Можно ли использовать на судебном заседании телефон в режиме съемки

Оставь мобильник, всяк в суды входящий

Полной неожиданностью, причем очень неприятной, для адвокатов, правозащитников и журналистов стали недавно принятые новые правила посещения зданий судов и его структурных подразделений. Они считают их противоречащими законодательству и нарушающими права человека.

Согласно этим правилам (их полное название “Правила по обеспечению пропускного и внутриобъектового режимов для посетителей на территории и в зданиях Верховного суда, местных судов, департамента по обеспечению деятельности судов при Верховном суде (аппарата Верховного суда) и его территориальных органов”), которые утвердили совместным приказом руководитель департамента по обеспечению деятельности судов (ДОДС) при ВС и глава МВД, и этот документ в начале июня уже зарегистрировал Мин­юст, отныне войти на территорию и в здания судов можно лишь при наличии или на основании следующих документов:
временной карточки (выдается посетителям ВС и ДОДС для однократного посещения),
разового пропуска (выписывается посетителям местных судов и территориальных органов ДОДС на одно лицо для однократного посещения и оформляется по специальной форме),
списков посетителей, в том числе участников судебных процессов, которые структурные подраз­деления ДОДС, администраторов и канцелярий судов предоставят на пост полиции при входе.
Разовый пропуск, для получения которого нужно заблаговременно подать заявку, дает право на посещение только тех помещений суда, которые в нем указаны. При этом назначается ответственное лицо – работник суда, который должен постоянно сопровождать посетителя с момента его входа в здание до момента выхода. Причем выйти из здания суда посетитель может только тогда, когда работник суда поставит в пропуске соответствующую отметку.
Заходя в здание суда, посетитель должен предъявить пропуск и документ, удостоверяющий его личность, после чего сотрудники управления службы специализированной охраны (УССО) МВД с помощью технических средств проверят, нет ли у него с собой запрещенных к проносу предметов. При этом в списке запрещенных веществ помимо оружия, взрыввеществ и т. п. значатся видео-, фото- и кинокамеры, радиоаппаратура, флешки и USB-диски, ноутбуки, планшеты, мобильные телефоны (за исключением телефонов с функциями звонок/СМС/ответ), а также бинокли и даже калькуляторы! Все это посетители должны оставлять в специальных ячейках на посту полиции.
Правозащитники считают, что правила противоречат Конституции, нормам Уголовно-процессуального (УПК) и Гражданско-процессуального кодексов (ГПК) и других законов, в которых говорится о гласности судебного процесса, праве на доступ к правосудию и т. д.
Крайне возмущены новыми правилами посещения судов те, кому по долгу службы приходится бывать там регулярно – адвокаты и журналисты. По словам председателя Республиканской коллегии адвокатов Ануара ТУГЕЛА (на снимке), который состоит в общественном совете при МВД, документ и процедура его принятия нуждаются в правовой оценке с точки зрения соответствия нормам уголовного и административного права.
“Мы убеждены, что внутриведомственный пропускной режим судов и иных государственных органов, не являющийся законом, вопиющим образом противоречит законодательно установленным гарантиям адвокатской деятельности и подлежит исключению из государственного реестра нормативных правовых актов, – говорится в заявлении Республиканской коллегии адвокатов. – Именно такие антиконституционные, непродуманные действия по своему характеру и негативному воздействию на социум как раз и можно уравнять с террористическими по уровню своей общественной опасности”.
Журналисты и вовсе намерены добиваться отмены этих правил через суд.
– Нормы этого приказа нарушают принцип гласности, – говорит председатель общественного объединения “Гильдия судебных репортеров” Жанна БАЙТЕЛОВА (на снимке). – В нем указано, что приглашенные на процесс или какое-то мероприятие СМИ могут проходить в зал суда со своей аппаратурой. Но возникает вопрос: кто приглашает – стороны или суд? Тут у журналистов могут возникнуть проблемы. А что делать фрилансерам и блогерам, у которых нет служебных удостоверений? А какую угрозу безопасности могут представлять фото- и видеокамеры? К тому же процессуальное законодательство и так регулирует вопрос фото- и видеофиксации – с разрешения председательствующего на процессе судьи с учетом мнения сторон по делу.
– Эти правила направлены не на обеспечение безопасности, а на ограничение публичности! – считает председатель совета Казах­станского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Евгений ЖОВТИС (на снимке). – Согласно Конституции любое ограничение прав и свобод (а даже временное изъятие у вас вашей собственности, причем не выведенной из гражданского оборота, есть ограничение) должно быть предусмотрено законом. Никаким другим актом – правилами, инструкциями и т. д. – они не могут быть ограничены. Конфискация, арест имущества – эти меры преду­смотрены определенными законами. Ни в УПК, ни в ГПК нет таких статей, которые позволяют Верховному суду устанавливать дополнительную регламентацию.
Между тем завотделом информационного обеспечения ДОДС при ВС Болат КАЛЬЯНБЕКОВ заявил, что пропускной режим, прописанный в этих правилах, действует уже несколько лет, и ничего крамольного в них нет. По его словам, положения приказа о необходимости получать разовый пропуск распространяются не на участников процесса, а на посетителей, пришедших в суд, например, для участия в различных совещаниях, рабочих встречах, конференциях, “круглых столах”. То же самое касается и СМИ: все делается по стандартной схеме, когда журналисты аккредитовываются на какое-либо мероприятие.
– Речь идет не о судебных процессах, а именно о проводимых судами мероприятиях, не связанных с отправлением правосудия, – подчеркивает Болат Кальянбеков. – Участие же журналиста в судебном заседании, использование им записывающих устройств четко регламентировано законодательством, и эти нормы, как вы знаете, давно работают. Кстати, у нас по всем резонансным делам журналисты заходят на процесс с телефонами. То есть все зависит от каждого конкретного случая, решения судьи.
– Весной этого года было принято решение о запрете использования мобильных телефонов и других IT-устройств в госорганах, которое распространяется только на госслужащих. Почему же теперь никто не может зайти в суд с телефоном?
– В соответствии с рекомендательным письмом администрации президента и премьер-министра у нас принято собственное распоряжение об обеспечении информационной безопасности. И в этом распоряжении нет четкого определения, на кого направлен запрет. Поэтому наши правила распространены на всех. Никакого противоречия законодательству в наших правилах нет.
Как будут на практике действовать новые правила, пояснили в горсуде Алматы, где в минувшую среду прошла встреча с представителями Гильдии судебных репортеров. По словам служителей Фемиды, журналисты могут проходить в зал судебного заседания по спискам при предъявлении служебного удостоверения либо – при его отсутствии – удостоверения личности и справки, подтверждающей полномочия. В ходе встречи было решено утвердить список представителей СМИ, освещающих судебные процессы, который будет передан постовым. А блогерам вход на судебные процессы, судя по всему, однозначно заказан.

Мадина АИМБЕТОВА, коллаж Владимира КАДЫРБАЕВА, фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА, Романа ЕГОРОВА и из соцсетей, Алматы

Вопрос на засыпку

Бауыржан АЗАНОВ, адвокат:
– Единственный вопрос, который у меня возникает в связи с этими пропусками, досмотрами в суды: почему так сильно не охраняют детсады, школы и больницы?! Ведь именно там самые слабые, беззащитные и нуждающиеся в охране группы людей…

Сказано в Facebook

Свежее

В Казахстане предпринимают меры по недопущению проникновения и распространения опасной инфекции

Вчера на заседание правительства многие министры заявились в галстуках цвета фуксии и ее оттенков.

Общественный совет Алматы заявил о несостоятельности государственной политики в области обеспечения безопасности полетов

© ТОО «Издательство “Время”»

Используйте материалы только с согласия редакции и с активной ссылкой на источник

Кинопоказ в суде: когда видеозапись является доказательством

Не так давно Президент России Владимир Путин подписал закон о поправках в КоАП РФ, которые сняли неопределенность в вопросе об использовании материалов фото- и киносъемки, звуко- и видеозаписи, а также сведений, размещенных на иных носителях информации, в качестве доказательств по делам об административных правонарушениях (Федеральный закон от 26 апреля 2016 г. № 114-ФЗ). Так, теперь фактические данные, зафиксированные указанными способами, признаются документами и выступают в качестве доказательств по административным делам (п. 2 ст. 26.7 КоАП РФ). По задумке авторов закона эти изменения должны решить проблему, когда судьи определяли по своему усмотрению приобщать ли к делам записи видеорегистраторов и иные подобные свидетельства или нет. Правда, пока поправки коснулись только административного судопроизводства – в АПК РФ, ГПК РФ и УПК РФ действуют правила, согласно которым решающий голос в вопросе об использовании для вынесения решения по делу сведений, закрепленных при помощи различных технических средств, остается за правоохранительными органами и судом (ст. 64, ст. 89 АПК РФ, абз. 2 ч. 1 ст. 55 ГПК РФ, ч. 2 ст. 84 УПК РФ). Отметим, что в Госдуме в настоящее время обсуждаются аналогичные инициативы 1 , согласно которым суды могут обязать рассматривать материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи в качестве доказательств в судебном процессе.

На первый взгляд может показаться, что бесспорное отнесение законом видеозаписи к источникам, содержащим сведения по делу, позволит участникам судебного процесса, опираясь на сделанную запись, безусловно отстоять свою позицию. Однако такой подход не вполне справедлив. Проблема доказывания тех или иных фактов в суде напрямую связана с допустимостью используемых при этом доказательств. К примеру, ст. 60 ГПК РФ устанавливает запрет на использование доказательств, полученных с нарушением действующего законодательства – такие доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда (ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, ч. 2 ст. 55 ГПК РФ). Аналогичные правила содержатся и в ст. 68 АПК РФ, и в ст. 75 УПК РФ, а также в ч. 3 ст. 26.2 КоАП РФ и ч .1 ст. 61 КАС РФ. Таким образом, произвести видеозапись того или иного события и отнести отснятый материал в суд – это только полдела. Самым главным условием легализации видеоматериала, то есть придания ему доказательственной силы, является соблюдение требований законов во время осуществления записи. Рассмотрим, в каких рамках должен действовать гражданин, собирая видеодоказательства.

Все средства хороши?

Конституция РФ гарантирует гражданам России право “искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом”, а также право на судебную защиту прав и свобод (ч. 4 ст. 29, ст. 46 Конституции РФ). При этом под информацией понимаются сведения (сообщения) независимо от формы их представления (п. 1 ст. 2 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ “Об информации, информационных технологиях и о защите информации” (далее – Закон № 149-ФЗ). Кроме того, согласно п. 2 ст. 45 Конституции РФ, граждане вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Одновременно гражданское законодательство допускает самозащиту гражданских прав (абз. 8 ст. 12 ГК РФ). В то же время право на самостоятельную защиту прав не абсолютно. “Способы самозащиты должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения”, – говорит закон (абз. 2 ст. 14 ГК РФ). Между тем ГК РФ не ограничивает круг возможных действий гражданина, при помощи которых он может защитить принадлежащие ему права. Так, в качестве одной из форм самозащиты может выступать и видеосъемка, как способ доказывания факта нарушения права. При этом значение будет иметь лишь отсутствие несоразмерного вреда, причиненного нарушителю съемкой, и наличие оснований для применения данного способа защиты прав – нарушение принадлежащего гражданину права (постановление Суда по интеллектуальным правам от 25 сентября 2014 г. № С01-942/2014 по делу № А41-37813/2013).

Всеволод Аргунов, доцент кафедры гражданского процесса МГУ имени М.В. Ломоносова, адвокат Московской областной коллегии адвокатов (Филиал № 91 МОКА), к. ю. н.:

“Режим видеозаписи как средства доказывания различен в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессах. От этого напрямую зависит порядок их представления, исследования, оценки, хранения и возврата сторонам. В целом различия заключаются в разном подходе к природе видеодоказательств. К примеру, в ст. 89 АПК РФ они обозначены как “иные документы и материалы”, в ст. 84 УПК РФ – как “материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи”, что юристами трактуется как их отнесение к письменным или вещественным доказательствам. Однако наиболее ценный и перспективный подход, на мой взгляд, реализован в ГПК РФ и КАС РФ, где аудио- и видеозаписи имеют собственный правовой регламент. Такой подход позволил создать достаточно прозрачный и понятный механизм вовлечения таких записей в процесс в качестве доказательств. УПК РФ, КоАП РФ, АПК РФ в этом смысле следует признать “отстающими”, так как, по сути, самостоятельного регламента этого вида доказательств они не содержат”.

Читайте также:  Можно ли рассмотреть дело в мое отсутствие

Как правило основную сложность при самозащите права путем создания доказательств вызывают случаи, когда объектом съемки выступает человек. Практика легализации таких материалов крайне противоречива. В первую очередь это связано с тем, что Конституция РФ защищает право на неприкосновенность частной жизни и не допускает сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни граждан без его согласия (ч. 1 ст. 23, ч. 1 ст. 24 Конституции РФ). В частности, за нарушение неприкосновенности частной жизни предусмотрено наказание вплоть до двух лет лишения свободы (ч. 1 ст. 137 УК РФ). Кроме того, бытует мнение, что любая съемка человека является незаконной, если на это не было получено от него согласия. Так, согласно ГК РФ, изображение гражданина – это особо охраняемое и принадлежащее гражданину от рождения нематериальное благо (п. 2 ст. 150 ГК РФ). Право на охрану изображения гражданина закреплено в ст. 152.1 ГК РФ, в силу которой обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина допускаются только с согласия этого гражданина. В то же время, такое согласие не требуется в случаях, когда использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах – например, в ходе просмотра видеозаписи судьей, либо изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения (подп. 1-2 п. 1 ст. 152.1 ГК РФ, п. 44 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. № 25 “О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”). Таким образом, очевидно, что запись, сделанная при помощи камеры видеонаблюдения, установленной, например, в магазине, или автомобильного видеорегистратора, не нарушает прав граждан и скорее всего будет принята судом в качестве доказательства (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 25 апреля 2016 г. № 08АП-1065/16, апелляционное постановление Псковского областного суда от 30 марта 2016 г. по делу № 22-174/2016).

Другое дело – материалы, полученные в результате скрытой съемки, не говоря уже о видеодоказательствах, полученных в приватной обстановке, например, в жилище. Судебная практика легализации таких видеоматериалов неоднозначна. Так, суды отмечают, что доказательства, полученные в результате видеосъемки скрытой камерой незаконны, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 7 августа 2013 г. по делу № 33-2948/2013). Вместе с тем нередко суды признают право на ведение скрытой съемки, как соразмерный и допустимый способ самозащиты, который отвечает признакам относимости, допустимости и достоверности доказательств, однако при условии, что при этом не была нарушена личная или семейная тайна (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31 августа 2013 г. № 15АП-11730/13 по делу № А32-12818/2013, апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 10 июля 2012 г. по делу № 33-8799/2012, определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Коми от 16 января 2012 г. по делу № 33-142/2012). Кроме того, не следует забывать, что не только факт скрытой съемки может свидетельствовать о нарушении закона, но и технические средства видеозаписи сами по себе могут быть незаконными. Более того, УК РФ предусматривает уголовную ответственность за приобретение, изготовление и продажу специальных технических средств, предназначенных для получения негласной информации (ст. 138.1 УК РФ). Например, состав преступления может образовать камуфлирование видеокамеры под пожарный датчик, зажигалку часы и т. д.

Слово за экспертом

Не менее важной для суда характеристикой видеозаписи, помимо допустимости, является ее достоверность. Как рассказал порталу ГАРАНТ.РУ эксперт-криминалист Центра по проведению судебных экспертиз и исследований АНО “Судебный эксперт” Георгий Черепенько, в случае, если у судьи возникли сомнения в том, что видеозапись не подвергалась монтажу и является подлинной, ее достоверность может быть подтверждена, например, заключением эксперта, полученным в результате исследования видеосвидетельства. Так, круг проблем, решаемых видеотехнической экспертизой, достаточно широк и включает в себя вопросы, связанные как с обстоятельствами, зафиксированными на исследуемой видеозаписи, так и с техническими особенностями самой видеозаписи, способом ее получения и т. д. Инициатор проведения такого исследования может вынести на разрешение эксперта любой вопрос, связанный с данной видеозаписью и имеющий значение для рассматриваемого судом дела. Кроме того, специалист, пользуясь правом экспертной инициативы, может переформулировать его наиболее подходящим образом. Сама процедура исследования, добавляет эксперт, обычно не занимает много времени – как правило эксперту требуется на ее проведение от трех дней до двух недель. При этом, уточняет Георгий Черепенько, стоимость видеотехнической экспертизы записи длительностью до 10 минут составляет обычно около 15 тыс. руб.

Если обстоятельства не позволяют оперативно передать видеозапись для проведения экспертизы, или непосредственно в суд, носитель с записью можно поместить на хранение в банковскую ячейку, впоследствии доступ к которой будет получен в соответствии с постановлением суда. Дата и время помещения записи на хранение будут зафиксированы сотрудниками банка.

Между тем вердикт специалиста зависит от множества факторов. По словам Георгия Черепенько, основными обстоятельствами, влияющими на выводы эксперта, которые впоследствии могут стать основой для признания видеоматериала судом подлинным, принято считать достаточность в представленных на экспертизу материалах. То есть продолжительность видеозаписи и ее качество и иные технические особенности должны позволить произвести исследование. Для максимального снижения вероятности неопределенного вывода, а также для того, чтобы заключение эксперта имело наиболее весомое обоснование рекомендуется представить всю имеющуюся по исследуемой видеозаписи информацию и проинформировать его об обстоятельствах дела. В некоторых случаях может потребоваться представить для исследования само устройство, на которое производилась видеозапись. Если же выполнить это требование невозможно, рекомендуется сообщить все имеющиеся сведения о его технических характеристиках. Кроме того, наличие необходимой технической базы также влияет на мнение специалиста. “При проведении таких исследований нередко требуется привлечение специалистов не связанных с криминалистикой: сотрудников киностудий, звуко- видеорежиссеров и т. д.”, – добавляет эксперт-криминалист.

Георгий Черепенько, эксперт-криминалист Центра по проведению судебных экспертиз и исследований АНО “Судебный эксперт”:

“Нередко выводы эксперта об отсутствии признаков монтажа в исследуемых видеозаписях носят вероятностный характер. То есть эксперт не в состоянии однозначно ответить на вопрос о подлинности представленных ему на исследование видеоматериалов. Обычно это объясняется техническими особенностями исследования видеоматериалов, а также большим количеством способов и методов их фальсификации. В таких случаях эксперт не в состоянии ответить на поставленный вопрос и вынужден признать влияние на результаты исследования “неизвестного науке фактора.

Если эксперт все же затруднился дать однозначный ответ, можно ходатайствовать перед судом о назначении дополнительной экспертизы. Необходимость проведения именно дополнительной экспертизы продиктована тем, что, согласно требованиям закона повторная экспертиза проводится по тем же материалам, что и первичная, а этого недостаточно для более глубокого исследования (ч. 2 ст. 87 ГПК РФ, п. 2 ст. 87 АПК РФ, ч. 2 ст. 207 УПК РФ, ч. 2 ст. 83 КАС РФ). При проведении дополнительной экспертизы можно представить иные материалы в дополнение к имеющимся. Например, можно представить эксперту техническое устройство, на которое была произведена (или предположительно на которое была произведена) исследуемая видеозапись. Нередко наличие устройства записи становится важным обстоятельством для однозначного вывода эксперта”.

Для повышения вероятности признания судом записи подлинной важно, чтобы она попала в руки специалиста как можно раньше, то есть период времени, в течение которого видеозапись находится у заинтересованного лица, был как можно более коротким. Как пояснил Георгий Черепенько, это требование объясняется современными возможностями злоумышленников выполнить высококачественный монтаж. “Технически невозможно в течение одного или двух дней качественно смонтировать 20-минутную видеозапись с частотой кадра в 25 кадров в секунду, однако это становится возможным за больший отрезок времени, например за месяц”, – объясняет эксперт. Так, самым распространенным видом модификации видеозаписей является “вырезание” отдельных фрагментов видеоматериала или изменении последовательности аудио- и видеоряда. Между тем некоторые современные средства видеофиксации позволяют встроить в метаданные видеозаписи электронную подпись, и это существенно повышает вероятность легализации самой видеозаписи судом, добавляет эксперт.

Анастасия Рагулина, директор Юридической группы “Яковлев и Партнеры”, доцент МГЮУ имени О.Е. Кутафина, к. ю. н.:

“Чаще всего суд отклоняет видеодоказательства из-за плохого качества видеозаписи, поскольку невозможно установить лица и предметы, изображенные на них. Если суд отклонил видеозапись, следует привлечь эксперта к ее исследованию. По результатам экспертизы специалист сделает заключение, которое суд уже не сможет игнорировать. Однако не стоит думать, что привлечение эксперта – это панацея. Здесь все зависит от квалификации эксперта и учреждения, на базе которого проводится экспертиза. Например, в одном достаточно резонансном деле видеозапись, которая была цветной, экспертом признана черно-белой. Результатом этого стало признание судом видеозаписи “недопустимым доказательством”, и, по мнению специалистов, невиновный человек был осужден”.

С готовой записью в суд

Регламент представления видеозаписи в качестве доказательства по делу довольно четко прописан в ГПК РФ и КАС РФ (ст. 77 ГПК РФ, ч. 1 ст. 76 КАС РФ). Так, представляющая видеодоказательство сторона должна указать точные дату и время съемки, перечислить лиц, ответственных за ее проведение, условия съемки – наименование оборудования, при помощи которого произведена съемка, носителя данных, указать режим съемки, настройки оборудования. К примеру, для того, чтобы видеозапись автомобильного регистратора наверняка получила доказательственное значение по гражданскому делу о возмещении вреда, причиненного в результате ДТП, Всеволод Аргунов рекомендует представить ее на определенном материальном носителе, указав его конкретную марку и серийный номер (если имеется). Кроме того, юрист рекомендует сообщить суду следующие сведения: марку видеорегистратора, режим его работы (дневной, ночной, настройки цветопередачи, если использовались, режим записи – количество кадров в секунду); сведения о лице, производившем съемку; место установки регистратора в машине, время съемки, погодные условия съемки (ясно, дождь, снег и т. д.); обстоятельства, зафиксированные на записи, и имеющие значение для рассмотрения дела (например, номера транспортных средств, дорожную разметку, действия участников ДТП и т. д.). Также важно доказать факт соблюдения лицом, ответственным за съемку, прав иных лиц, попавших в поле зрения камеры – как правило, выполнить этот пункт сложнее всего, отмечает юрист. Только при наличии этих сведений суд сможет принять предъявленное видеодоказательство и объективно вынести решение по делу.

Доступность фото- и видеотехники для обычных граждан в последние годы возросла скачкообразно – сейчас довольно сложно найти человека, который не владел бы тем или иным записывающим устройством. Если еще в прошлом десятилетии случаи использования видеодоказательств в суде были единичными, то теперь ситуация в корне переменилась. Так, сейчас редкое дело о нарушении ПДД рассматривается без исследования видеозаписи, сделанной как сотрудником ГИБДД или стационарной камерой видеонаблюдения, так и самим нарушителем, либо другими участниками дорожного движения. Это же относится и к гражданским делам о взыскании ущерба, причиненного в результате ДТП.

В то же время ряд экспертов отмечает невысокую приспособленность процессуального законодательства для эффективного использования видеозаписей как судебных доказательств, в частности, по уголовным делам и делам об административных правонарушениях. В этом они видят, помимо прочего, и поле для злоупотреблений. Так, по мнению Всеволода Аргунова, последние поправки в КоАП РФ по сути не вносят ничего нового в правовой режим видеозаписей по делам об административных правонарушениях. “Отсутствие в КоАП РФ специального регламента собирания, предъявления и оценки видеозаписей, как и в уголовном процессе, отдает вопросы их процессуального вовлечения и использования в суде полностью на усмотрение конкретного судьи, что нельзя признать оптимальным. Поэтому оба эти кодекса требуют серьезной доработки по модели ГПК РФ и КАС РФ, где в отношении таких доказательств закреплен хотя бы минимальный набор объективных требований, которые понятны и необходимы не только участникам процесса но и суду”, – полагает эксперт.

Тем не менее анализ законодательства и судебной практики говорит, что видеозапись все же является достаточно эффективной формой самозащиты прав и при правильном закреплении видеодоказательств, они признаются судом допустимыми, относимыми и достоверными.

Новые правила поведения в суде позволяет закрывать открытые процессы

Судебный департамент при Верховном суде России предложил ввести одинаковые правила пребывания посетителей во всех судах общей юрисдикции. Проект, который находится сейчас на стадии проведения независимой антикоррупционной экспертизы, опубликован на сайте департамента.

Читайте также:  Как изменить ответчика в суде

В судебном департаменте «Газете.Ru» пояснили, что до сих пор единых типовых правил для посетителей судов в России не было. Сообщить, кто писал проект и кто его должен утверждать, в ведомстве отказались, уточнив лишь, что авторство было не за судебным департаментом. Проект будет утвержден Советом судей в этом месяце с учетом присланных с мест пожеланий: документ разослан во все управления департамента по субъектам федерации, заявили «Газете.Ru» в Совете судей.

Сейчас правила поведения каждый суд формулирует самостоятельно.

В проекте департамента прописаны шесть прав посетителей судов: посещать суд, оставаться в его здании на протяжении рабочего дня, присутствовать на открытых судебных заседаниях, знакомиться с образцами документов, подавать жалобы в приемную и обращаться на личный прием к председателю суда. Еще есть 13 их обязанностей и 10 прямых запретов, в том числе на курение и нахождение в состоянии алкогольного и наркотического опьянения.

Экспертов «Газеты.Ru» заинтересовали несколько пунктов, которые могут стать дополнительными ограничителями для открытости процессов.

Во-первых, председательствующий судья может получить полномочия по собственной воле решать, кого допустить или не допустить на слушания.

«Председательствующий по делу судья самостоятельно решает вопрос допуска лиц или ограничения допуска лиц в зал судебного заседания», — указывается в проекте документа. «Бывают ситуации, когда все места забиты, и тогда это положение имеет смысл, но при наличии свободных мест необходимо вводить дополнительные критерии допуска», — комментирует адвокат, член бюро движения «Солидарность» Вадим Прохоров. Иначе «любой процесс можно легко будет сделать закрытым без вынесения соответствующих определений и фиксации их в протоколе заседания».

Доступ журналистов в суд по сравнению с остальными гражданами оказывается ограничен: им придется получать особое решение председателя суда.

«Допуск в здание суда представителей средств массовой информации, а также внесение в здание суда радио-, теле-, кино-, фото- и усилительной аппаратуры осуществляется при предъявлении представителями служебных удостоверений по решению председателя суда, лица его замещающего, мирового судьи», — говорится в проекте. Для остальных посетителей санкции председателя суда не требуется, их допуск регулируется лишь правилами внутреннего распорядка судов, то есть, по сути, лишь расписанием рабочих часов. При этом посетителями суда, по предлагаемому определению, по-прежнему являются «любые физические лица».

По словам Прохорова, «подобная норма вызывает сомнение и удивление. В моем понимании правом прийти в суд должен обладать любой гражданин, не находящийся в розыске и не состоящий на психиатрическом учете». С учетом того, что определять возможность ведения фото- и видеосъемки во время заседания предлагается председательствующему (а не председателю суда, как это часто происходит сейчас), может возникнуть коллизия, когда журналисты могут получить право на съемку, но пройти в здание не смогут.

В то же время предоставление права разрешать съемку во время заседания исключительно председательствующему судье Прохоров приветствует, ссылаясь, например на «порочную» практику Дорогомиловского районного суда Москвы, где съемка запрещена по решению его председателя. «Полномочия председателей судов стоит значительно урезать, они вообще должны исполнять чисто административные функции, распределяя дела между судьями, если уж нельзя ввести автоматическое распределение, как в Арбитражном суде», — говорит адвокат.

Корреспондент Российского агентства правовой и судебной информации Мария Гусарова, хорошо знакомая с практикой, не считает получившийся запрет серьезным изменением действующих правил: операторы и фотокорреспонденты и в настоящее время обязаны запрашивать разрешение на пронос аппаратуры в здания судов, тогда как так называемые пишущие — работники СМИ с ноутбуком или блокнотом — в посещении судов не ограничиваются.

На сегодняшний день суды на местах практикуют разного рода ограничительные правила. В Ульяновском областном суде, например, представители СМИ допускаются в здание суда с разрешения председательствующего в судебном заседании, но их перемещение по зданию «осуществляется только в сопровождении работника аппарата суда, ответственного за вопросы взаимодействия со СМИ».

На бумаге может быть запрещено ведение ставших популярными твиттер-трансляций из зала заседаний. Телефоны и другая аппаратура могут использоваться лишь для ведения аудиозаписи, предлагается в проекте.

«Использовать мобильные телефоны, пейджеры и другие средства связи и пользоваться ими в зале судебного заседания» запрещается, говорится в проекте, только если аппаратура используется не для ведения аудиозаписи заседания, разрешенной Гражданско-процессуальным кодексом.

Прохоров считает это положением свидетельством того, что правила уже на момент составления не отвечают развитию технологий. В них, например, никак не регламентируется использование ноутбуков и планшетников. «Если прямого запрета нет, то ведение твиттер-трансляций технически даже невозможно отследить», — говорит он. «Разрешенное запрещается, — соглашается Гусарова. — Но на практике применение этой нормы будет зависеть от доброй воли судей и приставов». По ее словам, почти повсеместно в судах закрывают глаза на использование мобильных телефонов и ноутбуков. При этом если слушатель судебного заседания будет уличен в видеосъемке с мобильного телефона, его как минимум одернут, как максимум — удалят из зала, поскольку это будет считаться несанкционированным ведением видеозаписи.

Ходатайство о видеозаписи судебного заседания

Для видеозаписи судебного заседания, трансляции его хода в сети Интернет, на радио или телевидении необходимо получить разрешение суда. Оформите ходатайство по представленному образцу и получите такое разрешение.

Статьей 10 ГПК РФ закреплено право лиц, участвующих в деле, и других граждан, присутствующих в судебном заседании, фиксировать ход судебного заседания. Однако это можно сделать только в открытых судебных заседаниях, для закрытых судебных заседаний это правило не действует.

Фиксация судебного заседания возможна любыми способами. Можно вести письменные записи, стенографировать ход заседания, делать эскизы или зарисовки. Допускается использование любых средств аудиозаписи (диктофоны, телефоны, планшеты, специальная записывающая аппаратура). Для перечисленных способов не требуется какого-то разрешения от суда, гражданин не обязан уведомлять суд о своих действиях. Запись может вестись явно или скрыто. Единственное ограничение в этом случае – соблюдение порядка в судебном заседании, такая фиксация не должна мешать другим участникам процесса и суду.

Для фотосъемки, видеозаписи или трансляции хода судебного заседания установлено обязательное требование о получении соответствующего разрешения от суда. Причем не важно какими средствами гражданин собирается фиксировать ход судебного заседания. Даже использование компактных и незаметных для внешнего взгляда устройств требует соответствующего разрешения суда. Фиксация судебного заседания путем фотосъемки, видеосъемки или трансляция без разрешения суда может привести к применению санкций к виновному лицу (статья 159 ГПК РФ).

Ходатайство оформляется в свободной форме. Желательно подать ходатайство о видеозаписи судебного заседания до его начала. Стороны и другие лица, участвующие в деле, вправе заявить такое ходатайство после начала рассмотрения дела на стадии разрешения ходатайств. Однако следует учитывать, что суд вряд ли предоставит время для подготовки соответствующей аппаратуры и не будет прерывать судебное заседание для этого. Поэтому все-таки следует подать ходатайство заранее.

Ходатайство разрешается судом с вынесением соответствующего определения. Судья может просто поставить резолюцию на ходатайстве о разрешении фиксации хода судебного заседания. Представляется, что извещение лица, подавшего ходатайство о видеозаписи, должно быть сделано до начала судебного заседания.

Законом не предусмотрена подача частной жалобы на определение суда по ходатайству о видеосъемке судебного заседания. Однако лицам, участвующим в деле, можно включить свои доводы о несогласии с действиями судьи в апелляционную жалобу на решение суда.

В качестве примера приведено ходатайство о видеозаписи судебного заседании, однако поэтому же образцу можно подготовить ходатайства о фотосъемке, трансляция судебного заседания по радио, телевидению или в сети Интернет.

ХОДАТАЙСТВО

о видеозаписи судебного заседания

В производстве суда находится гражданское дело по иску _________ (ФИО истца) к _________ (ФИО ответчика) о _________ (указать предмет спора). Судебное заседание по делу назначено на «___»_________ ____ г.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 10 Гражданского процессуального кодекса РФ,

Разрешить видеозапись судебного заседания «___»_________ ____ г. в ____ час. посредством _________ (указать каким способом будет произведена видеозапись, с использованием какой аппаратуры, кто будет осуществлять видеозапись).

Перечень прилагаемых к заявлению документов:

Документы, подтверждающие наличие оснований для видеозаписи судебного заседания (при наличии)

Дата подачи заявления «___»_________ ____ г. Подпись _______

Скачать образец заявления:

Ходатайство о видеозаписи судебного заседания

6 комментариев к “ Ходатайство о видеозаписи судебного заседания ”

Здравствуйте
В ходе процесса (наследство/недвижимость) проявляется предвзятость судьи к стороне ответчика (масса процессуальных нарушений, не рассмотрение/игнорирование ходатайств и т.д) Подскажите имеет ли смысл:
1. подавать ходатайство о видеозаписи судебного заседания?
2. Поможет ли как-нибудь запись судебного заседания в апелляционном суде?

Достаточно просить об аудиозаписи судебного заседания. Для того, чтобы апелляционная инстанция обязательно изучила запсиь она должна быть приобщена к протоколу. Об этом заявляется сразу же после каждого судебного заседания с передачей суду носителя записи.

Статьей 10 ГПК РФ закреплено право лиц, участвующих в деле, и других граждан, присутствующих в судебном заседании, фиксировать ход судебного заседания.

Фиксация судебного заседания возможна любыми способами. Можно вести письменные записи, стенографировать ход заседания, делать эскизы или зарисовки. Допускается использование любых средств аудиозаписи (диктофоны, телефоны, планшеты, специальная записывающая аппаратура). Для перечисленных способов не требуется какого-то разрешения от суда, гражданин не обязан уведомлять суд о своих действиях. Запись может вестись явно или скрыто. Единственное ограничение в этом случае – соблюдение порядка в судебном заседании, такая фиксация не должна мешать другим участникам процесса и суду.
Фиксация судебного заседания путем фотосъемки, видеосъемки или трансляция без разрешения суда может привести к применению санкций к виновному лицу (статья 159 ГПК РФ).
Ст. 10 ГПК РФ и ст. 159 ГПК РФ — противоречат друг другу. Как быть? Согласно ст. 10 — Я могу производить запись скрытно, без уведомления суда. А согласно ст.159 меня могут привлечь к уголовной ответственности. Как так?

Вы, похоже, не прочитали статьи, на которые ссылаетесь. В них нет никакого противоречия.
п. 7 статьи 10 ГПК РФ: «Кино- и фотосъемка, видеозапись, трансляция судебного заседания по радио, телевидению и в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» допускаются с разрешения суда».
В статье 159 ГПК РФ говориться о мерах, применяемых к нарушителю в судебном заседании (предупреждение, удаление из зала с/з, штраф до 1000 руб.). Об уголовной ответственности речи нет.

Здравствуйте. Не пойму что это значит? Перечень прилагаемых к заявлению документов:

Документы, подтверждающие наличие оснований для видеозаписи судебного заседания (при наличии)

Если у вас на руках есть документы, подтверждающие основания для ведения видеозаписи судебного заседания, то нужно приложить их к данному ходатайству.

Фотографии на смартфоне как доказательства в гражданском процессе

4 ответа

В ГПК РФ действуют правила, согласно которым решающий голос в вопросе об использовании для вынесения решения по делу сведений, закрепленных при помощи различных технических средств, остается за судом абз. 2 ч. 1 ст. 55 ГПК РФ

Проблема доказывания тех или иных фактов в суде напрямую связана с допустимостью используемых при этом доказательств. К примеру, ст. 60 ГПК РФ устанавливает запрет на использование доказательств, полученных с нарушением действующего законодательства – такие доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда ( ч. 2 ст. 50 Конституции РФ , ч. 2 ст. 55 ГПК РФ . Самым главным условием легализации видеоматериала, то есть придания ему доказательственной силы, является соблюдение требований законов во время осуществления записи.

Конституция РФ защищает право на неприкосновенность частной жизни и не допускает сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни граждан без его согласия ( ч. 1 ст. 23 , ч. 1 ст. 24 Конституции РФ ). В частности, за нарушение неприкосновенности частной жизни предусмотрено наказание вплоть до двух лет лишения свободы ( ч. 1 ст. 137 УК РФ ). Тем более материалы, полученные в результате скрытой съемки, не говоря уже о видеодоказательствах, полученных в приватной обстановке, например, в жилище. Так, суды отмечают, что доказательства, полученные в результате видеосъемки скрытой камерой незаконны, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 7 августа 2013 г. по делу № 33-2948/2013).

Кроме того, не только факт скрытой съемки может свидетельствовать о нарушении закона, но и технические средства видеозаписи сами по себе могут быть незаконными. Более того, УК РФ предусматривает уголовную ответственность за приобретение, изготовление и продажу специальных технических средств, предназначенных для получения негласной информации ( ст. 138.1 УК РФ ).

Читайте также:  Как поступить, если кассационная жалоба не попала на рассмотрение

Не менее важной для суда характеристикой видеозаписи, помимо допустимости, является ее достоверность. При возникновении или сомнения в том, что видеозапись не подвергалась монтажу и является подлинной, ее достоверность может быть подтверждена, например, – заключением эксперта, полученным в результате исследования видеосвидетельства.

Кроме всего известно, что возможно проведение модификации видеозаписей – “вырезание” отдельных фрагментов видеоматериала или изменении последовательности аудио- и видеоряда.

Регламент представления видеозаписи в качестве доказательства по делу довольно четко прописан в ГПК РФ ( ст. 77 ГПК РФ ).

– так, представляющая видеодоказательства сторона должна указать точные дату и время съемки, перечислить лиц, ответственных за ее проведение, условия съемки

– наименование оборудования, при помощи которого произведена съемка, носителя данных,

– указать режим съемки, настройки оборудования.

«Видео – фото – доказательства» если они былии получены:

  1. Скрыто, без согласия лица,
  2. Если они были сняты на смартфон – нет гарантии того, что не имеет место модификация видеозаписи,
  3. Имеет место искажение фактов – истец(ответчик) сначала своими неправомерными действиями спровоцировал возникновение конфликта, затем предварительно подготовившись и предполагая ответную реакцию ответчика(истца) – произвела скрытую запись конфликта и в иске ссылается на данную видеозапись обстоятельств конфликта как исходящую от ответчика (истца).
  4. Истец(ответчик) не приложил видеозаписи к исковому заявлению при направлении его в суд, в материалах дела отсутствует ходатайство о приобщении видеодоказательства.
  5. Согласно ст. 78 ГПК РФ видеозапись должна хранится в суде. В нарушении ст. 149 ГПК РФ – ответчику(истцу) не представляется возможным заблаговременно .

(ещё)

Съемка в общественном месте

В соответствии с п. 4 ст. 29 Конституции РФ каждый гражданин имеет право свободно производить и распространять информацию любым законным способом.

Согласно ст. 7 закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ любые общеизвестные сведения, доступ к которым не ограничен федеральными нормативными актами, в том числе события, происходящие с гражданами в публичных местах, относятся к категории «общедоступная информация».

Таким образом, человек, проводящий фото- или видеосъемку на улице, в транспорте, на массовых мероприятиях, в помещениях, открытых для свободного доступа, осуществляет свои гражданские права, гарантированные законодательством.

Где снимать нельзя

Запрещается вести съемку:

  • на заседаниях Госдумы и Совета Федерации;
  • на засекреченных и стратегических объектах, охраняемых законом о государственной тайне;
  • в зданиях ФСБ, Министерства обороны, Госстроя, Министерства топлива и энергетики, Ространснадзора, Таможенной службы;
  • с борта иностранного судна, если объектом съемки выступает российский военный корабль.

Кроме того, в некоторых случаях для проведения съемки потребуется официальное разрешение руководящего должностного лица государственного учреждения.

Например, без резолюции начальства запрещено снимать:

  • на судебных заседаниях по уголовным делам (п. 5 ст. 241 УПК РФ) и делам об административных правонарушениях (п. 3 ст. 24.3. КоАП РФ);
  • в исправительных учреждениях (п. 5 ст. 24 УИК РФ);
  • в пограничной зоне, на расстоянии менее 5 км от государственной границы РФ (п. «б» ст. 10 приказа ФСБ РФ от 07.08.2017 № 454).

Съемка человека без его разрешения

Не требуется согласия граждан, если съемка производится в общественном месте, и люди попадают в кадр случайным образом, например:

  • фотографирование туристических достопримечательностей;
  • съемка на публичных мероприятиях (концерты, конференции, собрания, съезды, спортивные соревнования и пр.);
  • видеозапись на улице или в помещении, сделанная журналистом для новостного сюжета;
  • съемка правонарушения свидетелем или участником такого происшествия и т. д.

Кроме того, вести съемку гражданина без его разрешения могут работники спецслужб при проведении оперативно-розыскных мероприятий (ст. 6 закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ) и сотрудники ГИБДД, контролирующие соблюдение правил дорожного движения.

Когда съемка человека недопустима без его согласия

В соответствии со ст. 24 Конституции РФ сбор, использование, распространение и хранение информации о частной жизни лица допускается только с его согласия.

В силу положений ст. 152 ГК РФ опубликовать фото или видео человека также возможно только с его разрешения. После смерти гражданина его изображение может быть использовано исключительно с согласия его наследников.

Таким образом, если объектом съемки является определенный человек, который находится в центре кадра на фотографии (либо его изображение занимает более 60% кадра) или выступает в качестве основного действующего лица на видеозаписи, то использование полученного материала без ведома этого гражданина будет являться нарушением неприкосновенности частной жизни. При этом место проведения съемки значения не имеет.

Исключением является ситуация, когда человек позирует в качестве модели за определенную плату, в таком случае право на полученное изображение переходит к его автору (фотографу, видеооператору и пр.), то есть согласие гражданина на обнародование и распространение материала не требуется.

Нарушение неприкосновенности частной жизни карается по ст. 137 УК РФ, и наказание может быть достаточно серьезным, в том числе в виде лишения свободы на срок до 2 лет.

При этом следует отметить, что удалить снимок (видеозапись) с памяти устройства и иных носителей автор обязан только по решению суда. В остальных случаях принуждение является неправомерным, поскольку нарушает положения ст. 44 Конституции РФ (о гарантиях свободы творчества).

Съемка детей без согласия родителей

Как указывалось выше, использование изображения гражданина возможно только с его согласия. В соответствии со ст. 64 СК РФ защита прав и интересов детей возлагается на их родителей.

Заключение сделки на проведение съемки малолетнего ребенка, в том числе за вознаграждение, также осуществляется его законными представителями (ст. 28 ГК РФ).

Следовательно, снимать ребенка без согласия родителей (усыновителей, опекунов) запрещено.

Но если несовершеннолетний попал в кадр случайно или во время проведения обзорной съемки публичного мероприятия (школьные концерты, утренники в детском саду, спортивные соревнования и т. п.), то разрешение законных представителей на использование полученного материала не требуется.

Также допускается обнародование фото- или видеозаписей без согласия родителей при наступлении экстренных ситуаций (например: ребенок пропал без вести и необходимо срочно проинформировать общественность).

Съемка в магазинах, ресторанах, кафе

В соответствии с п. 1 ст. 209 ГК РФ собственник имеет право совершать любые действия в отношении своего имущества, не противоречащие закону и не нарушающие права и интересы других лиц.

Торговые залы магазинов, а также залы для обслуживания посетителей общепита, клиентов банка, помещения, предназначенные для приема граждан в государственных учреждениях, являются публичными местами, открытыми для свободного посещения.

Согласно закону от 07.02.1992 № 2300-1 (о правах потребителя) каждый человек имеет право подробно ознакомиться с полной информацией о товаре, в том числе сфотографировать необходимые сведения для дальнейшей проверки.

Зачастую сотрудники службы безопасности препятствуют проведению съемки, ссылаясь на нормы закона от 29.07.2004 № 98-ФЗ (о коммерческой тайне). Такие действия являются неправомерными.

В соответствии со ст. 3 вышеуказанного закона информация, составляющая коммерческую тайну, представляет собой сведения ограниченного доступа, которые не должны храниться в местах общего пользования.

Согласно ст. 5 № 98-ФЗ не могут составлять коммерческую тайну сведения, обязательность раскрытия которых установлена федеральными законами.

При этом любые внутренние приказы, правила и инструкции, действующие в учреждениях, распространяются исключительно на работников этих учреждений и не могут применяться по отношению к третьим лицам.

Таким образом, каждый посетитель имеет полное право снимать ценники в магазинах, табло курсов валют в банках, меню в ресторанах и т. д.

Если сотрудники службы безопасности учреждения препятствуют гражданину при проведении съемки, то такое нарушение квалифицируется как самоуправство и карается по ст. 19.1 КоАП РФ.

В случае если человеку или его имуществу был нанесен существенный вред (например: была разбита камера), то такие действия считаются преступлением, ответственность за которое регламентируется ст. 330 УК РФ. А незаконное изъятие записывающей аппаратуры (карты памяти устройства) является хищением чужого имущества и карается как грабеж в соответствии со ст. 161 УК РФ.

Скрытая видеосъемка

На территории РФ использование аппаратуры скрытой видеозаписи (фотосъемки) находится под запретом, причем за покупку, продажу и применение средств, предназначенных для негласного получения информации, предусмотрена уголовная ответственность по ст. 137, 138, 138.1 УК РФ.

В соответствии с постановлением Правительства РФ от 01.07.1996 № 770, положения которого устанавливают правила лицензирования деятельности по реализации устройств для негласного получения информации, использовать такую аппаратуру имеют право только сотрудники органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

Перечень таких органов приведен в ст. 13 закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ. К ним относятся: ОВД, ФСБ, Служба внешней разведки, ФСИН, Федеральная служба охраны, Таможенная служба.

Устройства для скрытой съемки

К специальным средствам, предназначенным для негласного получения информации, относится записывающая аппаратура, обладающая хотя бы одним из нижеперечисленных признаков (постановление Правительства РФ от 10.03.2000 № 214):

  • имеющая объективы с вынесенным зрачком входа pin-hole (отверстие малого диаметра, от англ. – «булавка»);
  • закамуфлированная под бытовые предметы;
  • работающая при низкой освещенности объекта (0,01 лк и менее) или при освещенности на приемном элементе 0,0001 лк и менее;
  • имеющая вынесенные органы управления.

Таким образом, возникает парадоксальная ситуация: использование камеры, установленной на люстру, в дверцу шкафа, в раму картины, авторучку, пуговицу или иной бытовой предмет, – незаконно, а применение аналогичной аппаратуры, вмонтированной в стену, потолок или иную часть здания (помещения), принадлежащего человеку по праву собственности – допустимо.

При этом мобильные телефоны, планшеты, видеорегистраторы и прочие гаджеты не могут быть отнесены к устройствам скрытой записи.

В соответствии с постановлением Верховного Суда РФ от 25.12.2018 № 46 вышеперечисленные устройства могут быть причислены к категории спецсредств только при условии, что они преднамеренно были подвергнуты технической доработке или программированию, в результате которых им были приданы новые качества и свойства, позволяющие собирать информацию скрытым способом.

Можно ли вести скрытую запись в общественном месте?

Любые события, происходящие с гражданином в общественном месте, не могут составлять «тайну частной жизни», охраняемую законодательством, так как сам факт нахождения на улице (в кафе, в магазине, на публичном мероприятии и т. п.) подразумевает отсутствие тайны.

Поэтому вести скрытую запись устройством, не относящимся к категории специальной техники, можно, поскольку положения ст. 137 УК РФ направлены на пресечение вмешательства именно в частную жизнь человека.

Можно ли записать на телефон свой разговор с другим человеком?

Верховный суд отвечает положительно, но только при условии, что человек не вызнает чужие секреты, составляющие личную или семейную тайну, а фиксирует нарушение своих гражданских прав. Такая запись впоследствии может быть использована в суде в качестве вещественного доказательства.

Список источников

1. Статья 29 Конституции РФ.

2. Статья 24 Конституции РФ.

3. Статья 9 ГК РФ. Осуществление гражданских прав.

4. Федеральный закон от 27.07.2006 № 149-ФЗ (ред. от 02.12.2019) «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

5. Закон РФ от 21.07.1993 № 5485-1 (ред. от 29.07.2018) «О государственной тайне».

6. Указ Президента РФ от 30.11.1995 № 1203 «Об утверждении перечня сведений, отнесенных к государственной тайне».

7. Статья 241 УПК РФ. Гласность.

8. Статья 24 УИК РФ. Посещение учреждений и органов, исполняющих наказания.

9. Статья 10 приказа ФСБ РФ от 07.08.2017 № 454 “Об утверждении Правил пограничного режима”.

10. Статья 24.3 КоАП РФ. Открытое рассмотрение дел об административных правонарушениях.

11. Статья 137 УК РФ. Нарушение неприкосновенности частной жизни.

12. Статья 64 СК РФ. Права и обязанности родителей по защите прав и интересов детей.

13. Статья 28 ГК РФ. Дееспособность малолетних.

14. Статья 44 Конституции РФ.

15. Статья 209 ГК РФ. Содержание права собственности.

16. Закон РФ от 07.02.1992 № 2300-1 (ред. от 29.07.2018) «О защите прав потребителей».

17. Статья 19.1 КоАП РФ. Самоуправство.

18. Статья 330 УК РФ. Самоуправство.

19. Статья 161 УК РФ. Грабеж.

20. Статья 13 Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ (ред. от 06.07.2016) «Об оперативно-розыскной деятельности».

21. Постановление Правительства РФ от 10.03.2000 № 214 (ред. от 20.03.2018) «Об утверждении Положения о ввозе в Российскую Федерацию и вывозе из Российской Федерации специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, и списка видов специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, ввоз и вывоз которых подлежат лицензированию».

22. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 № 46 «О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина (статьи 137, 138, 138.1, 139, 144.1, 145, 145.1 Уголовного кодекса Российской Федерации)».

Ссылка на основную публикацию