Судебная тяжба с партнером по бизнесу

Бизнес по-русски, или Как заработать на банкротстве партнеров и судебной тяжбе, пока не разобрались зарубежные хозяева

21 марта в Арбитражном суде Москвы состоялось очередное заседание по делу, в котором компания “САН ИнБев” пытается назначить на основании собственных соображений ответственных за банкротство нескольких дистрибьюторов всемирно известного производителя пива «Anheuser-Busch InBev».

“Дайте два миллиарда!”

СМИ уже обратили внимание на этот процесс, длящийся около пяти лет. Дело в том, что «Anheuser-Busch InBev» – одна из крупнейших в мире пивных корпораций, доля которой на мировом рынке пива оценивается в 28%. А сумма претензий, которую связанная с мировым гигантом российская «САН ИнБев» решила предъявить обанкротившимся бывшим дистрибьюторам продукции пивного производителя – 2 миллиарда рублей.

Юристы, нанятые «САН ИнБев», пытаются привлечь к субсидиарной ответственности по делу тех, кто имел хоть какое-либо отношение к деятельности обанкротившихся дистрибьюторов (кассиров, операторов, директоров компаний-партнеров), при этом представители «САН ИнБев» стараются обойти вниманием тех, кто действительно может быть причастен к банкротству.

Ищи, кому выгодно

Как ранее отмечали в СМИ, за делом о субсидиарной ответственности может стоять попытка скрыть давно известную схему намеренного банкротства своих же контрагентов, когда им косвенным образом создаются непреодолимые препятствия для ведения бизнеса, после чего оставшиеся активы жертвы (остатки продукции, складские комплексы и т.д.) “осваиваются” при помощи назначенного управляющего.

При содействии “доброжелателей” оказались банкротами дистрибьюторы-компаньоны «САН ИнБев» на Урале и в Сибири. Конкретно все выглядело так: компаниям-дистрибьюторам, таким как «ЮНИСАН», «Пивной мир» (ранее известная как группа компаний «ДиЛ-Групп»), «ДиЛ-Бир Нижневартовск», «ДиЛ-Бир Ханты-Мансийск», банки-партнеры внезапно закрывали возможности кредитования. Делали они это после того, как некто извещал разными путями банкиров о проблемах, якобы существующих у дистрибьюторов. Делалось это в самый острый момент, когда дистрибьюторам необходимы были заемные средства для оборота в момент возросшего сезонного спроса на продукцию. Так компании оказывались в ситуации невозможности исполнить обязательства перед своими контрагентами.

Наблюдатели отмечают, что такой крах контрагентов абсолютно невыгоден пивоваренной корпорации. Но подозревают, что он может быть выгоден некоторым топ-менеджерам ее российской структуры – ООО «САН ИнБев».

В связи с этим предположением называются имена директора по контролю и налогам Антона Чванова и директора по правовым вопросам и корпоративным отношениям Ораза Дурдыева.

Последний курирует процедуры банкротства разорившихся дистрибьюторов, однако же, как отмечалось в СМИ, представляющие интересы пивной корпорации конкурсные управляющие не отличились активностью в возврате утраченной конкурсной массы и в розыске злоумышленников через правоохранительные органы.

А, кроме того, в этой истории интересен еще один факт: после банкротства компании “Пивной мир” контракт по продаже пива компании «Anheuser-Busch InBev» достался компании «Эль Капитан», руководят которой бывшие менеджеры «Пивного мира». Но к ним у юристов ООО «САН ИнБев» претензий нет…

Еще один интересант

К избирательному предъявлению претензий со стороны ООО «САН ИнБев» стоит добавить еще один возможный мотив для организации этой долгоиграющей судебной эпопеи. Ведь, как предполагают наблюдающие за процессом СМИ, на юридическую защиту интересов пивного гиганта тратятся немалые средства. Обслуживает ООО «САН ИнБев» с 2014 года юридическая компания BMS Law Firm. По некоторым данным, ее услуги обходятся головной иностранной корпорации более чем в 500 тысяч долларов. Эта сумма может служить объяснением странных действий юристов, которые не столько проясняют, сколько затягивают ими же инициированное дело.

Так, например, по сообщениям СМИ, юристы «САН ИнБев» могли направить уведомление о привлечении к ответственности выбранной ими “жертве” на устаревший адрес или выслать «пустой конверт», а затем использовать факт отсутствия должной реакции со стороны ни о чем не подозревающих людей в своей риторике во время прений на заседаниях.

“Докажи, что не верблюд”

Создание определенного информационного бэкграунда во время процесса – один из основных приемов, который применяют юристы ООО «САН ИнБев».

Так, на прошлых заседаниях нанятые компанией юристы озвучивали документы, касающиеся других дел о банкротстве, не связанных с рассматриваемым. А во время состоявшегося 21 марта заседания представитель ООО «САН ИнБев» много и подробно говорил о неких уголовных делах, которые пытались инициировать против одного из привлеченных к разбирательству оппонентов по совершенно другим поводам.

При этом сторона ООО «САН ИнБев» акцентировала тезис, что бремя доказательства невиновности лежит на их оппонентах, к которым и были предъявлены претензии. Причем в качестве этих претензий использовалось все что только смогли найти, о чем откровенно и заявил юрист от ООО «САН ИнБев».

Так, например, в прениях упоминалась бухгалтерская отчетность одной из компаний, не подкрепленная, впрочем, документами о происхождении указанных в ней сумм. Также фигурировала и некая флешка с неизвестно каким образом полученными данными о финансовой деятельности обанкроченных дистрибьюторов. Ссылались адвокаты и на некую переписку в мессенджере, подлинность которой сомнительна. И, как уже отмечалось выше, муссировалась информация о неких уголовных делах, которая, очевидно, была приведена по принципу “то ли он украл, то ли у него украли”. При этом представитель компании ООО «САН ИнБев» настойчиво повторял, что “бремя доказательства невиновности” лежит теперь на его оппонентах.

Как позже прокомментировал ИА FederalCity данную позицию ООО «САН ИнБев» адвокат одного из участников процесса Дмитрий Порт, оппоненты пытаются применить норму, которая начала действовать в законе о банкротстве с 1 января 2017 года. Однако в деле речь идет о событиях, имевших место ранее – в 2013-2014 годах.

В целом, по словам Дмитрия Порта, реальные виновники юристами ООО «САН ИнБев» выводятся за пределы ответственности по данному делу.

“Наши коллеги делают все, чтобы исключить из периметра ответственных лиц определенных людей и переложить ее на тех, кого они хотят видеть виновными”, – сказал адвокат.

Действия своих оппонентов адвокат назвал попыткой манипулировать правосудием.

“Прямо в судебном заседании мои оппоненты в открытую предлагали одному из ответчиков совершить оговор других в обмен на освобождение от субсидиарной ответственности” – заявил Дмитрий Порт.

Юристы российского филиала международной компании «Anheuser-Busch InBev» от общения с прессой отказались.

Следующее заседание по делу назначено на 27 марта.

Логотип компании «Anheuser-Busch InBev». Фото: https://www.neweurope.eu.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram!
Чтобы подписаться на канал ИА FederalCity в Telegram, достаточно пройти по ссылке t.me/Federalcity с любого устройства, на котором установлен мессенджер, и присоединиться при помощи кнопки Join внизу экрана.
Не забывайте подписываться на канал FederalCity в Яндекс.Дзен

Как поделить бизнес, расходясь с партнером

Входя в бизнес, подумайте, как из него выйти. Справедливость этой мысли подтверждена сотнями конфликтов, случившихся из-за того, что люди, что называется, на берегу не договорились о том, как будут делить дело,swiss replica watches когда (и если) настанет время. Но даже если развод происходит сравнительно мирно, каждый из совладельцев, как правило, тянет одеяло на себя. Способы дележки порой далеки от норм деловой этики, но по большей части вполне законны. Чаще всего именно на этапе, когда компания заняла достойную нишу и хорошо зарабатывает, и возникают вопросы. А не перераспределить ли доли и полномочия в соответствии с тем, кто чего «на самом деле заслуживает»? Почему я не могу делать все самостоятельно? Почему бы не попробовать себя в другом деле? Вот тут-то и начинаются разборки среди совладельцев, делящих общего «ребенка».

Тяжкие доли

«В обществах с ограниченной ответственностью любой раздел бизнеса конфликтен, если участники не договорятся между собой и при этом выходящий владеет более чем 30%-ной долей», – считает начальник юридического отдела консалтинговой группы «О.С.В.» Елена Данилина. В отличие от акционерных обществ, где по большому счету общество ничего не должно выходящему из бизнеса совладельцу, в ООО участнику, изъявившему желание уйти, необходимо выплатить стоимость его доли в бизнесе. Часто для компании это просто неподъемная сумма, поэтому изыскиваются всевозможные способы не платить или платить по минимуму.

Есть обратные примеры: когда выход партнеров из бизнеса оставлял фирму вместе с оставшимся совладельцем ни с чем. Так, в конце декабря 2004 года директор, он же один из четырех учредителей петербургского транспортного предприятия, обслуживающего гостиницы города, уехал в отпуск. Пока он встречал в Швейцарии Новый год, остальные партнеры (замдиректора, главбух и экономист) вышли из общества и поделили имущество – автобусы и автомобили фирмы. Документы от имени общества подписал замдиректора, исполняющий в отсутствие директора его обязанности. Когда директор вернулся, от фирмы остались только учредительные документы, несколько старых автомобилей, сидящие без работы водители и непогашенные кредиты.

Вышедшие участники создали свое транспортное предприятие. Единственное, что смог сделать директор – оспаривал в суде расчет доли.

Страсти вокруг часа «Х»

По закону об ООО право на получение стоимости своей доли совладелец получает после 30 июня года, следующего за тем, в котором он подал заявление о выходе. Этой отсрочки, как считают специалисты, вполне достаточно, чтобы остающемуся в бизнесе партнеру разработать тактику защиты. Большинство методов сводится к двум простым вещам – выводу активов и изменению отчетности, на основе которой считается стоимость доли участника, например путем увеличения кредиторской задолженности. «Если все сделано правильно, наказать компанию за такие действия будет невозможно, – говорит Елена Данилина. – Тем более что до 30 июня следующего года выходящий из бизнеса партнер не может даже обратиться в суд по поводу размера своей доли. Формально его права еще не нарушены».

Если корректировать отчетность все же проще до окончания года (поэтому самый правильный вариант для выходящей стороны – подавать заявление в конце декабря, когда не остается времени изменить баланс), то вывод активов может в какой-то мере «спасти» общество и после этого периода. В частности, в ситуации, когда уходящий из бизнеса партнер в качестве защитного маневра будет добиваться ареста имущества.

Покупатели с улицы

«Главный конфликт при разделе бизнеса, если речь идет об акционерном обществе, связан с нежеланием остающихся совладельцев покупать акции выходящего партнера. По закону заставить их сделать это невозможно. Выхода здесь только два – либо договариваться по-хорошему, либо… тоже договариваться», – говорит начальник отдела по работе с акционерными обществами консалтинговой группы «О.С.В.» Илья Тамаркин. Применяемые при втором варианте методы обычно оказываются на грани фола. Часто используются приемы грин-мейла, когда покидающий бизнес партнер объявляет, что нашел покупателя, известного своими победами на ниве недружественного захвата. Понимая, что вообще можно лишиться фирмы, совладелец, как правило, идет на компромисс.

Если покинувший бизнес партнер все же нашел покупателя на стороне, остающиеся акционеры и менеджмент компании могут успешно (особенно, если реестр акционеров ведет само общество) препятствовать вхождению нового собственника в компанию. Тогда проблемы появляются уже у продавца. В частности, общество может через суд наложить арест на продаваемые акции. Для этого находятся всевозможные нарушения при их первоначальном приобретении. Случаются двойные продажи, когда в последний момент оказывается, что акции уже проданы. А доказывать, например, что подпись подделана, приходится самому продавцу.

Еще один проблемный момент – определение стоимости акций, если общество все-таки согласилось их выкупить. Считать активы, как известно, можно по-разному. Понятно, что козыри здесь на руках у остающихся акционеров. Как правило, для занижения стоимости активов (акций) приглашается независимый (от уходящего акционера) оценщик либо опять же корректируется бухгалтерская отчетность.

Кто раньше проснется

Основной способ защиты, который применяется обеими сторонами, если назревает конфликт – дополнительная эмиссия акций. Проводятся собрания, о которых вторая сторона извещается таким образом, что в результате все решения принимаются без нее. Назначается свой директор, через которого можно провести нужные решения. «Успешно работающий метод защиты – вывод наиболее привлекательных активов. Чтобы при этом защитить директора, подписывающего такое решение, находятся «доверенные лица», которые потом исчезают», – добавляет Илья Тамаркин. Идеальный, пока еще вполне законный способ – перевод акций в дочерние общества. Часто используется в качестве защиты реорганизация общества путем выделения нескольких обществ или преобразования в ООО со всеми вытекающими отсюда последствиями. Стоит отметить, что перечисленные методы защиты могут применяться обеими сторонами конфликта. Преимущества будут у того, кто быстрее начнет действовать.

«В конечном итоге стороны все равно вынуждены садиться за стол переговоров: наверно, только в одном из 100 случаев война идет не на жизнь, а на смерть, – говорит генеральный директор компании «Бизнес-консалтинг» Антон Саенко. – Но перед этим бывшие партнеры еще потреплют друг другу нервы». Для этого есть целый арсенал способов, в том числе и черные технологии, и задействование так называемого административного ресурса. Выходящий партнер может «замучить» фирму запросами с требованием предоставить документы, судебными разбирательствами по поводу законности совершенных сделок, оспаривать полномочия директора, инициировать проверки УБЭП, налоговиков, и т. д.

Читайте также:  Рассмотрение дела в другом суде

Обе стороны нередко предпринимают попытки возбуждения уголовных и административных дел. На практике в таких случаях используются три статьи КоАП и более десятка статей Уголовного кодекса. Хотя, как правило, до суда такие дела не доходят (для этого нужно завидное упорство и заинтересованность правоохранителей), эффект все равно достигается максимальный.

Брачный контракт для бизнеса

Ни один бизнес-союз не обходится без «брачного контракта» – устава компании (в ООО также учредительный договор, в АО – договор о создании). Составить универсальный «контракт», который защитил бы совладельцев от конфликтов при разделе бизнеса, естественно, невозможно: каждый случай уникален. Главное, что вопросы, связанные с выходом из бизнеса, должны быть прописаны как можно подробнее. Некоторые общие рекомендации выглядят так:

Процедура принятия решений. Прописать порядок принятия решения по всем вопросам, касающимся ключевых моментов жизни общества (созыв собрания, назначение органов управления, заключение сделок и т. д.). В ряде случаев желательно закрепить, что все решения в ООО принимаются участниками единогласно.

Преимущества. Следует предусмотреть преимущественное право участников на приобретение доли выходящего и невозможность войти в общество третьему лицу.

Деньги или стулья. Заранее определить, что получит участник в случае выхода из общества – стоимость доли деньгами или имущество.

Наследство. Четко предусмотреть право участия в управлении родственников и близких совладельцев и вопросы наследования акций (долей).

Ликвидация. Определить вопросы, при недостижении согласия по которым общество должно принять решение о ликвидации и поделить имущество в определенной пропорции.

Подписи. Если в обществе два участника (акционера), возможно установить порядок, что платежки действительны только с двумя первыми подписями.

Реестр. Желательно определить, что реестр общества ведет специализированный регистратор.

Сроки . Возможно заранее указать, что предприятие создается на определенный срок. После его достижения договор пролонгируется.

6 сценариев развода партнеров по бизнесу в одной таблице + комментарий эксперта

Создать с любимым человеком семью и создать с партнером или партнерами бизнес – это одинаково интимный процесс. Он требует определенной доли доверия между его участниками. Когда доверие утрачивается, наступает развод. О сценариях развода в бизнесе рассказывает наш эксперт.

Управляющий партнер международной юридической компании «Райдла Лейинш Норкус» (Минск),

главный редактор каталога белорусских юристов Jurcatalog.by

Подробную статистику браков и разводов можно увидеть на сайте Белстата. Официальной статистики разводов партнеров по бизнесу в Беларуси нет. И подсчитать их сложно, так как развод в бизнесе оформляется по-разному.

Бизнес-партнеры, стоящие на грани развода, имеют следующие варианты действий (для анализа возьмем наиболее типичный вариант – партнеров двое и у них ООО):

  • разделить бизнес;
  • один партнер выкупает долю второго;
  • один партнер подает заявление о выходе и компания выплачивает ему стоимость его доли.

Как и в супружеской жизни, процедура развода в бизнесе во многом зависит от личных отношений и морально-этических качеств сторон.

Если с отношениями и качествами все в порядке, люди садятся за стол переговоров, договариваются – и все проходит без эксцессов.

Если же отношений нет, и человеческие качества оставляют желать лучшего, то процесс развода перерастает из юридической плоскости в плоскость взаимного обмана, поливания грязью и оскорблений. И здесь всем сторонам процесса надо запасаться терпением, временем и деньгами на юристов, аудиторов, а зачастую – и на крепких парней.

Итак, три варианта развода и два типа поведения сторон дают нам следующую картину.

6 сценариев развития событий

Рассмотрим сначала, как могут развиваться события, когда стороны сохраняют отношения и готовность договариваться.

Сценарии при хороших отношениях

Раздел бизнеса. Решение о разделении компании принимается ее участниками единогласно на внеочередном общем собрании. Исходя из соотношения долей участников и имеющихся активов, принимается решение, кому что отходит и делается разделительный баланс. В результате разделения старая компания прекращает свою деятельность, а вместо нее возникает две новых.

Возможная вариация – это выделение новой компании из старой. Тогда за одним из участников остается старая компания с ее брендом.

Выкуп доли одного участника другим. Здесь принципиальный вопрос – определить реальную стоимость бизнеса. Юридическая терминология оперирует только понятием «стоимость чистых активов», которая в большинстве случаев со стоимостью бизнеса не совпадает. От согласованной сторонами стоимости бизнеса зависит стоимость выкупаемой доли и, соответственно, налоги, которые должен будет заплатить участник, продавший свою долю.

В случае покупки доли остающимся участником ООО необходимо будет реорганизовывать в УП. Чтобы этого избежать, продажу доли обычно делают на подконтрольную остающемуся участнику структуру или доверенное лицо. Тогда ООО остается с двумя участниками. Но это чревато тем, что через время процедура развода может повториться.

Заявление о выходе и выплата компанией стоимости доли. На практике при мирном разводе участников такая схема применяется редко, так как компания выплачивает выходящему участнику действительную стоимость его доли – то есть ту часть стоимости чистых активов, которая приходится на долю. А стоимость чистых активов и стоимость бизнеса, как уже указывалось выше, – это вещи разные.

Сценарии при плохих отношениях

Когда участники развода находятся в состоянии конфликта и не могут договориться, расстановка сил определяется, в основном, двумя факторами: каково соотношение долей участников и кто из них является директором (или – кому из них подконтролен директор).

Тот из участников, кто является директором или кто контролирует директора, по сути контролирует бизнес. И может с ним сделать все, что угодно: «слить» активы, перевести бизнес на другую (свою) структуру, довести до банкротства и т.д.

У второго участника в данном случае будет не так много шансов получить свою реальную долю от стоимости бизнеса. И если первый участник добровольно делиться не захочет, то второму придется запастись терпением, временем и деньгами. И он должен помнить, что всегда будет занимать позицию догоняющего.

Чтобы понять обстановку в компании, он должен ознакомиться с соответствующими документами, провести аудит бухгалтерии – и здесь директор может его очень долго «динамить». Ворваться с милицией в офис и силой отобрать документы второй участник не может. Если действовать в рамках закона, то он должен будет подавать иски в суд, что затянет разрешение вопроса еще на многие месяцы. И не факт, что после получения решения суда он сможет ознакомиться с документами или провести аудит. Либо сможет, но от бизнеса уже ничего не останется. И придется через череду судебных исков откатывать все назад, насколько это будет возможно.

Разделить компанию в состоянии конфликта между участниками невозможно. Для этого нужно единогласие на общем собрании. Поэтому пока конфликт не улажен и стороны не сели за стол переговоров по этому пути их развод не пойдет.

Выкуп доли тоже требует готовности вести переговоры и договариваться об условиях выкупа.

Подача заявления о выходе будет самым простым, но не самым выгодным. Это действие не требует согласия или участия второго участника. Заявление можно отправить по почте заказным письмом на адрес общества. Датой выхода будет дата получения заявления обществом (либо иная дата, указанная в заявлении).

В этом случае общество должно в течение года выплатить вышедшему участнику стоимость его доли. Но здесь есть два неприятных момента. О первом уже не раз упоминалось – действительная стоимость доли не есть стоимость бизнеса. А второе – это то, что в течение года с компанией может случиться все что угодно: она может остаться без имущества и денег, может подать на ликвидацию или дойти до банкротства. В любом из этих случаев вышедший участник своих денег не увидит.

Фото с сайта redbubble.com

Во многих странах существует такое понятие как «акционерное соглашение». Это документ, где бизнес-партнеры на этапе создания бизнеса или в процессе его осуществления закрепляют свои неформальные договоренности. В том числе и договоренность о том, в каких случаях и как они будут расходиться. Соответственно, если при наступлении указанных в соглашении обстоятельств кто-то из участников отказывается расставаться, как это было согласовано, то другие участники могут понудить его к этому через суд.

Однако белорусскому праву акционерное соглашение пока не известно. В проекте новой редакции Закона «О хозяйственных обществах» оно появилось, только проект этот все еще остается проектом.

И кроме того, пресловутый «менталитет» не позволяет многим белорусским бизнесменам (если не большинству из них) до начала общего дела договориться о правилах развода. Здесь, как и на старте семейных отношений, бытует мнение, что если будешь обсуждать развод, то он обязательно и случится.

Поэтому в Беларуси многие стесняются заключать брачные контракты (в 2013 году при 87 127 заключенных браках было заключено только 3 114 брачных контрактов). А потом при разводе сетуют, что все «нажитое непосильным трудом» делится непропорционально тому, кто из супругов сколько имущества привнес в семью.

Поэтому же многие белорусские бизнесмены при разделе бизнеса сталкиваются с тем, что развод перетекает в «бои без правил», где побеждает тот, кто сильнее.

Фото с сайта work.chron.com

Разделение бизнеса без потерь и ошибок: что делать партнёрам

Советы юриста адвокатского бюро «Плешаков, Ушкалов и партнёры» Анастасии Стефановой.

Оптимальный способ раздела бизнеса зависит от того, находятся ли расходящиеся бизнес-партнёры (собственники) в корпоративном конфликте или нет. Если оформляется дружественный раздел, то он займёт минимум времени и средств.

Конфликтный раздел бизнеса, скорее всего, продлится не менее года, партнёры потратят значительное количество денег на его юридическое сопровождение, а в результате могут не получить свои активы вообще.

Рассмотрим процесс разделения бизнеса на примере общества с ограниченной ответственностью (ООО).

Дружественный раздел с сохранением контроля

Дружественный раздел компании можно осуществить как с сохранением контроля над бизнес-процессами, так и с прекращением всех существующих связей.

Для сохранения контроля партнёры могут воспользоваться институтами корпоративного договора и множественности директоров. Юридически они не разделят бизнес, но помогут разделить сферы управления.

Корпоративный договор

Если один или несколько собственников не вовлечены в текущую деятельность компании, а другие ею активно занимаются, то для упрощения принятия корпоративных решений или разграничения сфер влияния можно заключить корпоративный договор.

В нём стороны могут договориться о голосовании определённым образом на общем собрании, согласовании других действий по управлению обществом, приобретении или отчуждении долей по определённой цене и так далее.

К примеру, партнёры могут договориться на ближайшем общем собрании проголосовать за приобретение дорогостоящего оборудования, тем самым сформировав большинство, нужное для принятия решения о расширении сферы деятельности компании. Корпоративный договор составляется в простой письменной форме. Участники должны уведомить общество о его заключении без раскрытия содержания.

Множественность директоров

В 2014 году в российском законодательстве появился институт множественности директоров, который позволяет партнёрам разделить сферы влияния, дав возможность каждому из них самостоятельно принимать решения по определённому кругу вопросов.

Собственники могут договориться, чтобы каждый из них назначил своего директора с определёнными полномочиями. Например, можно разделить территориальные границы или виды деятельности (один занимается маркетингом, второй — закупками и так далее). Законодательство позволяет участникам ООО по своему усмотрению закреплять полномочия нескольких директоров в уставе.

Дружественный раздел с потерей некоторых преимуществ

Такие классические способы разделения бизнеса, как реорганизация (в форме выделения или разделения) и ликвидация (с целью получения активов) часто приводят к неожиданным для партнёров последствиям.

Во-первых, после реорганизации или ликвидации бизнесмены не смогут пользоваться некоторыми преимуществами, которые им даёт существующая компания.

Среди этих преимуществ: кредитная история (размеры оборотных средств компании за все периоды во всех банках учитываются при выдаче кредита), репутация и история бренда (партнёрам практически невозможно разделить репутацию, если она тесно связана с их личностями), лицензии и специальные разрешения (новые общества должны получить новые разрешения на осуществление специальных видов деятельности).

Читайте также:  Решение судов по вопросам восстановления в должности временных работников

При выделении указанные преимущества останутся только у одной из компаний, а при разделении никто не сможет их сохранить.

Во-вторых, решения о реорганизации или ликвидации принимаются на общем собрании участников ООО, поэтому эти способы можно использовать только в случае, если у партнёров однонаправленный взгляд на конечную цель и согласие в вопросах реорганизации.

Если партнёры видят ясные перспективы будущего, их стремления и цели одинаковы (или, как минимум, схожи), то дружественный и быстрый раздел позволит им продолжить развитие бизнеса. Каждый из них будет развиваться в своем направлении, но с нажитым стартовым капиталом.

Ликвидация

Наиболее затяжной способ разделения бизнеса — его ликвидация, которую используют для получения активов компании. Этот способ предполагает создание ликвидационной комиссии, составление ликвидационного баланса, реализацию имущества, получение всей задолженности, увольнение работников с выплатой им выходного пособия.

Часть имущества или его стоимости можно будет получить только после расчётов с кредиторами. Если в процессе обнаруживаются долги перед кредиторами, то ликвидация может затянуться на два-три года.

Продажа партнёром своей доли

Если собственник готов разорвать юридическую связь с компанией, то (как в дружественных, так и в конфликтных ситуациях) он может продать свою долю, а в определённых случаях потребовать у общества приобрести её.

Основные затруднения — предусмотренное законом преимущественное право покупки доли другими участниками и обществом. Собственник сможет продать свою долю третьему лицу только в одном случае: если он предложит компании нотариально удостоверенную оферту на её покупку (со всеми условиями продажи), а партнёры не захотят её приобрести в течение 30 дней с момента получения предложения.

По общему правилу, цена продажи устанавливается по усмотрению сторон. При её определении нужно учитывать не только стоимость чистых активов, балансовую стоимость и чистую прибыль, но и цену за контроль, поскольку некоторые решения в ООО могут приниматься только квалифицированным большинством. Например, для принятия решения об изменении устава ООО необходимо не менее двух третей голосов всех участников.

Также с 2015 года при отчуждении долей в ООО можно использовать конструкцию опциона. Опцион — это право (в случае покупки) и обязательство (в случае продажи) на приобретение или продажу доли в определенный момент времени по заранее оговоренной цене.

Конструкцию применяют, когда сторонам необходим разрыв во времени между предложением доли к продаже и согласием на её покупку. Или когда стороны находятся в разных городах. Этот инструмент дает сторонам большую гибкость в определении условий при совершении сделки.

Собственник вправе потребовать у общества приобрести его долю в следующих случаях.

  • Если он голосовал против увеличения уставного капитала или решения о совершении крупной сделки.
  • Если в уставе содержится запрет на отчуждение доли третьим лицам.
  • Если в уставе есть требование получить согласие на отчуждение доли (которое другие участники не дали).

Такое требование должно быть нотариально удостоверено и отправлено обществу.

Если компания добровольно не выплатит действительную стоимость доли партнёру, то судебный процесс и исполнительное производство могут затянуться не менее чем на один год.

Корпоративный конфликт

При наличии корпоративного конфликта собственники иногда пользуются правом на исключение партнёра из ООО или правом на выход из общества. Компания продолжит свою деятельность дальше, а партнёр может создать свой бизнес за счёт получения стоимости доли. Однако эти способы занимают не менее полутора лет, поскольку чаще всего разрешаются в судебном порядке.

Исключить партнёра можно только по судебному решению: если он заведомо причиняет вред, нарушает доверие между собственниками и препятствует нормальной деятельности компании.

В суде необходимо привести достаточные доказательства причинения вреда. Например, что партнёр направляет письма клиентам с предложением заключить аналогичные договоры с конкурентами; предъявляет в суд заведомо необоснованные иски; обращается в государственные органы для причинения вреда компании; изымает денежные средства без встречного предоставления; подделывает корпоративные документы и так далее.

В этом году из ООО (сфера деятельности — техническое обслуживание и ремонт автомобилей), в отношении которого было подано заявление о банкротстве, суд исключил собственника, не посещавшего общие собрания без уважительных причин.

Его действия привели к тому, что компания не смогла принять значимые решения, которые позволили бы погасить имеющийся перед кредиторами долг и восстановить платежеспособность.

Суды пришли к выводу, что собственник нарушил свою обязанность по управлению обществом, что является грубым нарушением, затрудняющим деятельность компании в условиях её возможного банкротства.

Стоит отметить, что после исключения партнёра компания должна выплатить ему часть стоимости чистых активов, пропорциональную его доле.

Если в ходе длительного корпоративного конфликта один собственник, которого намерены исключить, заявляет встречный иск об исключении другого собственника, также допускавшего злоупотребления, и при этом другие меры разрешения конфликта исчерпаны, то суд может ликвидировать компанию.

Одно ООО (сфера деятельности — розничная торговля алкогольными напитками) было ликвидировано таким образом после шестилетнего корпоративного конфликта. В обществе было два партнера с долями по 50%.

Деятельность компании не приносила доходов, убытки за некоторые периоды были списаны за счёт не распределённой прибыли прошлых лет. Общие собрания не могли состояться в течение трех лет, поскольку каждый из участников предлагал свою кандидатуру в качестве председателя собрания.

Партнёры участвовали в многочисленных судебных спорах, неоднократно возбуждали уголовные дела в отношении друг друга. Суд принял решение о ликвидации компании, поскольку при равенстве долей участников и наличии корпоративного конфликта общество не могло получать прибыль.

Если право на выход закреплено в уставе и у компании есть значительный объём чистых активов, то собственник может подать нотариально удостоверенное заявление о выходе из ООО. Однако после того, как компания получит это заявление, он не сможет контролировать её деятельность.

В частности, не сможет созывать собрания и в них участвовать, распределять прибыль, требовать документы, получать информацию о деятельности общества.

Бывший собственник может обратиться в суд, если компания не выплатит действительную стоимость его доли в течение трёх месяцев. На её получение в принудительном порядке может уйти больше года.

Возможные налоговые проблемы

При разделении бизнеса партнёрам необходимо учитывать и налоговые аспекты. Если компания или предприниматель находятся на упрощённой системе налогообложения (УСН), то разделение такого бизнеса, приводящее к налоговой выгоде, заинтересует налоговые органы.

Летом 2017 года ФНС в своем письме подробно объяснила про обстоятельства, свидетельствующие о незаконности дробления бизнеса.

Если оно проводится с единственной целью сохранить налоговые преимущества и при этом бывшие партнёры осуществляют один вид деятельности, пользуются одними офисными и складскими помещениями, используют труд одинаковых работников, работают под одним коммерческим обозначением, ведут бухгалтерский учёт одним лицом, хранят документацию в одном месте, пользуются одним сайтом и так далее, то это может стать основанием для проведения налоговых проверок.

Поэтому предпринимателям нужно заранее подготовить и обосновать реальность и экономический смысл разделения бизнеса.

В одном из споров налогоплательщик смог доказать, что каждая из его взаимозависимых компаний осуществляла реальную экономическую деятельность, а разделение бизнеса не проводилось исключительно для получения налоговой выгоды.

Подтверждением этому служило то, что компании самостоятельно формировали клиентскую базу, вели бухгалтерский учёт, образовали самостоятельный штат работников, возглавлялись различными директорами, самостоятельно участвовали в судебных спорах, а передаваемые в аренду объекты недвижимости имели разное функциональное значение (гостиница, торговый центр, офисные помещения).

Суды подтвердили, что факторы территориальной, материально-технической, функциональной, коммерческой (рыночной) индивидуализации и самостоятельности доказаны. При этом взаимозависимость сторон не стала основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

При разделении бизнеса рекомендуем партнёрам оценить все указанные риски и выбрать наиболее подходящий для них по времени, стоимости и другим затратам способ, не прибегая к обращению в судебные органы.

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Как расстаться с деловым партнером, не сжигая за собой мосты

Как расстаться с деловым партнером, не сжигая за собой мосты

На определенном этапе своей карьеры (гарантирую, что хотя бы раз, но с вами это случится) вы все чаще ловите себя на мысли: Я просто не могу работать с этим человеком! Возможно, вам уже приходилось проходить через это, причем не раз. Это могло случиться тогда, когда босс поручил вам и вашему безалаберному коллеге закончить до пятницы важный проект. Или вы согласились поработать с кем-то над совместной презентацией и только потом уже поняли, что ваш напарник слишком туп и эгоистичен для сотрудничества.

Бывает и еще похуже: ваш партнер по бизнесу демонстрирует деловую хватку четырнадцатилетнего подростка.

Какой бы ни была ситуация и как бы вам ни хотелось высказать все, что у вас наболело, никогда не расставайтесь с человеком на ножах. Как научил меня Том Флинн, талантливый продюсер с «CBS News», в бизнесе вы всегда встречаетесь с людьми дважды: один раз на пике своей карьеры, другой — на спаде. А поскольку люди долго помнят нанесенные им обиды и оскорбления, лучше расставаться по возможности спокойно и по-хорошему. Для этого не следует:

? Давать человеку понять, что его пробросили.

? Намекать на то, что с его личными или профессиональными качествами что-то не так.

? Говорить, что вам без него будет лучше.

Конечно, часто возникает искушение просто использовать какое-нибудь клише типа «Мы не подходим друг другу». Это деловой эквивалент фразы «Дело не в тебе, а во мне». Но она настолько заезжена, что, услышав ее, человек догадается: на самом деле вы хотели сказать: «Я тебя терпеть не могу. И дело не во мне, а только в тебе».

Поищите слова, которые не будут звучать как пощечина; сделайте человеку какой-нибудь комплимент и выразите надежду на то, что вас обоих ждет успешное будущее. Пусть ваш деловой партнер увидит, как замечательно пойдут у него дела без вас.

Для этого подумайте над следующими вопросами: можете ли вы обставить все так, чтобы не обвинять своего делового партнера в открытую? Есть ли у него какое-нибудь качество, способность или талант, достойные комплимента? Как может сложиться будущее для вас обоих, если вы расстанетесь?

Рассмотрите следующие примеры:

Когда вы подготовили свою «прощальную» речь, опробуйте ее на себе. Если бы ваш деловой партнер сказал вам те же слова, что бы вы почувствовали? Купились бы вы на них или были бы неприятно поражены их наигранностью?

Несколько лет назад бывший коллега с телевидения стал настойчиво зазывать меня посидеть где-нибудь за бокалом пива. Это продолжалось неделями, и вряд ли он хотел просто меня поздравить с избавлением от своей тирании. Я подозревал, что он искал возможность навязать нашей компании свою задницу.

Я не хотел встречаться с ним по целому ряду причин, главной из которых было полное отсутствие уважения к этому типу еще с тех пор, когда он был моим боссом. Его обратная связь на наши новостные сюжеты была такой же полезной, как критика императором опер Моцарта: «Слишком много нот».

И хотя наша встреча (я все-таки согласился с ним выпить) могла стать сладкой местью за все годы унижений, я решил этого не делать.

Абсолютно беспардонным образом он предложил присоединиться к «Clarity Media Group», считая, что для нас это будет просто золотым дном. «Мы сразу появимся на страницах “Variety”, “PR Week” и других изданий», — сказал он.

Этот человек никогда не страдал реальной оценкой собственной значимости.

Я сделал глубокий вдох. «Очень польщен, что вы выбрали именно нашу компанию, — начал я, — но на данный момент не знаю, в каком направлении мы будем двигаться дальше. Мой бизнес достаточно скромный, но меня он вполне устраивает. Возможно, на каком-то этапе я и задумаюсь о его расширении, но пока к этому не готов».

Такой ответ касался моего бизнеса и моего решения оставить все на своих местах, а не бывшего коллеги, его личных и профессиональных качеств и моего неприятия этих качеств. Было очевидно, что это не тот ответ, которого он ожидал, потому что после моих слов между нами воцарилось долгое и неловкое молчание. Время шло, и никто из нас не делал ни малейших попыток что-либо изменить. Когда стало ясно, что я готов ждать целую ночь, если это потребуется, он поднял на меня глаза и спросил: «Итак, это можно расценивать как официальное заседание “Clarity Media Group”?» Помню, что я подумал: Черт меня побери, если я собираюсь проглотить эту наживку после того, как именно он вынудил меня провести это заседание. Но ответил коротко и просто: «Не совсем».

Читайте также:  Незаконная перепланировка

Потом этот бывший телевизионный воротила, чьи ежемесячные расходы на одежду превышали мои годовые выплаты по кредиту, выдал нечто невероятное: «Окей, тогда давай разделим ее». Совет умным людям: только если вы не хотите показать, что отчаянно ищете работу, настаивайте на том, что оплатите свою половину счета в 35 долларов. Плохое предложение — плохое мнение.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Как безболезненно расстаться с бизнес-партнером

Практически в любой западной компании разработаны инструкции о порядке действий, когда один из партнеров планирует покинуть бизнес. Приходится признавать, что такая полезная практика отечественным бизнесом не перенята – инструкций, как правило, нет. Да и законодательство не может предоставить по этому вопросу четкие правила. Что предпринять в подобной ситуации и как должны действовать бизнес-партнерствы? Рассмотрим три варианта.

Три способа расстаться с бизнес-партнером

1. Предложить партнеру продать свою долю. Такой вариант можно считать самым очевидным, поскольку остальные бизнес партнеры получают преимущественное право покупки продаваемой доли. Приобрести долю в бизнесе может само общество либо его участник. Если покупать долю будет участник общества, устанавливается цена продавцом. Если долю приобретает общество, расчет стоимости производится по данным бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, который предшествует дню подачи заявления о выходе из общества. Ведь многие предприятия для снижения налога решают специально занижать стоимость балансового имущества либо решают оформить его на другие компании, у которых размер чистых активов может быть крайне небольшим. Если вы считаете закрепленный законом порядок выплаты стоимости доли несправедливым, то в уставе общества при его учреждении либо позднее (для этого понадобится единогласное решение со стороны всех участников) могут фиксироваться другие правила (в частности, изменение порядка расчета стоимости доли, сроков выплаты и пр.). Какие нюансы заслуживают внимания? Ничто не мешает бизнес партнеру найти стороннего покупателя и согласовать с ним стоимость, которая будет значительно отличаться от суммы, которую вы можете себе позволить. В таком случае вы вынуждены будете или идти на условия, выдвинутые продавцом, или готовиться к сотрудничеству с новым бизнес-партнером. Подобной ситуации можно избежать, если определить правила выхода партнера из бизнеса заранее (к примеру, может быть установлено, что у любого из собственников нет права продажи доли третьим лицам и пр.). При этом следует помнить – любые фразы «сообщил», «согласился», предложил и другие похожие в нашей статье не ограничиваются только устными заявлениями. Необходимо письменно формулировать любые ответы, предложения. Пусть информация будет указана в обычном письме, но главное требование – содержание доказательства получения адресатом (подпись на экземпляре документа при личном вручении, уведомление при отправке по почте и пр.).

Пример из практики. У московского ООО «Кафе «Пицца-Пита» было бизнес партнерство: 2 собственников – по 75% и 25% бизнеса соответственно. В определенный момент собственник меньшей доли бизнеса решил её продать третьему лицу, выручив за это 10 миллионов рублей. Он направил соответствующее уведомление, чтобы сообщить о своих планах совладельцу. Стоимость, вероятно, оказалось слишком высокой – основной владелец отказался согласиться на продажу доли, но и сам приобретать данную долю не захотел. Свою долю в 25% участник всё же продал. С подобными изменениями основной собственник мириться не планировал, поэтому направил соответствующее обращение в суд. Он полагал, что такая сделка нарушала его запрет. Хотя суд не выявил какие-либо нарушения в проведении этой сделки. Судьи придерживались позиции – «устав общества не закреплял прямой запрет для продажи доли участника общества либо её части третьим лицам. В уставе была указана только необходимость получить согласие от остальных участников». Поскольку материалы данного дела подтвердили отказ владельца приобретать долю, сделка купли-продажи была расценена как действительная. Если смогли прийти с партнером к соглашению о покупке доли, необходимо проследить – чтобы он написал заявление про выход из общества. Бывший партнер в противном случае будет иметь право на оспаривание проведенной сделки. Затем собрание участников должно принять соответствующее решение, указывая информацию о нем в протоколе общего собрания. После этого от ООО требуется в течение 3 месяцев выплатить бизнес партнеру стоимость доли либо предоставить имущество на аналогичную сумму.

Пример из практики. Компания «Ризалетт-М» в Липецке единолично принадлежала гражданину Н. Он в 2006-м году решил продать половину бизнеса гражданину Т. После этого, еще год спустя, планы изменились – гражданин Н. вновь решил быть единственным собственником. Тогда он решил исключить бизнес партнера в рамках общего собрания участников, подписав договора купли-продажи доли в уставном капитале. В результате внесенные изменения были указаны в уставном капитале ООО. Гражданин Т. с подобными изменениями соглашаться не стал – и на правил иск в суд, который принял его позицию. При вынесении решения судьи исходили из того, что участником Н. не было предоставлено письменное заявление своего бизнес-партнера о решении выйти из бизнеса. К тому же, сам гражданин Т. не присутствовал на общем собрании участников. Фактически, гражданин Н. не предоставил на рассмотрение суда надлежащие доказательства, которые подтверждают уведомление своего бизнес партнера о месте и времени проведения собрания. Поэтому суд признал решение общего собрания не имеющим юридической силы, подтвердив недействительность договора купли-продажи.

2. Попробовать разделить бизнес. Другой вариант расстаться с партнером, когда остальные варианты не приносят результат,- компанию разделить на 2 либо больше самостоятельных бизнесов. Но в таком случае ожидает всегда довольно болезненный и сложный процесс. Подобный вариант не подойдет для определенных предприятий в принципе (к примеру, если основными активами компании является неделимое производственное оборудование). Данный способ легче применим для компаний, специализирующихся на предоставлении услуг. К примеру, разделение одного рекламного агентства на два – для разных совладельцев. Подобные изменения не потребуют даже прохождения официальной процедуры реорганизации. Один партнер в таком случае организует новую компанию, уводя с собой нескольких работников с согласия другого совладельца. При этом забирая и часть клиентов, с которыми будут перезаключены соответствующие соглашения. В крайнем случае существует вариант с ликвидацией компании. В таком случае каждому участнику будут предоставлены активы компании пропорционально принадлежащей ему доле, чтобы начать собственный бизнес.

3. Исключить партнера через суд. Бизнес-партнерство можно расторгнуть и через суд. Возможность подачи ходатайства существует у партнеров, которые владеют в совокупности от 10% долей. Следует добавить, что исключение по судебному постановлению является довольно сложным механизмом. Но он существует и может применяться. Главная сложность заключается в сборе необходимых доказательств, которые подтвердят препятствия, создаваемые участником для деятельности компании. В данном направлении пока еще не располагаем значительной базой успешных дел. Ведь суды придерживаются мнения, что исключение из ООО является крайней мерой, которая должна опираться на веские основания. Хотя в некоторых ситуациях истцы обоснованно добывали победу в суде.

Пример из практики. Один из собственников магаданского предприятия ООО «Труд-Сервис» направил иск на рассмотрение арбитражного суда, в котором требовал исключить своего совладельца из бизнеса. Их доли были разделены пополам. Основанием для такого требования стали умышленные действия делового партнера, которые вредили компании. В том числе им удерживалась учредительная и прочая документация ООО, также печать, из-за чего предприятие не могло проводить сделки с контрагентами и предоставлять соответствующие документы налоговым органам. Также он распространял информацию о скорой ликвидации фирмы, что помешало заключить несколько сделок. В результате компания вынуждена была брать копии учредительных документов в ИФНС, сталкиваясь с затратами при оплате пошлины данной документации. Компании пришлось нести расходы и для изготовления новой печати. Из-за этого для ООО возникли неблагоприятные условия проверки трудовой инспекцией. Первый собственник на рассмотрение суда направил все соответствующие доказательства, действия второго учредителя были расценены как значительно затрудняющие деятельность компании и предпринимаемые исключительно для вреда бизнеса. По результатам рассмотрения дела было принято решение об исключении недобропорядочного партнера из ООО. В судебных исках основанием для исключения участника из ООО собственники нередко указывают неявку на общие собрания. Но суды данный аргумент достаточным для исключения из бизнеса не считают. Чтобы добиться удовлетворения судебного иска, вам потребуется доказать следующее:

  • наличие надлежащих уведомлений о проводимых собраниях, но соучредитель их проигнорировал;
  • систематическое непосещение партнером собраний без уважительных причин;
  • из-за неявки партнера на собрания бизнес лишился возможности принимать решения, для которых требуется единогласие. Из-за этого возникли негативные последствия в работе компании.

Как заранее договориться с бизнес-партнером о правилах выхода из доли

Для профилактики рассмотренных проблем уже сейчас можно задуматься о новой редакции устава компании, прописав в документе порядок действий в ситуации, когда кто-то из партнеров решит покинуть бизнес. При этом настоятельно советую предпринять подобные меры, пока можете беспристрастно обсуждать этот вопрос, еще не возникли взаимные обиды и конфликты с другими совладельцами. Бизнес-партнерство – вещь тонкая. Они сравни разводам – когда возникает конфликт, люди уже не прислушиваются к остальным аргументам, возникают серьезные проблемы с урегулированием возникшей ситуации. Выход из ООО возможен несколькими способами. В том числе в уставе ООО может быть закреплена лишь одна процедура, а могут быть сразу несколько, в зависимости от ситуации. Остановим внимание на наиболее распространенных.

Если у вашей компании есть участник, владеющий меньшей долей?

Миноритарию может быть предоставлено право продажи доли другому партнеру либо партнерам спустя установленное время после покупки (спустя 1-3 года, например), по определенной стоимости:

  • рыночная цена (как правило, определяется независимыми оценщиками, к примеру, финансовыми аналитиками банков);
  • стоимость, которая определяется, к примеру, из расчета EBITDA в течение 3 последних лет деятельности компании;
  • фиксированная цена, которая была согласована сторонами по договоренности.

Обратите внимание! Если приняли решение о продаже доли, то вполне логично настороженное отношение предприятия-покупателя к наличию миноритария, и это может даже привести к отказу от сделки. В таком случае вполне понятны опасения – ведь покупатель вынужден будет совершать определенные действия для согласования с миноритарием. Также доля миноритария может оказаться у рейдеров, что приведет к угрозе для бизнеса. Поэтому в уставе заблаговременно должно быть прописано условие – при продаже доли у вас есть право требовать от миноритария продажи доли на аналогичных условиях. Такой принцип довольно выгоден – ведь при продаже всех долей сразу можно будет добиться более высокой цены от компании.

Если доли распределены пополам?

Когда в распоряжении совладельцев равные доли, нельзя просто приобрести долю другого. Должны быть установлены процедуры, которые будут действовать одинаково для всех. Юристы в США для подобных случаев представили несколько разновидностей механизма push-pull, остановим внимание на наиболее востребованных.

  • Простой push-pull. Закрепляется условие, по которому один партнер предлагает приобрести долю другого, но при этом должен быть готов и продать свою долю за аналогичную сумму. Следовательно, если один участник желает купить долю другого, то у второго будет выбор – продать свою долю и получить деньги либо самому купить за эти деньги вторую долю компании.
  • Торговый push-pull. Например, у ООО 2 совладельца. Фиксируется условие, по которому первый участник предлагает покупку доли второго, к примеру, за $1 миллион. В таком случае второй участник имеет право покупки доли первого за $2 миллиона. Но если первый участник не желает продавать свою долю, он может предложить второму $3 миллиона. И так продолжаются торги, пока стороны не придут к соглашению. Основное требование – торги должны быть ограничены числом предложений либо определенным временным периодом. Хотя ограничивать по времени не очень выгодно – возможны разногласия по дате предложения. Лучше прописать, что каждая из сторон может сделать другой по три предложения.

Бесплатная консультация юриста по телефону:

Москва, Московская обл. +7(499)113-16-78

СПб, Ленинградская обл. +7(812)603-76-74

Звонки бесплатны. Работаем без выходных!

Ссылка на основную публикацию