в том числе от Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов при Совете АПРК», – сказал он.

С другой стороны, добавил Михаил Ямчитский, в настоящее время в Квалификационной комиссии находится дисциплинарное производство в отношении адвоката по этим же обстоятельствам, о чем сообщалось ранее.

Напомним, что в мае в отношении Виктора Молодежникова сотрудниками ФКУ УФСИН по РК ИК-9 был составлен протокол по ст. 19.12 КоАП РФ за то, что в ходе свидания с подзащитным адвокат дал ему подержать свой телефон для прослушивания аудиозаписи судебных заседаний.

По словам Михаила Ямчитского, решение по данному дисциплинарному производству пока не принято – заседание квалифкомиссии назначено на конец сентября.

Николай Флеганов отметил, что комиссией принято решение рассмотреть жалобу адвоката. «Мы как раз и рекомендовали Виктору Молодежникову обратиться в суд с самостоятельным иском об оспаривании действий сотрудников колонии, которые мы считаем прямо нарушающими права защитника», – заключил он.

По словам Николая Флеганова, председатель Комиссии Совета АПРК по защите профессиональных прав адвокатов Роберт Осян связался с руководством колонии, попросив прокомментировать ситуацию, однако в комментариях ему было отказано.

Член Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АПРК Николай Флеганов информировал, что комиссия планирует направить обращение в УФСИН по РК о недопустимости указанных действий сотрудников исправительной колонии. «Обсуждается вопрос о направлении от имени комиссии обращения и к прокурору РК, чтобы разобраться по существу. Безусловно, данная ситуация будет доведена до Совета палаты, – заявил он. – Также решается вопрос об оказании помощи Виктору Молодежникову в суде при рассмотрении его административного искового заявления».

Он добавил, что ситуация с якобы отказом осужденного от адвоката обсуждалась с председателем комиссии. «Мы пришли к единодушному мнению, что порядка письменного отказа заключенного от защитника не существует, – пояснил Николай Флеганов. – Как следует из практики, осужденный в любом случае выходит к адвокату и сообщает об отказе от юридической помощи. Даже если бы защитнику и было предъявлено письменное заявление доверителя, нельзя утверждать, что оно, во-первых, не написано под давлением, а во-вторых, действительно написано именно этим заключенным». Таким образом, полагает он, в правомерности действий сотрудников исправительного учреждения усматриваются серьезные сомнения, особенно с учетом того, какие именно вопросы Молодежников намеревался обсудить с доверителем.

Николай Флеганов заметил, что по данному поводу инициировано внеочередное заседание комиссии: «Мы изучим данный вопрос, каждый член комиссии выскажет свое мнение, как действовать в такой ситуации, и примем решение».

«Как практикующий адвокат отмечу, что Виктор Молодежников оказывал юридическую помощь в рамках уголовного дела, – добавил Николай Флеганов. – Полагаю, что отказ от защитника в данном случае должен осуществляться путем подачи заявления непосредственно адвокату, а не в администрацию пенитенциарного учреждения. Но даже если такое заявление было подано через администрацию колонии, она должна вручить его адвокату. В любом случае при наличии ордера на защиту осужденный должен быть доставлен на встречу с адвокатом, где он мог бы сообщить ему о решении отказаться от его помощи, и покинуть комнату для свиданий, а адвокат, в свою очередь, смог бы убедиться, что с подзащитным все в порядке, давление на него не оказывается и отказ выражен добровольно».

На просьбу корреспондента «АГ» прокомментировать ситуацию с отказом осужденного от защитника советник Федеральной палаты адвокатов РФ Нвер Гаспарян отметил, что, по его мнению, никакими нормами она не регулируется, потому что крайне редко встречается на практике. «Как правило, осужденные с нетерпением ждут своих защитников и всегда им рады, – пояснил он. – Однако нельзя исключать, что кто-то может отказаться от встречи с адвокатом по своим личным мотивам. В таком случае отказ должен быть добровольным и вполне определенно высказан либо устно самому защитнику, либо письменно в заявлении. Когда сотрудники колонии отказались ознакомить адвоката с таким заявлением либо не допустили его к осужденному, чтобы последний лично выразил свое нежелание, возникают обоснованные сомнения в законности действий должностных лиц, а также в том, что такой отказ в действительности имел место».

Данная проблема, полагает Нвер Гаспарян, должна решаться путем обжалования действий сотрудников колонии в суде при подаче административного иска. «Именно в суде можно будет проверить наличие заявления, выяснить мнение и добровольность волеизъявления осужденного и иные обстоятельства. Если отказ от адвоката был придуман сотрудниками колонии, то они не должны остаться безнаказанными. Это станет важным условием того, что в будущем такие произвольные “трюки” не будут повторяться», – подытожил он.

Инструкция для процессов против чиновников

Высший Арбитражный Суд выпустил обзор судебной практики по делам о причинении вреда предпринимателям органами государственной власти и местного самоупровления и их служащими. Этот документ разъясняет, в каких случаях чиновники отвечают за причиненный ими ущерб, на ком лежит бремя доказывания обстоятельств спора, а также рекомендует судам, как в некоторых случаях высчитывать сумму ущерба.

Надлежащий ответчик

Первый пункт обзора посвящен определению надлежащего ответчика в деле. В нем говорится о том, что суд может произвести замену госоргана, к которому подан иск, в том случае, если истец ошибся с правильным определением ответчика — например, указал МВД вместо Следственного комитета. Такая замена не является заменой ответчика в смысле статьи 47 АПК РФ, указал ВАС.

Подсудность и преюдиция

Обзор определяет территориальную подсудность рассмотрения исков о возмещении вреда, причиненного государственными органами — они рассматриваются по месту нахождения органа, причинившего вред. Также ВАС обращает внимание на сохранение преюдиции по делам о возмещении вреда — если суд когда-либо уже установил, что некий правовой акт, а также конкретные действия или бездействия власти были незаконными, то эти обстоятельства не подлежат переоценке в новом деле. Преюдиция действует и в том случае, если когда-либо акт, решение или действие представителей власти были признаны законными.

Если истец обращается в суд за возмещением вреда, понесенного им в результате издания ненормативного правового акта, действий или бездействий чиновников, то сначала суд должен оценить законность правового акта или действий (бездействий) чиновников, а затем принять решение относительно возмещения вреда.

Возмещение вреда, понесенного истцом вследствие издания государством или муниципалитетом нормативного правового акта, противоречащего законодательству, возможно только после того, как этот акт будет признан судом недействительным. Для этого истец должен обратиться в суд не только с требованием о возмещении вреда, но также попросить признать незаконным конкретный нормативный акт.

Бремя доказывания

В своем документе ВАС распределяет между истцом и ответчиком бремя доказывания обстоятельств дела: истец обязан представить доказательства, обосновывающие противоправность акта, решения, действий или бездействия, которыми истцу причинен вред. В перечень таких обстоятельств входит сам факт причинения вреда, его размер, наличие причинной связи между действиями или бездействием чиновника и наступившими неблагоприятными последствиями, а также их противоправность. Представитель власти в суде должен обосновать правомерность своих подходов, приведя соответствующие доказательства.

Высший Арбитражный Суд также указывает в обзоре на что, что при изъятии федеральным органом исполнительной власти у предпринимателя имущества (например, для проведения экспертизы), государство обязано обеспечить его надлежащее хранение. В противном случае оно должно будет отвечать перед предпринимателем за порчу имущества.

Когда действия чиновников соразмерны, а когда нет?

В документе также проводится грань между соразмерными и несоразмерными мерами обеспечения производства по делам об административном правонарушении. В качестве иллюстрации приводятся два примера.

Читайте также:  Срок давности по истребованию имущества

В первом случае таможенники возбудили в отношении общества дело об административном правонарушении и изъяли у него на этот период товар. Его вина так и не была установлена, но суд счел, что на момент возбуждения дела таможенный орган располагал сведениями, дающими основания предположить, что истцом могло быть совершено правонарушение, а изъятие товара являлось необходимым условием для проведения производства по делу. В иске к таможне о возмещении вреда обществу было отказано, и ВАС указывает, что суд в данном случае был прав.

Во втором примере сотрудники ГИБДД, остановив на трассе Москва — Санкт-Петербург перевозивший товар автомобиль, обнаружили, что у водителя нет необходимых документов. Водитель от управления машиной был отстранен, а сам автомобиль был задержан, несмотря на доводы перевозчика о том, что его может вести второй водитель, имевший документы. В этом случае ВАС указывает, что такая мера не являлась необходимой в конкретных условиях, хотя и предусмотрена законом, что она была применена в нарушение принципов разумности и соразмерности при отсутствии достаточных фактических оснований или не соответствовала целям, на достижение которых могут быть направлены такие меры. При таких обстоятельствах истец имеет полное право на возмещение вреда, понесенного в результате действий представителей ГИБДД, указал высший суд.

Сколько должен пристав?

Интересно и то, как Высший Арбитражный Суд предлагает в некоторых случаях рассчитывать конкретную сумму ущерба — в частности, это касается ситуаций невыполнения своих обязанностей приставами-исполнителями. В обзоре, например, рассматривается случай, когда пристав принял решение завершить исполнительное производство о взыскании 500000 руб. ввиду отсутствия у должника денег, хотя у того на счете находилось 250000 руб. Истец, не согласившись с действиями пристава, потребовал через суд возмещения ущерба в размере 500000 руб., но его требования были удовлетворены только частично — на сумму 250000 руб. ВАС в этой связи указал, что суд был прав: истцу причитались те деньги, которые он получил бы в случае добросовестной работы пристава.

Новое в блогах

Как грамотно привлечь чиновника и служащего к ответственности

Привлекаем государство к ответственности. Матчасть (законодательство)

Мы имеем прекрасную правовую базу для привлечения к ответственности неисправных чиновников. Если у вас есть некоторое – пусть слабое знакомство – с исковым производством, то знакомство с процедурой оспаривания решений и действий чиновников вызовет у вас поток приятных чувств.
Судите сами:

1. ЧТО ЯВЛЯЕТСЯ ОСНОВАНИЕМ для обращения в суд с Заявлением(Жалобой) на нарушение прав и свобод гражданина? – Для этого достаточно, чтобы в голове Заявителя возникло МНЕНИЕ о нарушении его прав.

Казалось бы парадоксально! Но именно так записано в ч. 1 ст. 254 ГПК РФ: “гражданин, организация вправе оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если считают, что нарушены их права и свободы”. Наряду с гражданином, который СЧИТАЕТ свои права нарушенными, в суд вправе обратиться любое общественное объединение, любой союз граждан, – не обязательно прошедший государственную регистрацию. На этот счет есть Определение Конституционного Суда РФ от 22 апреля 2004 г. №213-О. Мне

доставляет большое удовольствие упоминать об этом Определении. Почему? – Потому что оно принято по Жалобе моего давнишнего приятеля из Орла Дмитрия Краюхина.

2. МОЖНО ли ПОДАТЬ Заявление(Жалобу) по месту своего жительства? – ДА. МОЖНО!

И это очень удобно. Согласно ч. 2 ст. 254 ГПК РФ “заявление может быть подано гражданином в суд по месту его жительства или по месту нахождения органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, решение, действие (бездействие) которых оспариваются”. Это значит: если вы обратились, например, в ГосДуму, но не получили во время ответ, то уклонение от своевременного ответа (“недачу” ответа в установленный срок) можно оспорить по своему месту жительства – и пусть ГосДума присылает представителя в вашу Тьмутаракань.

3. В КАКОЙ СРОК должно быть проведено судебное разбирательство? – В течение 10 дней!

Фактически по Заявлению (Жалобе) предусмотрено УСКОРЕННОЕ разбирательство: согласно ч.1 ст. 257 ГПК РФ Заявления (Жалобы), поданных в порядке главы 25 ГПК РФ, рассматриваются в течение ДЕСЯТИ ДНЕЙ. Мало того, закон предусмотрел необходимость рассмотрение дела без участия стороны, не явившейся в заседание, если соблюдено требование закона об обязательном извещении этой стороны о времени и месте судебного заседания. Тут стоит пояснить, что ответчик – если это недобросовестный ответчик – предпринимает, как правило, разные уловки для того, чтобы оттянуть разбирательство: первый раз не явился – заседание откладывается; а потом справку принес – адвокат заболел. И можно тянуть – затягивать. А в рассматриваемом случае этот номер не должен пройти – судья проводит разбирательство вне зависимости от того, явился ли чиновник или представитель органа, решение, действие или бездействие которого оспорено.

4. КОГО МОЖЕМ ПРИВЛЕЧЬ к ответу? – Должностных лиц, просто государственных и/или муниципальных служащих, а также государственные и/или муниципальные органы (короче: можно бить по ЛИЦУ, а можно – по ОРГАНУ).

К числу лиц – согласно ст. 255 ГПК РФ – отнесены любые должностные лица и просто чиновники: государственные или муниципальные служащие. К числу органов – любые государственные или муниципальные органы. Это вполне согласуется с конституционной нормой – ст. 33 Конституции РФ: “граждане Российской Федерации имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления”. Конституция РФ не предусматривает никакой иерархии – можно обращаться к кому угодно и в какой угодно орган.

5. ОГРАНИЧЕНО ли ПРАВО на ПОДАЧУ Заявления (Жалобы)? – ДА. На подачу Заявления (Жалобы) установлен ТРЕХМЕСЯЧНЫЙ срок со дня, когда Заявителю стало известно о нарушении его прав и свобод.

Так определено ч.1 ст. 256 ГПК РФ. Но не исключена возможность подачи Заявления (Жалобы) и после пропуска 3-месячного срока – в ч.12 ст. 256 ГПК РФ отмечено: “Пропуск трехмесячного срока обращения в суд с заявлением не является для суда основанием для отказа в принятии заявления. Причины пропуска срока выясняются в предварительном судебном заседании или судебном заседании и могут являться основанием для отказа в удовлетворении заявления”. По нашему опыту, надеяться на “сочувствие суда” не приходится, поэтому лучше срок не пропускать.

Если в день Х мы направляем, например, запрос информации, предложение по совершенствованию работы муниципального органа, резолюцию с требованиями устранить нарушение политических или гражданских прав, заявление о предполагаемом коррупционном проявлении или жалобу на действия сотрудников милиции, то рекомендуется в рабочем календаре делать пометки: (Х + 40) дней – срок поступления ответа (с учетом 3 дней на регистрацию обращения в органе власти и 30 дней для ответа по закону 59-ФЗ плюс 7 дней на пробег почты) и (Х+ 120) дней – крайний срок обращения в суд (3 дня на регистрацию обращения + 30 дней на ответ + 7 дней на пробег почты + 90 дней, отведенных ст. 256 ГПК РФ).

6. НАДО ли ССЫЛАТЬСЯ на ДОКАЗАТЕЛЬСТВА? – Совершенно не обязательно!

Закон возлагает бремя доказывания на сторону, чьи решения, действия (бездействие) оспариваются. Согласно ч.1 ст. 249 ГПК РФ “обязанности по доказыванию обстоятельств, послуживших основанием для . законности оспариваемых решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих возлагаются на . органы и лиц, которые приняли оспариваемые решения или совершили оспариваемые действия (бездействие)”.

7. ЧТО ИМЕННО МОЖНО ОСПАРИВАТЬ в Заявлении (Жалобе)? – Только нарушения прав и свобод.

Согласно ст. 255 ГПК РФ в круг возможного оспаривания включены а) решения, б)действия, в)уклонения от требуемых по закону действий (бездействие), которыми

(1) или нарушены права и свободы Заявителя,

(2) или созданы препятствия к реализации Заявителем своих прав и свобод,

(3)или возложены на Заявителя какие-то незаконные (по его мнению) обязанности.

Самые типовые нарушения:

– нарушения законных прав гражданина на получение ответа на его обращение в установленный законом срок,

– нарушения законных прав гражданина на объективное и всестороннее рассмотрение его обращение,

– нарушения законных прав гражданина на получение полного ответа по существу поставленных в его обращении вопросов,

– нарушения законных прав гражданина на получение ответа на его обращение за подписью руководителя или уполномоченного лица,

– бездействие в виде непринятия мер по восстановлению нарушенных прав гражданина, указанных в обращении,

– бездействие в виде ненаправления необходимых для разрешения обращения гражданина запросов в другие государственные (муниципальные) органы,

– бездействие в виде ненаправления обращения гражданина в установленный законом срок другому государственному (муниципальному) органу (по компетентности),

– бездействие в виде непринятия мер по восстановлению нарушенных прав граждан, указанных в резолюции митинга,

создание препятствий для реализации гражданином свободы передвижения,

– создание препятствий для реализации гражданином свободы собраний,

– создание препятствий для реализации гражданином права на распространение убеждений и свободу слова,

– создание препятствий для реализации гражданином свободного волеизъявления на выборах органов власти,

– возложение на гражданина незаконных обязанностей отчитываться перед госучреждением о явке на избирательный участок.

8. О ЧЕМ ПРОСИТЬ СУД? – Признать решение, действие или бездействие незаконным и обязать лицо или орган устранить в полном объеме допущенное нарушение прав и свобод!

В законе определено: “Суд, признав заявление обоснованным, принимает решение об обязанности соответствующего органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего устранить в полном объеме допущенное нарушение прав и свобод гражданина или препятствие к осуществлению гражданином его прав и свобод”(ч.1 ст. 258). “В суд и гражданину должно быть сообщено об исполнении решения суда не позднее чем в течение месяца со дня получения решения” (ч.3 ст. 258 ГПК РФ).

9. КАК ОФОРМИТЬ “ШАПКУ” Заявления (Жалобы)?

Государственный орган, решение, действие (или бездействие) оспаривается: .

Муниципальный) орган, решение, действие (или бездействие) оспаривается: .

Должностное лицо, решение, действие (или бездействие) оспаривается: .

Государственный служащий, решение, действие (или бездействие) оспаривается: .

Муниципальный служащий, решение, действие (или бездействие) оспаривается: .

в порядке, предусмотренном гл. 25 ГПК РФ

10. ЧТО ПРИЛОЖИТЬ в обязательном порядке?

Квитанцию об оплате ГОСПОШЛИНЫ в размере 200 руб

Действия чиновников – под сомнение

“Российские аптеки”, 2007, N 24

Общественный Совет по здравоохранению и социальной защите при Ассоциации работников правоохранительных органов РФ (АРПО РФ), проанализировав ситуацию с проведением федеральных аукционов на поставку в 2008 г. ЛС по программам “дорогостоя” и ДЛО, поставил под сомнение возможность получения 5 млн. льготников своих лекарств в будущем году.

Что привело к таким неутешительным выводам экспертную группу Общественного совета при АРПО РФ? Предварительная проверка размещенной на официальных сайтах соответствующих органов исполнительной власти документации федерального аукциона на поставку в 2008 г. ЛС по 7 нозологическим группам (т.н. дорогостоящие заболевания: гемофилия, муковисцидоз, гипофизарный нанизм, болезнь Гоше, миелолейкоз, рассеянный склероз, период восстановления после трансплантации органов или тканей), объявленного Федеральным агентством по здравоохранению и социальному развитию 22 октября 2007 г., и аукционов, объявленных уполномоченными органами исполнительной власти в сфере здравоохранения и социальной защиты в регионах на поставку в 2008 г. ЛС для льготников, показала, что условия аукциона в значительной своей части не соответствуют требованиям Федерального закона “О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд”. К тому же по состоянию на середину ноября текущего года аукционы были объявлены только в 22-х (!) из 85 субъектов РФ.

Общественный совет при АРПО РФ не в первый раз обращается к проблемам реализации программы ДЛО. Еще в октябре его председатель, советник Президента РФ А.Аслаханов, предупреждал, что задержка с объявлением аукционов в регионах не позволит подвести их итоги и заключить договора с победителями до конца текущего года. А это грозит срывом поставок лекарств и повторением ситуации зимы 2006 г., когда льготники вынуждены были выстраиваться в огромные очереди в аптеках. Большинство из них так и не получили положенные им лекарственные препараты.

Читайте также:  Отзыв на исковое заявлениеотзыва на исковое заявление для ответчика

Экспертная группа выявила несоответствие объявленного Росздравом открытого аукциона на право заключения государственных контрактов на поставку ЛС по программе “дорогостоя” федеральному закону.

В соответствии с ФЗ от 21.07.2005 г. (ст. 34 п. 3) N 94 “документация об аукционе может содержать указание на товарные знаки, которые должны сопровождаться словами “или эквивалент”, за исключением случаев несовместимости товаров, на которых применяются другие товарные знаки, и необходимости обеспечения взаимодействия таких товаров с товарами, используемыми заказчиком”. Данное положение закона применимо к документации об аукционе в отношении препаратов для лечения сахарного диабета, а также лекарственных препаратов, применяемых после трансплантации органов и (или) тканей. В этой связи Росздравом было принято решение о том, что закупка по лотам N 1-16 будет осуществляться по торговым наименованиям лекарственных препаратов. Однако анализ документации данного аукциона показывает, что соответствующее разъяснение весьма спорно.

Во-первых, это разъяснение подлежит применению лишь в совокупности с требованиями ч. 3.1. ст. 34 указанного ФЗ, введенной в соответствии с ФЗ от 24.07.2007 г. N 218-ФЗ. Согласно упомянутой норме “документация об аукционе не может содержать указание на знаки обслуживания, фирменные наименования, патенты, полезные модели, промышленные образцы, наименование места происхождения товара или наименование производителя, а также требования к товару, его производителю, информации, работам, услугам, если такие требования влекут за собой ограничение количества участников размещения заказа”.

В то же время из сопоставления документации аукциона и данных о производителях соответствующих ЛС следует, например, что производителем ЛС под торговым наименованием, указанным в лоте N 1 – Сандиммун Неорал (Циклоспорин), капсулы мягкие 25 мг N 50, – является не только Novartis Pharma AG, но и ЗАО “Скопинский фармацевтический завод”. Аналогичное замечание относится и к лотам N 2 и N 3. Для ЛС, указанного под торговым наименованием в лоте N 12, – не только Panacea Biotec, но и ЗАО “Макиз Фарма”.

Во-вторых, во всех остальных лотах, не охватываемых разъяснением Федеральной антимонопольной службы (т.е. за исключением лотов 1-16), а также лотов N 35-37, 41, 43-45, непатентованные медицинские наименования лекарств, являющихся предметом государственного контракта, сформулированы с такими ограничениями по упаковке, что могут иметь единственного производителя. Данная форма скрытого ограничения конкуренции, несомненно, может наносить существенный вред бюджетным интересам России. Анализ показывает, что производителями соответствующих лекарств в упаковках, включенных в предмет государственного контракта, во всех случаях являются зарубежные фирмы (за исключением лота N 52, где производителем является ОАО “Фармстандарт” и его дочерние предприятия).

Например, производителем соматропина помимо Novo Nordisk (Дания) также является российское ОАО “Фармстандарт”. Однако участвовать в аукционе оно не сможет, поскольку монопольным производителем соматропина в шприц-ручке 10 мг/1,5 мл является Novo Nordisk.

Экспертная группа Общественного совета при АРПО РФ считает, что почти 15 млрд. руб. из федерального бюджета России, выделенных на закупки лекарств Росздравом, будут направлены исключительно на финансирование отдельных зарубежных производителей, чья продукция по стоимости нередко значительно превышает российские аналоги. Возникает вопрос, почему эти средства нельзя направить на развертывание производства тех же лекарств на территории России (как российскими, так и зарубежными компаниями), тем самым сделав ЛС доступными для большинства россиян?

ПРЕДПОСЫЛКИ ДЛЯ СРЫВА ПРОГРАММЫ

По мнению экспертной группы, не соответствуют требованиям ФЗ “О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд” также объявленные органами государственного управления в сфере здравоохранения и социального развития субъектов РФ аукционы на поставку в 2008 г. лекарственных препаратов для льготников по программе ДЛО.

Во-первых, в 11 из 33 случаев (33%) под видом аукционов уполномоченными органами власти объявлены конкурсы на поставку и отпуск ЛС (Владимирская, Костромская, Нижегородская, Пензенская, Ростовская, Рязанская, Челябинская, Тульская, Ярославская области, Республика Адыгея, Республика Мордовия).

Согласно ст. 32 Федерального закона от 21.07.2005 г. N 94-ФЗ “О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд” с изменениями, внесенными Федеральным законом от 24.07.2007 г. предметом аукциона может быть только цена контракта, а все остальные условия и требования, предъявляемые к поставщику, являются незаконными (в т.ч. требования, относящиеся к способности обеспечить отпуск ЛС; например, обладание соответствующей аптечной сетью). Для того чтобы обеспечить отпуск ЛС, который предполагает соответствие участника торгов различным требованиям, должен проводиться конкурс, а не аукцион (ст. 20 Федерального закона N 94-ФЗ).

Во-вторых, по данным на середину ноября 2007 г., конкурсы на отпуск лекарств льготникам не объявлены уполномоченными органами ни в одном из субъектов РФ, что ставит под сомнение саму возможность успешного старта региональной части программы ДЛО в 2008 г.

В-третьих, значительные сомнения с точки зрения правомерности вызывает у экспертной группы произвольное количество выставленных на аукцион лотов (от одного в Ярославской области до 689 – во Владимирской). В любом случае нельзя признавать однородной группой товаров лекарства, относящиеся к наркотическим средствам и психотропным веществам, и все остальные, т.е. количество лотов ни при каких обстоятельствах не может быть менее двух.

Выявленные признаки существенных нарушений федерального законодательства о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд в части, относящейся к проведению уполномоченными органами власти аукционов на поставку ЛС в рамках программы ДЛО на 2008 г., ставят под сомнение легитимность соответствующих аукционов и создают объективные предпосылки для их отмены в судебном порядке.

По мнению экспертной группы Общественного совета при АРПО РФ, вероятность масштабного срыва поставок ЛС в регионы по программе ДЛО на 2008 г. следует считать критической, поскольку уполномоченные органы власти большинства субъектов РФ по состоянию на середину ноября 2007 г. официально не объявили о проведении соответствующих аукционов.

ОБЩЕСТВЕННЫЙ КОНТРОЛЬ

Учитывая результаты экспресс-мониторинга, проведенного экспертной группой, Общественный совет по здравоохранению и социальной защите при АРПО РФ, чьи решения носят только рекомендательный характер, но к чьему мнению прислушиваются чиновники и государственные деятели, считает необходимым обратить внимание министра здравоохранения и социального развития, а также руководителя Росздрава на критическую ситуацию с проведением аукционов на поставку лекарств льготникам и грубые нарушения ФЗ N 94, допущенные чиновниками, ответственными за подготовку документации по проведению аукционов. Возможно, своевременное вмешательство позволит избежать вероятность отмены в будущем результатов этого аукциона через судебные инстанции, а главное, перебоев в снабжении лекарствами зимой и весной 2008 г. 5 млн. россиян.

Общественный совет будет просить руководителя Росздравнадзора принять срочные меры (включая меры административного наказания, согласно ст. 7.29. КоАП РФ), которые бы стимулировали уполномоченных должностных лиц к устранению допущенных нарушений законодательства при проведении аукционов; руководителя же Федеральной антимонопольной службы – провести масштабные проверки соблюдения должностными лицами федеральных и региональных органов власти законодательства о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд в части, относящейся к реализации программы ДЛО на 2008 г.

Одним из самых действенных способов контроля над ситуацией Общественный совет считает привлечение независимых экспертов из числа юристов и медицинских работников к проверкам деятельности уполномоченных органов власти субъектов РФ, должностными лицами которых допущены нарушения законодательства в части, относящейся к проведению государственных торгов по поставкам и отпуску ЛС льготникам по программе ДЛО.

Конституционный суд разрешил чиновникам и полицейским критиковать начальство

В четверг Конституционный суд (КС) встал на сторону госслужащих, потерявших работу из-за своих слишком смелых высказываний о недостатках в деятельности начальства и ведомств целиком. При этом ст. 17 закона «О государственной гражданской службе РФ», на основании которой в свое время были уволены заявители, неконституционной не признана.

Проблема, по мнению судей КС в том, что суды неправильно толкуют правовые нормы. Теперь в своих трактовках они должны опираться на решение КС.

В основу дела, рассматривавшегося в КС, легли две истории. Первая – милиционера Алексея Мумолина, который в ноябре 2009 года выложил в интернет видеоролик, озаглавленный «По следам Дымовского». Следуя путем пребывавшего тогда на пике известности майора, Мумолин предал огласке длинный перечень нелицеприятных фактов из жизни Автозаводского районного УВД Тольятти, где работал участковым уполномоченным. Обращаясь к правозащитным организациям и министерству внутренних дел, милиционер рассказал о том, что в управлении сложилась «палочная» система, участковые «тонут» под валом бумажной работы, а от них тем временем требуют ежемесячно любой ценой «собирать» 15 административных и три уголовных дела. При этом сотрудникам приходится работать одновременно на нескольких участках (сам Мумолин работал на трех) из-за нехватки кадров.

Появление ролика очень не понравилось начальству Мумолина, которое объявило ему о неполном служебном соответствии. Неуемный милиционер рассказал о своих проблемах в интервью газете «Тольяттинское обозрение», подчеркнув, что перечисленные им в видеообращении проблемы до сих пор не решены. «Наградой» стал строгий выговор и лишение 13-й зарплаты. Тогда Мумолин провел на площади Свободы Тольятти одиночный пикет, после которого его уволили из рядов правоохранительных органов.

Бывшему главному налоговому инспектору одного из отделов Межрегиональной инспекции ФНС России по Центральному федеральному округу Любови Кондратьевой для того чтобы лишиться престижной работы хватило одного неаккуратного интервью телеканалу «ТВ Столица». В 2008 году, беседуя с журналистом, Кондратьева раскритиковала существовавший порядок расчета и начисления командировочных, открывающий возможность для коррупционных схем. Руководство инспекции сочло эти высказывания недопустимыми и поспешило избавиться от слишком разговорчивой сотрудницы.

Суды общей юрисдикции в обоих случаях признали правоту начальства. Согласно подпункту 10 пункта 1 статьи 17 закона «О госслужбе», гражданскому служащему запрещено «допускать публичные высказывания, суждения и оценки, в том числе в СМИ, в отношении деятельности госорганов, их руководителей, включая решения вышестоящего госоргана, если это не входит в его должностные обязанности». А закон «О милиции» распространяет действие этих норм на сотрудников МВД.

Экс-милиционер и бывшая сотрудница налоговой службы обратились в Конституционный суд за разъяснениями.

В итоге судьи КС сочли, что право на свободу слова, учитывая «общественный интерес в получении информации», в ряде случаев могут превалировать над должностными ограничениями и требованиями конфиденциальности.

Суд указал, что госслужащий вправе публично выразить свое мнение (в том числе и критическое), «если оно соответствует общественным интересам, а мотивом выступления не является обида или достижение личных целей». При этом заявления должны быть «аргументированы и основаны на реальных фактах». В тексте решения отмечено, что публичная критика органов власти может быть даже полезна, так как свидетельствует о высоком уровне демократии в стране.

Ведомственным комиссиям и судам, которые будут рассматривать дела, подобные историям Мумолина и Кондратьевой, отныне рекомендуется «учитывать содержание высказывания, его общественную значимость, наличие ущерба для государственным или общественных интересов, а также соотносить причиненный и предотвращенный публичным высказыванием ущерб». Иначе говоря, руководству полиции и госучреждений теперь придется разбираться в каждом конкретном «несанкционированном» выступлении своих подчиненных, прежде чем подписывать приказ об их увольнении.

«Госслужащий безусловно может публично высказываться, если его руководитель занимается противоправной деятельностью или в том ведомстве, где он работает, наблюдаются факты коррупции, — пояснил судья КС Юрий Рудкин. – Необходимо соблюдать баланс между интересами конкретного ведомства, которое заинтересовано в конфиденциальности и интересами общества, которое хочет получать правдивую информацию».

Рудкин также подчеркнул, что если госслужащий в своем публичном выступлении выдвигает предложения по совершенствованию работы структуры, в которой работает, или сообщает о выявленном факте коррупции, то это никак не может быть причиной для его увольнения.

Читайте также:  Встречное исковое заявление: как подать, оформить встречный иск

В решении КС также говорится, что дела Мумолина и Кондратьевой теперь должны быть пересмотрены.

Сам экс-участковый Мумолин говорит, что обязательно воспользуется правом на пересмотр решения о своем увольнении. «Я очень рад сегодняшнему постановлению КС, это можно считать победой. Если восстановят, то будет здорово, с удовольствием и дальше буду работать», — сказал он. Правда, публично критиковать начальство он в будущем не собирается: «А теперь зачем, когда про проблемы в МВД уже и так все и все знают?»

Выигравшая дело заявительница Любовь Кондратьева сообщила корреспонденту «Газеты.Ru», что полностью удовлетворена решением КС и тоже считает его важным не только для себя и Алексея Мумолина. «Сегодня решался принципиальный вопрос о свободе слова в России, — подчеркнула Кондратьева. — Нечеткость и неоднозначность формулировок в законе позволяла руководителям ведомств и судам трактовать его по своему усмотрению. Но ограничения, прописанные в законе, должны быть четко увязаны со ст. 55 Конституции: «закон не должен умалять права и свободы граждан». Выступая с публичной критикой, мы выступали не против государства, а против нарушений закона. Ведь госслужащий должен служить государству не как абстрактному географическому понятию, а служить обществу, людям».

Как предполагает глава правозащитной организации «Агора», помогавшей участковому обращаться в КС, Павел Чиков, на пересмотр могут отправиться и дела других уволенных чиновников и «милиционеров-разоблачителей», в том числе и первого из них — экс-майора Алексея Дымовского. «То, что сегодня провозгласил КС, — это полная реплика решений Европейского суда по правам человека. Понятие «общественный интерес» — это чисто европейская формулировка. Грубо говоря, если человек говорит о том, что активно обсуждается в обществе, например реформе МВД, то это предмет общественного интереса», — сказал Чиков. Правда, добавил правозащитник, в постановлении КС может остаться некоторая лазейка для начальников, которые не привыкли, чтобы их подчиненные «выносили сор из избы». «Тут понятие «общественный интерес» и «личные цели» очевидно противопоставляются. Вот тот же Мумолин, когда публично жаловался на «палочную систему» и дежурства, за которые не доплачивают, он же говорил о том, что прищемило всех, но фактически и его тоже, поэтому как это трактовать?» — рассуждает глава «Агоры».

Самые громкие коррупционные дела в России

2017 год запомнится приговором экс-министру экономического развития Алексею Улюкаеву. Вспомним другие эпизоды кампании по борьбе со взяточничеством и мошенничеством.

Когда Россия только-только вступала в эпоху стабильности, стало известно о преследовании бывшего вице-премьера и министра путей сообщения Николая Аксененко. В октябре 2001 года чиновник был вызван в Генеральную прокуратуру, где ему было предъявлено обвинение в превышении должностных полномочий и нецелевом использовании средств железнодорожных предприятий. По версии следствия, Аксененко незаконно тратил на содержание центрального аппарата Министерства путей сообщений прибыль железных дорог, перечисленную в ведомственные фонды образования и здравоохранения.

Как заявили в ГП, действия чиновника нанесли ущерб более чем в 11 млрд рублей. В январе 2002 года премьер-министр Михаил Касьянов в ходе встречи с президентом Владимиром Путиным выступил с предложением об освобождении Аксененко от должности министра. В тот же день президент подписал соответствующий указ. В 2003 году уголовное дело было направлено в суд, однако до приговора дело не дошло. Аксененко умер 20 июля 2005 года в мюнхенской клинике от лейкемии. Его похоронили на территории Александро-Невской лавры Санкт-Петербурга.

В 2005 году в Берне (Швейцария) на основании обвинений в мошенничестве был арестован экс-глава Минатома и бывший советник премьер-министра РФ Евгений Адамов. Обвинения ему предъявили сразу две страны: Россия и США. Американцы завели на бывшего чиновника дело в связи с присвоением около $10 млн, предназначенных для усиления безопасности российских атомных объектов. На родине же Адамова обвинили в неправомерном списании долгов компании Globe Nuclear Services and Supply Limited в размере около $100 млн, а также в соучастии в размывании доли государства в этой компании.

20 февраля 2008 года Замоскворецкий суд Москвы признал бывшего главу Минатома виновным в мошенничестве на сумму свыше $30 млн, а также в превышении и злоупотреблении должностными полномочиями, повлекшими ущерб на сумму $113 млн. Его приговорили к 5,5 годам колонии общего режима. 68-летний Евгений Адамов был взят под стражу в зале суда. Впоследствии Мосгорсуд дело пересмотрел, приговорив экс-чиновника к 4 годам лишения свободы условно, с испытательным сроком 3 года.

В 2012 году в России разразился самый громкий коррупционный скандал путинской эпохи. СМИ сообщили о возможных хищениях в Министерстве обороны и связанных с ним коммерческих структурах («Оборонсервис»). Сотрудники этой компании были уличены следователями в махинациях при реализации непрофильных военных активов, в том числе здания «Мосвоенторга». Предварительный ущерб, нанесенный государству, составил более 3 млрд руб. При этом ряд фигурантов были хорошо знакомы с тогдашним министром обороны Анатолием Сердюковым. 6 ноября Путин отправил его в отставку, «чтобы создать условия для объективного расследования».

Самым известным фигурантом уголовного дела стала экс-глава департамента имущественных отношений Минобороны Евгения Васильева. Она же — соседка Анатолия Сердюкова. Поговаривали, что он встретил следователей во время обыска в шикарной квартире Васильевой, а на его ногах красовались белые тапочки.

6 декабря 2013 года обвинение в халатности было предъявлено Анатолию Сердюкову, но его преследование прекратили в связи с амнистией. Васильевой суда избежать не удалось — рассмотрение дела против нее и четверых предполагаемых сообщников началось 10 июля 2014 года в Пресненском суде Москвы. В мае 2015 года Васильева была приговорена к пяти годам реального лишения свободы, после чего ее этапировали в колонию во Владимирской области. Однако там она пробыла недолго и уже через 34 дня вышла на свободу.

В сентябре 2012 года стало известно, что МВД подозревает в превышении полномочий губернатора Брянской области Николая Денина. Чиновник от обвинений отмахнулся, заявив, что услышал о них из СМИ. А зря. 9 сентября 2014 года он был отправлен в отставку указом президента РФ Владимир Путина «в связи с утратой доверия». Спустя два месяца против Денина было возбуждено уголовное дело по факту незаконного выделения из резерва администрации области 21,8 млн руб. птицефабрике «Снежка», которой он ранее руководил.

21 мая 2015 года ему было предъявлено обвинение в злоупотреблении должностными полномочиями. 19 ноября 2015 года Советский районный суд Брянской области признал Денина виновным, приговорив его к 4 годам лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима. Экс-губернатор был взят под стражу в зале суда.

В ночь на 3 июля 2013 года сотрудниками подразделения МВД по экономической безопасности был задержан мэр Ярославля Евгений Урлашов. Чиновника обвинили в покушении на вымогательство взятки размером 14 млн рублей. По версии следствия, он вымогал у предпринимателей взятки за содействие. За несколько дней до задержания Урлашов провел митинг против партии «Единая Россия», на котором заявил о намерении участвовать в выборах областного уровня.

Ряд политиков и общественных деятелей назвали преследование чиновника «заказным». Тем не менее, 3 августа 2016 года Кировский суд Ярославля приговорил Урлашова к 12,5 годам лишения свободы. Областной суд оставил решение в силе, в связи с чем полномочия Урлашова в качестве мэра были прекращены. Приговор главе Ярославля стал самым жестким в истории в отношении руководителей российских городов.

Губернатор Сахалина Александр Хорошавин был задержан 4 марта 2015 года на своем рабочем месте сотрудниками московского отдела ФСБ РФ. В его квартирах прошли обыски, в ходе которых, по данным СК, был обнаружен 1 млрд рублей наличными, ювелирных изделий, а также ручка стоимостью 36 млн рублей. Хорошавина обвинили в получении взяток на общую сумму в 522 млн рублей. Следствие считает, что свыше 77 млн рублей он легализовал, зачислив на банковские карты и купив валюту.

25 марта 2015 года Хорошавин, находившийся в СИЗО, был снят с должности указом президента. В ходе прений 28 ноября прокуратура попросила назначить экс-губернатору наказание в виде 13 лет лишения свободы в колонии строгого режима. Приговор экс-главе Сахалина будет оглашен 22 января 2018 года.

В сентябре 2015 года стало известно об уголовном деле против главы Коми Вячеслава Гайзера. По версии следствия, он являлся одним из руководителей преступного сообщества, которое совершило тяжкие преступления, направленные «на завладение преступным путем государственным имуществом». Помимо Гайзера фигурантами дела являются 10 человек, в том числе его бывший заместитель Алексей Чернов, председатель Госсовета Республики Коми Игорь Ковзель, член Совета Федерации РФ — представитель от правительства Коми Владимир Торлопов. Их обвиняют в создании и участии в преступном сообществе, получении взяток, мошенничестве и легализации имущества, полученного преступным путем.

Гайзер был задержан 19 сентября 2015 года, на следующий день Басманный суд Москвы санкционировал его арест. Через полторы недели Путин подписал указ об отставке чиновника. Сам Гайзер свою вину не признает. Процесс по резонансному делу начался в середине декабря.

В июне 2016 года пришла новость о задержании одного из самых известных оппозиционных политиков России — губернатора Кировской области Никиты Белых. Его задержали в московском ресторане при получении меченых 100 тыс. евро. Деньги полагались за общее покровительство ряду кировских компаний, а в общей сложности чиновник получил 600 тыс. евро. Вскоре после задержания Белых Владимир Путин снял его с должности губернатора в связи с утратой доверия.

Сам Белых вину не признал. Сомнения в законности уголовного дела выразили ряд знакомых бывшего чиновника. Так, главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов заявил, что речь идет о провокации ФСБ и о том, что «дело носит активно политический характер».

Уголовное дело, которое своим размахом и суммами удивило многих. 9 сентября 2016 года оперативниками был задержан полковник МВД РФ Дмитрий Захарченко. Сотрудника Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции ведомства заподозрили в получении взятки, злоупотреблении должностными полномочиями и воспрепятствовании правосудию. В ходе обыска в квартире Захарченко найдены $120 млн и 2 млн евро, а у его родственников — 13 квартир, 14 машино-мест в элитных районах Москвы, а также четыре автомобиля, слиток золота весом 500 граммов, часы Rolex и драгоценности. Как сообщал «Росбалт», обнаруженные оперативниками деньги сначала находились у фирм и банков, связанных с РЖД, а потом оказались на депозитах у частных лиц, контролируемых Захарченко.

Источник, знакомый с ситуацией, также рассказывал агентству, что с оперативниками полковник вел себя довольно вызывающе, полагая, что у следствия на него ничего толком нет. Но по ходу дела ситуация стала меняться, и Захарченко заявил, что готов заключить сделку, признать вину в ряде эпизодов получения денег и назвать какие-то новые имена.

Еще в июне 2016 года на ПМЭФ глава Минэкономразвития говорил о преодолении кризиса, об условиях снятия санкций. А спустя пять месяцев Улюкаева задержали в офисе «Роснефти». Действующего министра «брали» следователи и сотрудники ФСБ по подозрению в получении взятки в 2 млн долларов. По данным следствия, деньги предназначались за выдачу Минэкономразвития заключения, которое позволило «Роснефти» приобрести госпакет «Башнефти». Позднее выяснилось, что инициатором дела стал никто иной, как глава «Роснефти» Игорь Сечин. Именно у него Улюкаев якобы и вымогал деньги.

15 ноября глава Минэкономразвития был снят с должности указом президента. А в августе 2017 года начался открытый судебный процесс над обвиняемым в коррупции экс-министром. Слушания пользовались невероятной популярностью у журналистов — корреспонденты буквально штурмовали здание Басманного суда. Сам процесс разошелся на цитаты — особенно ярким стал мем про «колбасу от Сечина».

Но для Улюкаева все закончилось совсем нерадостно. 15 декабря экс-министра приговорили к 8 годам лишения свободы со штрафом в 130 млн рублей. Защита обжаловала решение суда.

Бесплатная консультация юриста по телефону:

Москва, Московская обл. +7(499)113-16-78

СПб, Ленинградская обл. +7(812)603-76-74

Звонки бесплатны. Работаем без выходных!

Ссылка на основную публикацию