Можно ли сменить прокурора, когда дело передано в суд

Окончание предварительного расследования с передачей уголовного дела прокурору для направления в суд

Окончание предварительного расследования с передачей уголовного дела прокурору для направления в суд, являясь одной из форм окончания предварительного расследования, представляет собой облеченное в процессуальную форму завершение производства по уголовному делу, обусловленное выполнением по нему всех необходимых следственных действий и получением достаточных доказательств для его передачи прокурору для направления в суд.

Достаточными признаются доказательства, которыми не только установлены обстоятельства, указанные в ст. 89 УПК, но и выявлены причины и условия, способствующие совершению преступления.

Следователь, приняв решение об окончании предварительного расследования, уведомляет об этом потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей, а также обвиняемого, его законного представителя, защитника, если он участвует в деле, и разъясняет им право знакомиться с уголовным делом, а равно заявлять ходатайства о дополнении предварительного расследования или принятии по делу иных решений.

Следователь одновременно с уведомлением указанных лиц назначает время, в которое они могут явиться для ознакомления с уголовным делом. Явку обвиняемого, содержащегося под стражей, для ознакомления с уголовным делом обеспечивает администрация мест содержания под стражей.

Уголовное дело должно быть предъявлено для ознакомления обвиняемому не позднее чем за месяц до истечения предельного срока содержания обвиняемого под стражей.

Если защитник обвиняемого по уважительным причинам не может явиться для ознакомления с делом в назначенное время, следователь, дознаватель откладывают ознакомление на срок не более пяти суток. В случае неявки защитника в течение этого срока следователь, дознаватель принимают меры к явке другого защитника.

В настоящее время УПК не предусматривает правило, в соответствии с которым обвиняемый, его законный представитель и защитник могли бы приступать к ознакомлению с делом только после того, как с делом полностью ознакомятся потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, их представители (в случае их явки). Однако, как вытекает из ч. 5 ст. 257 УПК, окончание ознакомления с материалами дела первой из названных групп лиц должно следовать после окончания ознакомления с данными материалами второй группой участников процесса.

Следователь разъясняет названным участникам процесса порядок и условия ознакомления с уголовным делом, сроки ознакомления, о чем составляется соответствующий протокол.

Предъявляемое для ознакомления уголовное дело должно быть подшито и пронумеровано. Материалы, имеющие отношение к обеспечению безопасности участников уголовного процесса, к уголовному делу не подшиваются.

При наличии в материалах уголовного дела сведений, составляющих государственные секреты или иную охраняемую законом тайну, следователь предупреждает потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, обвиняемого, его законного представителя и защитника об ответственности за разглашение таких сведений, о чем у них берется подписка.

Гражданский истец, гражданский ответчик и их представители знакомятся с уголовным делом в той части, которая относится к гражданскому иску. Следует отметить, что материалы, являющиеся носителями доказательственной информации, должны им предъявляться в полном объеме, за исключением материалов, относящихся к выявлению причин и условий, способствующих совершению преступления, и к обстоятельствам, влияющим на степень и характер уголовной ответственности обвиняемого. Группа процессуальных документов, связанных с обеспечением либо ограничением прав участников процесса, предоставляется гражданскому истцу и гражданскому ответчику в части, касающейся обеспечения (ограничения) только их прав. К таковым, в частности, относятся постановление о признании гражданским истцом или гражданским ответчиком, постановление о наложении ареста на имущество, протокол описи имущества, постановление о производстве обыска, протокол обыска (когда обыск проводится в целях отыскания имущества обвиняемого).

УПК допускает выписывать из дела сведения, представленные для ознакомления, в любом объеме, а также копировать материалы уголовного дела (с разрешения следователя).

Общий срок для ознакомления всех потерпевших, гражданских истцов, гражданских ответчиков и их представителей с уголовным делом не может превышать одного месяца. При участии в деле нескольких потерпевших, гражданских истцов, гражданских ответчиков и их представителей допускается одновременное ознакомление их с уголовным делом.

По ходатайству обвиняемого, его законного представителя и защитника они могут знакомиться с уголовным делом вместе или отдельно. Началом ознакомления с уголовным делом является предъявление дела обвиняемому.

Независимо от числа обвиняемых, привлеченных к ответственности по уголовному делу, общий срок ознакомления их и их законных представителей, защитников с делом не может превышать одного месяца. В исключительных случаях срок ознакомления обвиняемого, его законного представителя и защитника с уголовным делом может быть продлен прокурором.

По окончании ознакомления участников уголовного процесса с уголовным делом следователь обязан выяснить, заявляют ли они ходатайства и о чем именно, а также заявлено ли обвиняемым ходатайство об освобождении его от уголовной ответственности по основаниям, предусмотренным ст. 88 1 УК. Копия такого ходатайства приобщается к уголовному делу.

Об ознакомлении с уголовным делом обвиняемого, его законного представителя и защитника, а также потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей следователь составляет протокол, в котором указывается, какие материалы предъявлены для ознакомления и какие ходатайства заявлены. Если ознакомление с уголовным делом указанными лицами происходило совместно, то составляются единые протоколы.

В случае, когда участник уголовного процесса заявит о намерении изложить ходатайство в письменной форме, для его подготовки может быть предоставлено время до трех суток, о чем делается отметка в протоколе, а письменное ходатайство затем приобщается к уголовному делу. Время подготовки письменного ходатайства входит в срок ознакомления с уголовным делом.

Ходатайства об установлении обстоятельств, имеющих значение для дела, подлежат удовлетворению. В таких случаях предварительное расследование должно быть дополнено.

После производства дополнительно следственных действий следователь обязан вновь уведомить участников уголовного процесса об окончании предварительного расследования, предоставить им возможность ознакомиться с дополнительными материалами дела, а по их ходатайству – и с уголовным делом. При этом срок повторного ознакомления не может превышать один месяц.

В случае полного или частичного отказа в удовлетворении заявленного ходатайства следователь выносит об этом мотивированное постановление, копию которого направляют заявителю. Данное решение может быть обжаловано прокурору.

Выполнив изложенные выше требования, следователь выносит постановление о передаче уголовного дела прокурору для направления в суд.

В постановлении о передаче уголовного дела прокурору для направления в суд должны быть указаны:

1) время и место его вынесения, кем оно составлено;

2) сведения о личности обвиняемого;

3) общественно опасное деяние (деяния), предусмотренное уголовным законом, совершенное обвиняемым;

4) уголовный закон (пункт, часть, статья), предусматривающий ответственность за совершенное общественно опасное деяние.

5) решение о передаче уголовного дела прокурору для направления в суд.

Одновременно с постановлением о передаче уголовного дела прокурору для направления в суд следователь представляет прокурору справку, в которой со ссылкой на листы уголовного дела приводятся данные о движении уголовного дела и сроках расследования; о лицах, привлеченных в качестве обвиняемых, и предъявленном им обвинении; о мерах пресечения, примененных в отношении их, с указанием времени содержания под стражей или домашнего ареста; о вещественных доказательствах; о гражданском иске, мерах, принятых для его обеспечения, и о возможной конфискации имущества; о процессуальных издержках.

После подписания следователем постановления о передаче уголовного дела прокурору для направления в суд дело не позднее суток направляется прокурору, осуществляющему надзор. Вместе с уголовным делом следователь представляет прокурору справку о результатах проведенного по делу предварительного расследования, а для представления в суд – список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание.

В справке указываются:

– сведения о личности обвиняемого, сущность предъявленного ему обвинения с указанием обстоятельств, установленных по делу и вмененных в вину всем обвиняемым и каждому в отдельности;

– сведения о потерпевшем;

– доказательства, подтверждающие виновность обвиняемого;

– обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность обвиняемого;

– доводы, приводимые обвиняемым в свою защиту, и результаты проверки этих доводов;

– уголовный закон, предусматривающий ответственность за совершенное преступление.

Справка должна содержать ссылки на тома и листы уголовного дела и не подлежит приобщению к уголовному делу.

В списке лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, указываются их место жительства или место нахождения и листы дела, на которых изложены их показания или заключения. В случаях, предусмотренных ч. 8 ст. 193 УПК, в этом списке содержатся только вымышленные данные лица, подлежащего вызову в судебное заседание, без указания его места жительства.

Стадию предварительного расследования завершают действия и решения прокурора по уголовному делу, поступившему для направления в суд.

Получив от следователя уголовное дело с постановлением о передаче дела прокурору для направления в суд, прокурор обязаны проверить:

1) имело ли место деяние, вмененное обвиняемому, и имеется ли в этом деянии состав преступления;

2) нет ли в деле обстоятельств, влекущих его прекращение;

3) заявлено ли обвиняемым ходатайство об освобождении его от уголовной ответственности по основаниям, предусмотренным ст. 88 1 УК;

4) обосновано ли предъявленное обвинение имеющимися в уголовном деле доказательствами;

5) предъявлено ли обвинение по всем установленным и указанным в уголовном деле общественно опасным деяниям обвиняемого;

6) привлечены ли в качестве обвиняемых все лица, изобличенные в совершении преступления;

7) правильно ли квалифицированы общественно опасные деяния обвиняемого;

8) правильно ли применена мера пресечения и нет ли в деле оснований для ее изменения либо отмены;

9) приняты ли меры обеспечения гражданского иска и возможной конфискации имущества;

10) выявлены ли причины и условия, способствовавшие совершению преступления, и приняты ли меры к их устранению;

11) произведено ли исследование обстоятельств уголовного дела всесторонне, полно и объективно;

12) составлено ли постановление о передаче уголовного дела прокурору для направления в суд в соответствии с требованиями УПК;

13) не допущены ли при производстве предварительного расследования нарушения уголовно-процессуального закона.

Часть 1 ст. 264 УПК предусматривает общий порядок принятия решения прокурором по поступившему к нему уголовному делу.

В соответствии с ним, прокурор обязан в срок не более пяти суток, а по сложным и многоэпизодным уголовным делам – не более пятнадцати суток принять одно из следующих решений:

1) направить уголовное дело в суд, согласившись с постановлением следователя. При этом прокурор вправе исключить своим постановлением отдельные пункты обвинения, изменить квалификацию деяний обвиняемого с применением закона о менее тяжком преступлении, прекратить уголовное преследование в отношении отдельных обвиняемых;

2) прекратить предварительное расследование уголовного дела в отношении всех обвиняемых и в полном объеме по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 250 УПК;

3) возвратить уголовное дело следователю со своими письменными указаниями для производства дополнительно предварительного расследования, а также для предъявления нового обвинения в случае необходимости его дополнения, изменения на более тяжкое или на существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от первоначального обвинения либо для составления нового постановления, если составленное по делу не соответствует предъявляемым требованиям. О возвращении уголовного дела следователю прокурором выносится постановление.

Специальный порядок принятия решения прокурором по поступившему к нему уголовному делу установлен в ч. 2 ст. 264 УПК. Он состоит в том, что в случае заявления обвиняемым ходатайства об освобождении его от уголовной ответственности по основаниям, предусмотренным ст. 88 1 УК, прокурор принимает решение по уголовному делу после рассмотрения в установленном порядке данного ходатайства. По итогам рассмотрения ходатайства прокурор направляет уголовное дело в суд в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 264 УПК либо прекращает предварительное расследование по уголовному делу в соответствии с частью 1 1 ст. 30 УПК.

Прокурор также обладает правом своим постановлением отменить или изменить ранее примененную меру пресечения либо применить меру пресечения, если она не была применена ранее. В случае отмены, изменения или применения меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста прокурор руководствуются правилами, предусмотренными ст. 125 и 126 УПК. Кроме того, прокурор вправе изменить список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание.

Согласно ст. 266 УПК, прокурор, согласившись с постановлением следователя, немедленно своим постановлением направляет дело в суд по подсудности и уведомляют об этом обвиняемого, его защитника и законного представителя, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, разъяснив при этом, что в дальнейшем всякие ходатайства и жалобы по делу направляются непосредственно в суд.

Копию постановления следователя о передаче уголовного дела прокурору для направления в суд прокурор вместе с уведомлением направляет обвиняемому и потерпевшему с переводом на их родной язык или на другой язык, которым они владеют. Если прокурором были изменены объем обвинения или квалификация общественно опасного деяния либо применена, изменена или отменена мера пресечения, указанным лицам направляются копии соответствующих постановлений.

Вместе с уголовным делом в суд направляется постановление следователя о передаче дела прокурору для направления в суд и список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание.

В случае, если предварительное расследование уголовного дела или руководство следственной группой осуществлялись прокурором, то после выполнения требований ст. 255-259 УПК прокурор немедленно своим постановлением направляет уголовное дело в суд по подсудности с соблюдением требований, указанных в ч. 1 ст. 266 УПК. К постановлению прилагается список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Сроки передачи уголовного дела в суд

Любое уголовное дело, которое было возбуждено соответствующими службами, должно быть расследовано и решено в течение ограниченного времени. Для того, чтобы ведение и рассмотрение правонарушение уголовного характера не длилось слишком долго, существуют специализированные и установленные действующими нормами законодательства сроки. Эти сроки отведены согласно нормам УПК действующего законодательства, и именно в эти временные ограничения следует уложиться при исследовании правонарушения уголовного характера перед тем, как будет осуществлена передача уголовного дела в суд.

Этапы передачи дел об уголовном преступлении: как и кто передает уголовное дело в суд

  1. Первое, что происходит с уголовным делом после написания соответствующего заявления – это расследование этого дела по всем статьям согласно информационным данным, отмеченным в обращении;
  2. После этого уже расследованное органами правопорядка дело уголовного характера передается в органы прокуратуры для дальнейшего утверждения заключения об обвинении;
  3. После того, как было подтверждена уголовная составляющая дела, но передается в суд;
  4. Судебное делопроизводство рассматривает поступившие к нему материалы по правонарушению уголовного характера, после чего принимает решение по дальнейшему ведению дела в рамках судебного делопроизводства.

Важный момент: существует также некоторые другие разновидности судов, которые могут рассматривать дела уголовного характера.

Если передача правонарушения уголовного характера в суд не проходит в установленные действующим законодательством сроки, необходимо обратиться за помощью к квалифицированному юристу, юридическая консультация которого поможет инициировать более быстрое продвижение материалов правонарушения уголовного характера по всем инстанциям и этапам. Также юрист сможет обеспечить представительство потерпевшей стороны во время судебного разбирательства. В это входит представление интересов, защита, а также проведение мероприятий по получению достаточной компенсации.

Следует отметить, что при отсутствии передачи уголовного дела у стороны, которая не согласна с такой скоростью принятия решений, есть регламентированная действующим законодательством возможность лично обратится за защитой и ведением дела в суде выше по инстанции.

В какие инстанции может обращаться гражданин

Зная, как передается уголовное дело в суд, человек может обращаться в следующие инстанции:

  1. Если следователь или суд не смогли в определенные законом сроки решить проблему, необходимо обратиться в суд последующей, уже второй инстанции. Также этот суд известен как апелляционный;
  2. Если же и органы апелляционного суда оказались бессильны или же если они нарушили все регламентированные сроки, следует обратиться с правильно оформленным заявлением в кассационную инстанцию.
Читайте также:  Нужны мои свидетели на суде: можно ли их вызвать

Сроки передачи и рассмотрения дела: как передается уголовное дело в суд

Согласно действующим на данный момент статьям и нормам УПК России, проведение следствия по правонарушению уголовного характера должно быть завершение в течение 2-ух месяцев. Данный срок отчисляется с того дня, когда было возбуждено дело относительно правонарушение уголовного характера.

Следует отметить, что тот, кто передает дело в суд, а именно руководитель органа следствия и проведения расследований, имеет полное и официальное по закону право на то, чтобы продлить сроки расследования и сделать их больше на один месяц. Таким образом, для того, чтобы провести предварительное расследование, у следствия есть 2 или, в случае продления срока, 3 месяца. Но продлевать срок следственные органы имеют право лишь при наличии веских причин для продления сроков.

Важный момент: если речь идет о расследовании особо сложных правонарушений уголовного характера, то срок может быть продлен не до 3 месяцев, а до одного года. И даже в этих случаях есть возможность дополнительного продления сроков расследованиям.

Дознание

Следующий момент – сроки, отведенные на производство дознания. Законодательно на этот процесс отводится один календарный месяц, а отсчет времени начинается с того дня, когда уголовное дело было официально возбуждено и принято к исполнению. Иногда сроки, отведенные для дознания по совершенному преступлению уголовного характера, могут увеличить в два раза, однако право на то, чтобы сделать это, есть лишь у прокурора. А прокурор, который находится по структуре выше, имеет право на то, чтобы продлить сроки дознания до полугода. Иногда сроки могут быть увеличены до одного года.

Как быстро рассматриваются уголовные дела в суде?

Согласно нормам, судья назначает день рассмотрения дела уголовного характера с учетом объема, а также сложности проводимого дела. Также судья при выборе даты должен учитывать все обстоятельства, которые могут быть или могут возникнуть, если эти обстоятельства являются существенными или как-либо влияющими на ведение судебного делопроизводства в суде.

На то, чтобы принять решение, у судьи точно также есть 30 суток с момента попадания уголовного дела в органы суда. Если же обвиняемый находится под стражей, то этот срок сокращается до двух недель.

В том случае, если были нарушены правила и сроки рассмотрения дела в суде, или же если были нарушены права одной из сторон, правильно будет как подавать претензию в вышестоящие суды, так и обратиться за юридической консультацией для разрешения спорной ситуации.

Важно! По всем вопросам по уголовным делам, если не знаете, что делать и куда обращаться:

Звоните 8–777-32-63.

Юристы по уголовному процессу, и адвокаты, кто зарегистрирован на Российском Юридическом Портале, постараются Вам помочь с практической точки зрения в сложившемся вопросе и проконсультируют Вас по всем интересующим вопросам.

Прокуроры смогут сами закрывать уголовные дела

Уже в ближайшее время прокуроры могут вновь получить возможность самостоятельно закрывать сомнительные и «сырые» уголовные дела, которые передают им для утверждения и направления в суд следователи. Верховный суд поддержал законопроект с соответствующими поправками, которые были внесены сенатором Константином Цыбко, который сегодня уже лишен статуса члена СФ. По мнению экспертов, это новшество изменит расстановку сил в уголовном производстве в пользу прокуратуры и позволит поднять качество следствия.

Поводом для законопроекта стала неоднозначная ситуация во взаимоотношениях между прокуратурой и следствием при расследовании уголовных дел. В 2007 году был создан Следственный комитет, после чего у прокуроров отобрали полномочия возбуждать и закрывать уголовные дела. Сейчас прокуроры надзирают за следствием, в случае нарушений могут отменить постановление о возбуждении дела или порекомендовать прекратить уголовное преследование за отсутствием доказательств или состава преступления.

Если при утверждении уголовного дела по окончании расследования прокурор видит, что дело «сырое» или с нарушениями, он может лишь вернуть его обратно для дополнительного расследования и устранения нарушений. Это приводит к тому, что многие уголовные дела, возбужденные по сомнительным основаниями или с нарушениями, годами кочуют между следствием и прокуратурой или находятся в подвешенном состоянии — их и не закрывают, и не расследуют.

Во время недавнего послания Федеральному собранию президент Владимир Путин отметил низкую эффективность следствия по экономическим делам. По его данным, за 2014 год из почти 200 тыс. уголовных дел до суда дошло лишь каждое пятое. Еще 15 тыс. из них развалились в суде. Таким образом, приговором закончились лишь 15% изначально возбужденных дел. Владимир Путин призвал прокуратуру активно использовать все имеющиеся у нее инструменты контроля за качеством следствия — закрывать неправомерно возбужденные дела, не допускать передачи в суд «сырых» дел, не поддерживать сомнительные обвинения в суде.

В поправках в Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) Константин Цыбко предлагает дать прокурорам больше полномочий по контролю за следствием. Для этого он предлагает дополнить ст. 221 УПК пунктом о том, что прокурор может сам закрывать уголовные дела. Если поправка будет принята, прокуроры смогут закрыть дело, например, в случае раскаяния обвиняемого по нетяжким преступлениям, из-за отсутствия состава преступления, по истечению сроков давности или если дело было возбуждено в отсутствие заявления от потерпевшего.

Верховный суд уже направил в профильный комитет Госдумы по гражданскому, уголовному и процессуальному законодательству положительный отзыв.

«Предлагаемое расширение полномочий прокурора — одно из необходимых средств обеспечения прав обвиняемого, конституционного принципа равенства граждан перед законом и судом, — говорится в отзыве за подписью зампредседателя ВС Владимира Давыдова. — На основании изложенного представленный законопроект Верховным судом РФ поддерживается, замечаний и предложений по нему не имеется».

По мнению Давыдова, принятие этого проекта защитит права тысяч граждан, в отношении которых необоснованно возбудили уголовные дела. Также, по его словам, это повысит качество предварительного следствия и, в конечном счете, эффективность правосудия в целом.

С ним согласен и бывший зампрокурора Москвы, депутат Госдумы Юрий Синельщиков.

— Сейчас складывается такая ситуация, когда прокурору присылают дело с обвинительным заключением, он не видит в нем состава преступления, но закрыть дело не может, — рассказал «Известиям» Синельщиков, который сейчас занимает пост зампреда в комитете Госдумы по гражданскому и уголовному законодательству. — Дело приходится возвращать следователю на доработку. Через пять дней следователь присылает это же дело, но в другой редакции, и таким образом дело ходит по кругу. В Москве сейчас есть случай, когда гражданин, которого избила полиция, сам стал обвиняемым — прокурор уже целый год безуспешно добивается прекращения дела.

По словам Синельщикова, зачастую прокурорам приходится утверждать заведомо сомнительные дела, чтобы они больше не возвращались к следователю и ушли в суд. Уже в суде прокуратура отказывается поддерживать по нему обвинение и суд оправдывает обвиняемого.

По словам адвокатов, прокуроры, помимо того что исправляют процессуальные ошибки следствия, зачастую становятся единственным «фильтром», который не пропускает в суд дела, возбужденные по сомнительным обстоятельствам.

— Надзорное ведомство работает как корректор, обращая внимание следствия на ошибки, которые оно допустило, но подчас такими ошибками является грубая фальсификация доказательств со стороны следствия, — рассказал «Известиям» адвокат Иван Миронов. — В последние годы резко упало качество следствия, что отчасти связано с отсутствием должного контроля и возможностей у прокуратуры прекращать дело.

По словам Миронова, сейчас следователи понимают, что, даже если в обвинении найдутся серьезные несоответствия, дело им вернут для исправления ошибок. И опасности, что дело закроют, нет.

— А теперь им придется внимательнее относиться к своей работе, — пояснил адвокат. — Поэтому это очень нужный законопроект, который улучшит качество следствия и усилит ответственность как следователей, так и надзорных органов.

Все эксперты сходятся в том, что прокуратура от изменений только выиграет. По мнению адвоката Сергея Князькина, этот проект — отголосок старого противостояния прокуратуры и Следственного комитета.

— Это будет серьезным изменением баланса взаимоотношений следствия и прокуратуры, — рассказал «Известиям» адвокат Сергей Князькин. — О противостоянии между следствием и прокуратурой известно давно, и ярче всего оно проявилось в случае с «игорным делом», в котором были замешаны как раз представители подмосковной прокуратуры.

Князькин особо отметил, что изменения фактически наделяют прокуроров правом окончательного вердикта на любом этапе следствия.

— Получается, что вся судьба расследования будет зависеть от прокурора, — отметил адвокат.

Примечательно, что сам автор проекта Константин Цыбко давно является фигурантом уголовного дела о взятке. В декабре 2014 года СКР предъявил ему обвинение по двум эпизодам преступлений по ч. 6 ст. 290 УК («Получение взятки»). По первому эпизоду Цыбко обвиняется в том, что, будучи сенатором, взялся за 17,5 млн рублей помочь в назначении на пост главы администрации Озерского округа под Челябинском своего знакомого, Евгения Тарасова. В другом случае, по версии следствия, Цыбко получил от магнитогорского предпринимателя Олега Лакницкого взятку в 10 млн рублей за лоббирование его бизнес-интересов. Сейчас уголовное дело Цыбко рассматривается в суде.

25 июня этого года сенатор был лишен иммунитета. Однако полномочия сохранил и 24 сентября 2015 года внес указанный законопроект. А еще через шесть дней, 30 сентября, его полномочия прекратились, и на посту сенатора от Челябинской области его сменил Олег Цепкин. В октябре законопроект был одобрен на заседании комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству и был включен в план рассмотрения Госдумы на декабрь. Правовое управление ГД заключило, что Конституцию проект не нарушает, однако отметило ряд некорректных юридических формулировок в его тексте. К примеру, юристы Госдумы сочли, что поправки содержат ряд избыточных отсылок к нормам УПК, которые фактически повторяют друг друга.

Можно ли сменить прокурора, когда дело передано в суд

ПРАВОВАЯ ПОМОЩЬ ОСУЖДЕННЫМ

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ ОСУЖДЕННЫМ

Уголовное дело передано в суд

Если вы прислушались к нашим советам, и вам удалось при ознакомлении с материалами уголовного дела с помощью родственников и адвоката сфотографировать все материалы уголовного дела цифровым фотоаппаратом, распечатать их через компьютер и получить на руки через спецотдел в камеру СИЗО, это значительно облегчит вашу участь при отстаивании своих прав в суде.

После того как уголовное дело передано в суд, назначается судебное заседание. О начале судебного заседания вас известят заблаговременно повесткой. Повестка будет вручена через спецотдел СИЗО. Кроме даты и времени начала судебного заседания, в повестке будет указано, какой суд будет рассматривать ваше дело и фамилия судьи, которому поручено рассмотрение вашего дела.

Запомните, что судебное заседание не может начато ранее трех суток с момента вручения вам копии обвинительного заключения. Если рассмотрение дела начнется до истечения этого срока, судебный процесс окажется недействительным, а приговор — неправосудным и подлежащим отмене.

Как готовиться к суду.

Подсудимый должен основательно готовиться к суду. Не надейтесь только на помощь адвоката! Не будьте пассивным наблюдателем! Берите все в свои руки! Действуйте! Мир помогает только тому, кто старается помочь себе сам!

Готовиться к суду начните с внимательного изучения материалов своего уголовного дела. Из каждого тома выберите самые важные листы, систематизируйте их, помечайте, на что следует обратить особое внимание. Сразу же помечайте, какие вопросы вам следует заявлять в суде свидетелям, какие ходатайства судье.

Готовиться к суду необходимо, вооружившись Уголовным кодексом, Уголовно-процессуальным кодексом. Особую помощь вам окажут Комментарии к уголовному кодексу.

Готовясь к суду, четко определите цель, которую желаете достигнуть (оправдательный приговор, изменение уголовно-правовой квалификации преступления, либо просто максимальное смягчение срока наказания) и методы ее достижения.

Готовясь к суду, выработайте с адвокатом единую тактику поведения и защиты.

Готовясь к суду, предупредите адвоката о необходимости ведения диктофонных записей судебных заседаний (адвокат обязан в этом случае в начале судебных заседаний заявить ходатайство о ведении диктофонных записей), а родственников попросите приобрести диктофон, вести дублирующие диктофонные записи, распечатки которых незамедлительно передавать вам в камеру СИЗО.

В камере постарайтесь представить себе, вооружившись УПК, всю судебную процедуру, разыграйте мысленно роли всех участников процесса. Советуйтесь с сокамерниками, особенно с теми, кого уже вывозили на суд. Представьте себе заранее, каким будет Ваше поведение на будущем процессе. Отрабатывайте все до автоматизма. Только борьба и напряжение всех сил поддержат Вас и не дадут упасть духом. Иногда в камере разыгрывают судебный процесс: очень полезное дело.

Если мера пресечения не связана с арестом, старайтесь как можно чаще бывать на судебных процессах, наблюдайте за ходом их ведения..

Очень важно знать заранее дату рассмотрения Вашего дела в судебном заседании. Не всегда эту дату подсудимому сообщают. Обязательно попросите адвоката, хоть на минуту заехать к Вам в СИЗО, когда эта дата станет известна, а родственников выслать телеграмму.

Готовясь к суду, составьте в письменной форме все виды документов, которые, возможно, придется подавать в ходе судебного заседания: ходатайства, заявления, протесты по поводу следственных действий, отвода судье, прокурору, ходатайства о вызове свидетелей и т.д. Возможно, эти документы и не пригодятся. Но лучше все-таки иметь их на всякий случай под рукой.

Готовясь к суду, помните: особенность наших судебных процессов – поверхностное ведение протокола. Секретарь подчас ведет запись только тогда, когда ему кивает судья, протокол попросту подгоняется под приговор. Конечно, вы можете в таких случаях сделать сначала устное, а потом письменное заявление: “Запись ведется только по команде судьи”, заявить судье отвод. Но не всегда это целесообразно. Исправить положение могут как раз Ваши письменные ходатайства и заявления: их должны к протоколу приобщать. Значение для обжалования приговора имеет только то, что занесено в протокол (приобщено к нему), а не просто находится в деле! Распечатки диктофонных записей вам понадобятся для составления возражений на протоколы судебных заседаний.

Готовясь к суду, учтите, в суд, как правило, вывозят рано утром: заранее подготовьте все необходимые в суде документы, а также по мере надобности сигареты и бутерброды. Постарайтесь выспаться, отдохнуть насколько это возможно, собраться с силами.

Начало судебного заседания и порядок его проведения.

Начало судебного заседания, как правило, во всех судах одинаково: оглашают состав суда, удостоверяют личность обвиняемого, заявляются отводы составу суда (если таковые имеются). Потом оглашается обвинительное заключение, вас спрашивают: признаете ли вы себя виновным? Потом определяется порядок исследования доказательств. Обычный порядок таков: сначала допрашивают подсудимого, потом потерпевшего, затем свидетелей по списку обвинительного заключения, наконец, оглашают письменные материалы, воспроизводят видеозапись.

При наличии значительного объема материалов дела, судебные разбирательства могут производиться за несколько судебных заседаний.

Подсудимый может предложить другой порядок ведения судебного разбирательства, нежели предложенный судом в начале судебного заседания. Подсудимого нельзя принудить давать показания в определенный момент, и потому, даже если суд решил работать в обычном порядке, вы можете воздержаться от дачи показаний в начале судебного заседания, а настоять на том, чтобы сначала был допрошен потерпевший (в случае, если потерпевший его оговаривает), свидетели, а сам подсудимый — в конце.

Читайте также:  Как с помощью иска восстановить справедливость

В суде не разрешается, за исключением специально оговоренных случаев, оглашать показания, данные вами в ходе предварительного следствия. Ваши показания могут быть оглашены лишь в следующих случаях: — когда есть существенные противоречия между показаниями, данными вами на суде, и показаниями, данными вами на предварительном следствии; — при вашем отказе от дачи показаний на суде. С начала судебного заседания и до конца судебного расследования помните: — вы вправе участвовать в допросе свидетелей, потерпевших; — вы вправе высказаться по поводу доказательств, исследуемых в суде, например, оценить правдивость свидетеля или привести мотивы, которые делают показания потерпевшего сомнительными.

Иногда в качестве свидетелей бывают только работники милиции или их просто оказывается слишком много. Милиционеры обычно говорят одно и то же и порою в одинаковых выражениях. В этом случае возможен такой ход: сначала вы не обращаете на это внимание, а потом используете как кассационный довод, то есть пишете в кассационной жалобе: все показания против меня одинаковые, а это означает, что свидетели заранее сговорились или действовали по указке начальства. А можно активно включиться в допрос свидетелей-милиционеров и поймать их на неправде. Как правило, у них столько дел, что они обычно не помнят точно: кто во что был одет, что при этом делал и так далее.

Можно с помощью адвоката проверить подлинность имен понятых, даты их участия в следственных действиях. Бывает, что в протоколах оказываются подставные понятые. Так, например, при составлении протоколов берут двух алкоголиков, которые сидят в отделении милиции, или просто записывают совершенно фальшивые адреса и телефоны. На такие вещи надо обращать внимание: если по всем протоколам идут одни и те же понятые, которых для этого вытаскивают из камер в отделении милиции, а потом обратно туда сажают, на объективность следствия рассчитывать уже трудно.

Подсудимому имеют право задавать вопросы все участники процесса. Но если вы почувствуете, что вас легко могут поймать на неправде, лучше вообще ничего не отвечать прокурору и судьям.

Нужно знать, что согласно Уголовно-процессуальному кодексу, разбирательство дела в суде производится только в отношении обвиняемых и лишь по тому обвинению, по которому они преданы суду. Изменение обвинения в суде допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту. Если изменение обвинения повлечет за собой нарушение права подсудимого на защиту, суд направляет дело для дополнительного расследования. Не допускается изменение обвинения в суде на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, по которому обвиняемый предан суду.

Судебное следствие оканчивается, когда суд определяет, что все запланированные доказательства исследован

Окончание судебного следствия

После окончания судебного следствия суд переходит к судебным прениям – то есть выступлений стороны обвинения и стороны защиты. Обе стороны подводят итог судебному расследованию. Прокурор определяет квалификацию совершенного преступления, запрашивает срок наказания. Адвокат выдвигает доводы защиты .

После произнесения речей всеми участниками судебных прений они могут выступить еще по одному разу с репликами по поводу сказанного в речах других участников процесса. Право последней реплики всегда принадлежит защитнику и вам Реплика – это возражение тому, с кем вы не согласны.

По окончании судебных прений, но до удаления суда в совещательную комнату, Вы вправе представить суду в письменном виде предложения по вопросам, которые предстоит разрешить суду в совещательной комнате (о том, имело ли место событие преступления, совершили ли его Вы, виновны ли Вы в его совершении, как надлежит квалифицировать Ваше деяние).

Во время судебного разбирательства суд вправе избрать, изменить или отменить меру пресечения в отношении вас. Соответствующее ходатайство (лучше, письменное) Вы можете подавать неоднократно на любой стадии судебного разбирательства.

Последнее слово подсудимого.

После окончания судебных прений суд предоставляет последнее слово подсудимому. Вопросы к вам во время последнего слова подсудимому не допускаются. Суд не может ограничивать продолжительность последнего слова подсудимого определенным временем, но председательствующий вправе остановить вас в тех случаях, когда вы касаетесь обстоятельств, явно не имеющих отношения к делу.

Если вы в последнем слове подсудимого сообщите о новых обстоятельствах, имеющих существенное значение для дела, суд обязан возобновить судебное следствие. Однако не всегда суд может прийти к такому решению. Выслушав последнее слово подсудимого, суд немедленно удаляется на совещание для постановления приговора, о чем председательствующий объявляет присутствующим в зале судебного заседания.

От последнего слова подсудимому отказываться не стоит, хотя такое право у него есть. Если человек чувствует свою вину и его вина доказана, не надо в последнем слове подсудимому упираться и опровергать очевидное. В таком случае можно даже в последнем слове подсудимому изменить свою позицию и заявить: я признаю себя виновным. Так будет лучше. Надо быть очень гибким, ведь только один подсудимый знает до конца, что он сделал. И если он, зная свою вину, вопреки доказанным на суде фактам, упирается до последнего, это только ухудшит его положение. Но если вы не виновны, особенно тщательно готовьтесь к последнему слову подсудимого. В этом случае составьте последнее слово подсудимого в письменном виде и заявите ходатайство о приобщении этого документа к материалам уголовного дела. В дальнейшем это пригодится для обжалования приговора. Составляя текст последнего слова подсудимого, укажите на все нарушения , допущенные в ходе предварительного расследования и в ходе судебных разбирательств. Обоснуйте свою невиновность со ссылкой на закон. Последнее слово подсудимого готовьте заранее и обстоятельно.

Последнее слово подсудимого много значит. Иногда последнее слово подсудимого может перевернуть весь судебный процесс.

Почему почти никого из обвиняемых по уголовным делам не оправдают

Практически никто из обвиняемых в уголовном преступлении не может сколько-нибудь серьезно надеяться на оправдательный приговор. Такова реальность, об этом говорит статистика. А она, как известно, вещь упрямая и объективная, если только не пытаться манипулировать цифрами. Более того, статистика дает если и не неожиданный, то четкий ответ на вопрос: почему в уголовных коллегиях судов наблюдается устойчивый обвинительный уклон. Становится также понятно, почему в системе арбитражных судов (в отличие от судов общей юрисдикции) нет какого-либо очевидного уклона в решениях, почему они смелее в своих действиях…

Итак, каждый судья в России выносит от 0,16 до 0,24 оправдательных приговоров в год. То есть ни одного. Лишь раз в 5-7 лет судья оглашает такой приговор. Слово “негусто” в данном случае даже чрезмерно мягкое!

Откуда такие цифры? Они получены на основе статистических данных и нехитрых расчетов. Так, известно, сколько в судах общей юрисдикции всей страны работает судей. Около 23 000. Несложно предположить, сколько из них специализируются именно на уголовных делах — от 1/3 до половины от этого числа. Это от 7667 до 11500. Теперь нам требуется знать, сколько всего в стране вынесено оправдательных приговоров. За 2009 год полных данных нет. Используем данные за 2008 год — 1825. После этого делим количество судей (специализирующихся на уголовных делах) на число оправдательных приговоров и получаем те самые цифры, которые указаны выше — от 0,16 до 0,24.

Данные о количестве судей в России и оправдательных приговоров в 2008 году мы взяли из материалов исследования, проведенного Институтом проблем правоведения при Европейском университете в Санкт-Петербурге. Название исследования говорит само за себя — “Обвинительный уклон в уголовном процессе: фактор прокурора”. В распоряжении Право.Ru оказался полный текст исследования. Опираясь на него, мы и готовили данную статью.

Три причины, которыми принято объяснять то, что судьи выносят только обвинительные приговоры. Но эти причины — лишь прикрытие одной самой главной причины

Причина первая: многие судьи пришли из прокуратуры и остаются во власти своих прошлых профессиональных навыков — воспринимают себя как борцов с преступностью, а не защитников закона. Кроме того, судьи продолжают с сочувствием относиться к бывшим сослуживцам — прокурорам и закрывают глаза на недостатки в их работе.

Вторая причина: большинство судей получили юридическое образование еще в советское время и поэтому подходят к судебному процессу по старинке — защиту воспринимают как неизбежную и малозначащую формальность, а обвинителя, как представителя государственных интересов, слушают внимательно и внимают ему.

Третья причина: большая нагрузка на судей, из-за чего в рассмотрении дел возникает спешка. У судьи нет возможности тщательно разбираться с обстоятельствами каждого дела, поэтому часто приговоры выносятся на основе слабых доказательств.

Несомненно, все эти причины имеют значение. Однако очевидно, что все они — субъективного свойства. Старые профессиональные привычки, образование, полученное в советские годы, большая загрузка… Разве может все это рассматриваться как серьезные реальные препятствия оправдать обвиняемого, если его вина не доказана или в материалах следствия много огрехов, оставляющих неясности? Сочувствие к бывшим сослуживцам — важная вещь, но для всего есть пределы. Существует еще и здравый смысл, понимание того, что в твоих руках жизнь и судьба человека, его близких. Да и много ли времени надо профессиональному судье, чтобы понять, что в деле есть нестыковки?!

В Европе и Америке в судьи тоже часто приходят из прокуроров. И там тоже случается, что судья не совсем беспристрастен, так как благоволит к бывшим сослуживцам. Но такие случаи становятся поводом для серьезного разбирательства.

Однажды в Европейский суд по правам человека поступила жалоба на судью, рассматривающего дело “Пирсак” (Piersak) против Бельгии. Гражданин жаловался на то, что судья, ведя процесс, демонстрировал явную зависимость от позиции прокуратуры, в которой работал прежде (до того, как был назначен судьей). И жалоба была удовлетворена: ЕСПЧ констатировал, что на процессе создавалась лишь видимость независимости суда. Это нарушает статью 6 Европейской конвенции по правам человека. Кроме того, отметил ЕСПЧ, судья проявлял навыки, приобретенные в другой профессии.

В России все по-другому. Судьи часто идут на поводу у обвинения, и уличить их в этом очень сложно, практически невозможно.

Если всерьез отнестись к 3 указанным выше причинам, то нетрудно предположить, что они все же не настолько серьезны, чтобы их невозможно было устранить. Тем более, что в этом — устранении явного обвинительного уклона в судах — принимает участие даже Президент РФ Дмитрий Медведев, которому журналисты во время одной из пресс-конференций указали на подозрительно низкий процент оправдательных приговоров (они почти отсутствуют). Президент предпринял реальные шаги, направленные на гуманизацию законодательства. Сначала Дмитрий Медведев сказал о необходимости заменять содержание под стражей на другие виды наказаний в своем послании федеральному собранию (об этом мы писали здесь). Позже он сам инициировал внесение в УК поправок, смягчающих наказание и отменяющих уголовное преследование за экономические преступления (подробнее об этом вы можете прочитать здесь).

С подачи же президента серьезному реформированию подверглось МВД России (мы рассказывали об этом, например, здесь), менее серьезному — следственный комитет и прокуратура (материалы об этом выложены здесь и тут). И что же? Каков результат? К сожалению, никакого. Судьи по-прежнему выносят обвинительные приговоры даже тогда, когда доказательства вины очень рыхлые. Чего стоит, например, дело предпринимателя Олега Рощина, которого суд приговорил к 18 годам тюрьмы за экономическое преступление, мягко говоря, слабо доказанное (об этом мы подробно писали здесь).

Получается, даже Президент РФ не в состоянии отучить судей от неких старых привычек, устранить их архаичные установки? Почему? Только из-за указанных выше причин? Не верится!

Может быть, надо сменить весь судейский корпус, и тогда проблема будет решена? К сожалению, и на этот вопрос нельзя ответить утвердительно. У практики поголовных обвинительных приговоров есть другое объяснение. И оно напрямую затрагивает интересы судей. Снова обратимся к статистике. Она укажет, где искать причину.

Немногочисленные оправдательные приговоры выносятся главным образом по делам частного обвинения, рассматриваемым без прокурора

Таковы две особенности дел, по которым выносится основная масса оправдательных приговоров. Первая: составы преступлений. В основном это не тяжкие преступления, классифицируемые по статьям “Оскорбление”, “Клевета”, “Побои”, “Умышленное нанесение легкого вреда здоровью”, по 4 статьям УК РФ — части 1 статьи 115, части 1 статьи 116, части 1 статьи 129 и статье 130. То есть, это дела так называемого частного обвинения. Разбирательство инициируется исключительно по заявлению пострадавшего, дело может быть прекращено по его же инициативе.

Вторая особенность таких дел: в них практически никогда не участвует прокурор. Иными словами, это дела, в которых просто нет государственного обвинителя.

На такие дела приходится 68% всех оправдательных приговоров, 76% решений о прекращении дела по реабилитирующим обстоятельствам и 24 % вердиктов о прекращении по иным обстоятельствам (чаще всего, по примирению сторон).

Уголовные дела нечастного обвинения (с участием прокурора): оправдательных приговоров почти нет

Исключив все дела частного обвинения, мы располагаем только такими делами, в которых обвинение представлено прокуратурой. Из 1000 таких дел только по двум вынесены оправдательные приговоры. И лишь 5 прекращены по реабилитирующим обстоятельствам.

Несложно предположить, что именно присутствие или отсутствие в деле прокурора является определяющим фактором в том, каким будет решение суда. Если в деле есть прокурор, на оправдание можно почти не надеяться.

Хитрость судей: прекращение дела по нереабилитирующим основаниям. И подсудимый освобожден, и прокурор не в обиде

Почти 20% из тех уголовных дел, по которым обвиняемые не отправлены в тюрьму, прекращены именно по нереабилитирующим основаниям. Поэтому если в деле недостаточно доказательств или нарушены правила расследования, судья может либо признать вину подсудимого недоказанной, либо прекратить дело по формальным основаниям. Разумеется, чаще всего судьи выбирают второй вариант.

Почему? Ответ становится очевидным, если вспомнить, какие именно основания являются нереабилитирующими, позволяющими прекратить дело. Таких оснований два: примирение сторон или деятельное раскаяние. Примирение сторон происходит по желанию самих сторон — потерпевшего и подсудимого. Судья разрешает или не разрешает примирение, независимо от мнения прокурора.

Деятельное раскаяние инициируется следователем. Оно должно быть поддержано прокурором. Если на суде речь заходит о раскаянии, значит, прокурор поддержал его.

Но самое главное: в обоих случаях (и при примирении сторон, и при деятельном раскаянии) интересы прокурора не страдают, так как прекращение дела по таким основаниям автоматически подразумевает признание подсудимым своей вины в полном объеме. Значит, следователи и прокурор потрудились хорошо, так как вина доказана. И никому не обидно — ни прокурору, ни подсудимому. И судье такое решение не грозит неприятностями.

Поэтому если вина подсудимого не доказана или доказательства недостаточны и при этом есть возможность либо оправдать подсудимого, либо прекратить дело по нереабилитирующим основаниям, то судья выберет именно второй вариант. Ведь если вынести оправдательный приговор, это будет означать, что работа следствия и прокурора оценена “на двойку”. Кстати, прекращение дела по нереабилитирующим основаниям хорошо еще и тем, что подсудимый не сможет требовать компенсацию от государства (это можно делать, если дело закрыто по реабилитирующим основаниям).

Читайте также:  Что делать, чтобы вернуть себе право быть родителем

Прокуроры — ярые противники оправдательных приговоров. Чем это объясняется?

Объяснить это несложно. Как мы уже говорили выше, оправдательный приговор — это “двойка” следствию и прокуратуре. Получается, они не смогли собрать доказательств. Если бы все заключалось только в моральных оценках, то ситуация не была бы такой удручающей. Источник нашего портала в прокуратуре, пожелавший остаться неназванным, подтвердил, что за каждый оправдательный приговор прокурор получает выговор, а три выговора в год увольнение.

Почему судьи боятся опечалить прокурора оправдательным приговором. 4 действительно веских причины

Это лишь теоретически суды стоят выше прокуратуры и вольны принимать независимые решения. На самом деле, все несколько иначе. Есть четыре реальные и совершенно не субъективные причины, касающиеся личных интересов судей:

Первая причина: прокуратура всегда обжалует оправдательные приговоры (почему, сказано чуть выше), добиваясь его отмены.

Вторая причина: судью, вынесшего оправдательный приговор, прокуратура может обвинить в коррупции. За этим последуют проверки не только в отношении самого судьи, но и всего суда, его председателя. Разумеется, все это не радует председателя, и он не поощряет оправдательные приговоры.

Третья причина: судью могут привлечь к уголовной ответственности. Это, правда, может сделать только генеральный прокурор. Однако следственные действия проводит прокуратура того города, где находится суд.

Четвертая причина: прокуратуре принадлежит право вето при назначении судей. ККС направляет заявления претендентов на должность судей для проверки (на достоверность и правдивость) именно в прокуратуру. Поэтому она может забраковать того или иного претендента. Этим отчасти объясняется, почему так легко проходят в судьи прокуроры.

Словом, у прокуратуры есть масса возможностей создать служебные, карьерные проблемы судье. И вероятно, этим объясняется большая свобода арбитражных судей в вынесении решений — в арбитражных процессах не участвуют прокуроры, и не давят на судей.

Главная причина обвинительного уклона: судьи зависимы от прокуроров, обвинение не является только стороной судебного процесса

Как видим, судья и прокурор в чем-то зависимы друг от друга. Каждый из них имеет возможность осложнить жизнь другого (помним о том, что оправдательный приговор оборачивается выговором для прокурора). Поэтому судьи, не желая вступать в конфронтацию с прокуратурой и превращать жизнь в бесконечные проверки, выносят обвинительные приговоры. Как говорится, от греха подальше. Этим объясняется и откровенно хамское порой, неуважительное по отношению к суду поведение некоторых прокуроров на процессах.

Иногда, чтобы не обижать прокурора, не будить в нем зверя, судьи пытаются найти некое соломоново решение, как говорится, и нашим, и вашим. За что и страдают. Мы рассказывали недавно о суде над “педофилом” в Санкт-Петербурге. Судья в своем решении фактически указала, что вина подсудимого не доказана, однако вынесла, хотя и мягкий, но обвинительный приговор. Но прокуратура все равно начала проверку судьи на коррупционность… (подробнее об этом можно прочитать здесь).

Однако сам факт, что судья готов поддержать обвинение, даже если оно не представило убедительных аргументов в обоснование своей позиции, расхолаживает следователей и прокуроров, поощряет небрежность в их работе.

Говорить о том, что прокуратура является такой же стороной процесса, как скажем, адвокат, в такой ситуации просто наивно. Разве может прокурор быть обычной стороной процесса, если он еще и контролер судьи?!

Требуется радикальное системное изменение: судьи должны быть действительно независимыми от прокуратуры. Остальные причины исчезнут сами собой

Обвинительный уклон исчезнет в тот же момент, когда судьи получат возможность выносить приговоры без оглядки на прокуратуру. Это главное, что нужно сделать. И тогда множество других субъективных причин, мешающих по заслугам оправдывать подсудимых, попросту исчезнут. Судьи станут действительно независимыми и беспристрастными.

Конкретные меры, которые нужно предпринять:

  • Лишить прокуратуру права обжаловать оправдательные приговоры (пусть это делают пострадавшие).
  • Ограничить права прокуратуры в подаче апелляций и кассаций по собственной инициативе.
  • Наделить судью правом, внеся поправки в УПК, прекращать дело любой тяжести на основании примирения с потерпевшим (лицом, в отношении которого совершено преступление).
  • Дать судье законные основания инициировать деятельное раскаяние обвиняемого по своему усмотрению (невзирая на позицию следователя и прокурора).

До тех пор, пока судья останется зависимым от прокуратуры, ни призывы Президента РФ, ни усилия Госдумы, ни возмущение общественности не исправят ситуацию, и даже невиновные будут попадать в тюрьму.

Полный текст исследования “Обвинительный уклон в уголовном процессе: фактор прокурора” вы можете посмотреть здесь.

Можно ли сменить прокурора, когда дело передано в суд

Ленивые следователи, бюрократия и бесконечные проверки: бывший прокурор, который надзирал за следствием в Сибири и Московской области, а теперь перешел в адвокатуру, рассказал «Медиазоне» о своей работе и карьерном росте.

Как надзирают на следствием

Суть нашей работы такова, что прокурор проверяет законность действий. И если в регионе много историй попадают в прессу, это говорит не о том, что все плохо, а что работают все органы — не только на выявление преступлений, но и на противодействие преступлениям в правоохранительных органах.

Объем работы огромный, если кратко, то это надзор за возбуждениями уголовных дел, за отказами в возбуждении и ходом следствия, то есть за сроками [проведения следственных действий]. В Сибири я в шесть часов вставал и в шесть уходил с работы, а в Московской области постоянно до одиннадцати сидел и в выходные радовался, что могу поспать подольше перед тем, как пойду на работу. Это отчеты, проверки административно задержанных — [для этого] надо в милицию ездить. Днем я обычно решал насущные задачи, а вечером уже проверял уголовные дела.

Прокурорам поступает много жалоб на незаконное преследование, на милицейский беспредел. Надо проверять, обоснованы они, или нет, запрашивать дела. Но здесь вопрос статистики: если, например, в прошлом году мы удовлетворили семь жалоб, [в этом году] можно сделать небольшой прирост. Но если [прирост] будет большой — с нас спросят, куда мы смотрели и почему допустили нарушение. И прокурора [района] поднимут на совещании, где все областные прокуроры и начальники отделов собираются и слушают отчеты.

Политика здесь такая: удовлетворенные жалобы означают отсутствие надзора. Если полицейские кого-то избили, значит, профилактика не проводилась, мы должны были представления вносить и требования. Почему-то все спрашивают с прокуратуры.

Иногда жалобы приходится удовлетворять. Вот, допустим, человек через год пожаловался на отказ в возбуждении дела — нельзя же написать, что я вчера, перед жалобой, его отменил, пишешь — ваша жалоба удовлетворена, постановление отменено.

Как проверяют отказ в возбуждении дела

А так — поступает, допустим, постановление об отказе в возбуждении дела, мы смотрим материалы, а там неполная проверка. Нужно провести еще какие-то действия и тогда уже можно будет говорить, что проверка проведена в полном объеме и оснований для возбуждения дела нет. Или они есть. Но ведь бывает, что надо опросить свидетеля, а его просто нет. Все же ограничены по срокам [проверки], бывает, что по несколько раз решения отменяется по таким основаниям. Бывает, что [следователи] просто не успевают провести проверку из-за большого объема работы.

У прокуратуры есть еще такой показатель — выявление укрытых преступлений. И вот отказ в возбуждении дела — один из способов их укрыть. Тогда мы смотрим основания для отказа и проводим встречную проверку: обзваниваем людей или вызываем их к себе и проверяем, действительно ли они говорили, что написано [в отказе]. Бывает, человек говорит, что его попросили так сказать. Это вопиющие случаи, но они имеют место. Тогда прокуратура выносит требование возбудить уголовное дело, но следствие его может и не выполнить, и придется это решение обжаловать у их руководства.

Вообще следователи могут лениться, нет инициативы из-за маленькой зарплаты, в каждом случае это индивидуально. Ну почему вот это дело расследуется плохо, а это — хорошо? У полицейского [следователя] часто стоит задача — закрыть квартал, какой-то отчетный период. Вот у них какие-то дела уходят, они ими занимаются, а долгоиграющие перекидывают на следующий месяц. При этом в УПК же есть статья 6.1 — разумный срок уголовного судопроизводства. В Европейский суд по правам человека пошли иски из-за нарушения этих разумных сроков, и после этого по ведомствам пошло: вносите требования по этой статье.

Коррупцию мы не выявляем, у нас нет оперативных подразделений, этим занимается их внутренняя служба собственной безопасности. Если и кажется по документам, что может быть какая-то коррупционная составляющая, то… Ну, там сидят люди с высшим юридическим образованием, голословно человека обвинять в коррупции некорректно — ты его не поймал за руку. Но можно написать представление или информационное письмо, связаться с МВД, сказать что есть проблема. Но это уже на уровне прокурора района минимум решается.

«Все будут работать, чтобы был обвинительный приговор»

Со следователями мы лично контактируем. Они заходят, на какие-то вопросы отвечают, чтобы нам не писать бумагу, или хотя бы для себя — разобраться. Указания им можно давать и карандашом на постановлениях. Это экономит время, вот представьте: прокурору принесли сто материалов, допустим, все — незаконные. Он садится их печатать и теряется на сутки минимум, а если на половине быстро карандашом раскидать: здесь доделайте, тут, то сильно быстрее получается. Но тут страдает статистика, прокурор уже не сможет написать, что отменил сто постановлений — получается, немного жертвует карьерой ради продуктивности.

Если дело возбуждено, то закрывать его уже никому не выгодно — все будут бороться, даже если есть основания для прекращения. Система правосудия такова, что если нет состава [преступления], то все равно не надо прекращать дело.

Думаю, это такая политика: вот человека преследовали, может, даже посадили в СИЗО, а потом общественные защитники скажут, что он просто так сидел. И пока есть силы и возможности, все будут работать, чтобы был обвинительный приговор. Потому что оправдание будет значить, что не было прокурорского надзора: спросят, куда вы смотрели, товарищи? Возбуждения ведь проходят через прокуратуру, она же в суде представляет обвинение.

Если следователь прекратил дело за отсутствием состава преступления, его же и накажут — столько проверок будет, даже по его линии: почему человека преследовал, почему не сделал нужные выводы в самом начале? На такие вопросы и не ответишь. Принципиально надо найти виноватого. У МВД и СК это будет следователь, у прокуратуры — прокурор из-за отсутствия надзора.

Хотя вообще в идеале дела и возбуждаются, чтобы установить все обстоятельства и прийти к обоснованному решению, прекращать их или нет. Уголовно-процессуальный кодекс вообще написан шикарно, но закончить все дела в соответствии с ним невозможно. Понятно, что они обычно более или менее приведены в порядок, но чтобы полностью — я таких дел не знаю. Вот протокол допроса должен быть: вопрос-ответ, вопрос-ответ, а у нас все допросы идут сплошным текстом, и это плохо.

Я уже как адвокат прихожу к следователю, он такой [говорит моему подзащитному] — рассказывайте. Я говорю: мы не будем, вы задавайте вопросы, и наше право потом — обжаловать, может у вас вопросы наводящие будут или у вас обвинительный уклон, а вы же должны устанавливать обстоятельства, не обвинять. В этом плане, наверное, ФСБ лучше всех работает, у них четко: вопрос-ответ и вопросы продуманные.

За ФСБ редко надзирать приходится, как правило, этим занимается прокуратура субъекта [федерации], там у них есть отделы по надзору за спецслужбой с соответствующим доступом к секретности.

Карьера прокурора

Какое подразделение лучше — это индивидуально, платят одинаково. Гособвинение завязано с судом — до скольки суд работает, столько они и работают. А надзор — сколько жалоб тебе пришло, столько ты и разгребай.

Карьерный рост — вообще провокационный вопрос, даже для анонимного разговора. Думаю, если посмотреть родственные и другие связи прокуроров районов, то все станет понятно. Бывает, в прокуратуре сын генерала карьеру делает, бывает, кто-то по объявлению пришел. В остальном это еще и вопрос команды, насколько я знаю, если меняется прокурор области, то его люди становятся прокурорами районов, а те, кто был на их местах, уходят в аппарат и теряют реальную власть, занимаются статистикой. Это было бы хорошо на начальном уровне: уйти в аппарат и там карьеру делать. А [уходить туда] с должности прокурора района — уже нет.

Про взятки тоже надо спрашивать минимум у прокуроров района. Я свечку не держал, наверное, какие-то вопросы решаются, но это на уровне предположений. Хотя из моих коллег я единственный на работу пешком ходил. На прокурора района есть смысл выходить, он скажет [подчиненным], и никто спрашивать не будет. А на помощника прокурора же и могут доложить, та же милиция скажет, что с ним что-то не так.

«У Следственного комитета все совсем безобразно»

Сейчас, со стороны, кажется, что беспредела намного больше, что он везде. Когда я работал в прокуратуре, казалось — ну, у нас почти все законно, сейчас подравняем. Но там ты не сталкиваешься с людьми, тебе приходят бумаги, ты бумаги и оцениваешь, тебе люди не говорят, в какую ситуацию они попали и что претерпели от полиции и Следственного комитета.

Надзор еще иногда участвует в заседаниях по мере пресечения. И я ходил, и, бывало, выступал против ареста, которого требовал следователь. В Сибири еще судья был классный — и профессионал, и как мужик рассуждал правильно. В Москве же на процессе прокурор бубнит «считаю обоснованным, бу-бу-бу», и я тоже такой тактики изначально придерживался. А тот судья спрашивал — а чем обосновано-то все это? Вы хоть обоснуйте, говорил, поддержите. И это приятно, так сам процесс правильно построен. Даже арестант понимает — прокуратура не просто мямлит, а что-то обосновывает.

Иногда кажется, что в полиции уровень профессионализма выше, чем у СК, эти вообще наобум дела загоняют, очень много беспредела, на них и жаловаться сложнее — у них меньше статистики, которую им прокуратура может подпортить. Хотя, насколько я знаю, в одной из прокуратур в Московской области был такой конфликт, что даже заместителя прокурора не пускали в комитет, приходилось из областной прокуратуры приезжать и разбираться.

Как адвокат уже могу сказать, что у Следственного комитета все совсем безобразно. Ведь если человека осудили и все грамотно сделали, даже если он вину не признает, в душе-то он понимает — все доказали и деваться некуда. А если по беспределу посадили, человек не понимает, за что. Комитет вообще сильно изменился после выделения из прокуратуры. Раньше на совещаниях как было: надзор свободен, следствие — останьтесь. Был большой коллектив, много направлений, и не хотелось за одно из них краснеть. А теперь там начальник помогает своим.

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ссылка на основную публикацию